ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

К тому же туман, сильные ветры, сплоченные льды не способствовали продвижению вперед. Иногда приходилось отступать, чтобы не попасть в ледовую ловушку. Запасы угля с каждой милей таяли, а ледовая обстановка не улучшалась. О дальнейшем продвижении на восток нечего было и думать.

У острова Таймыр "Заря" встала на зимовку. Участники экспедиции, разбившись на небольшие партии, приступили к изучению Таймырского полуострова и архипелага Норденшельда. Зимовка проходила нормально, если не считать нескольких случаев заболевания цингой и все более обострявшихся отношений между начальником экспедиции и командиром "Зари" лейтенантом Н. Коломейцевым, как теперь принято говорить, из-за психологической несовместимости.^Коломейцев был отличным моряком, но обладал твердым и неуступчивым характером. Толль для пользы дела решил от него избавиться.

Вскоре нашелся предлог. Начальник экспедиции поручает Коломейцеву вместе с С. Расторгуевым доставить почту на материк и организовать запасные склады угля на Диксоне и на острове Котельный. Капитаном "Зари" становится лейтенант Ф. Матисен.

Почти год находилась "Заря" в ледовом плену. Лишь в середине августа 1901 года яхта начала свою вторую навигацию. У мыса Челюскина выполнили астрономические и магнитные наблюдения, на берегу сложили гурий. Толль искал несуществующую Землю Санникова, а кто мог предположить, что к северу от мыса Челюскина находится огромный неизведанный архипелаг, который через двенадцать лет откроет экспедиция В. Вилькицкого.

До Новосибирских островов дошли почти по чистой воде, но севернее острова Котельный начались сплошные ледовые поля. Из-за густого тумана видимости никакой. В таких условиях можно пройти десять раз мимо земли и не заметить ее. Тогда Толль решил идти к острову Вен-' нетта с тем, чтобы остаться там на вторую зимовку. Остров был уже виден, но попытка в течение трех дней подойти к нему не увенчалась успехом. Находиться в дрейфующих паковых льдах ^становилось опасно - в любую минуту судно могло быть раздавлено. Оставалось повернуть на юг и следовать обратно к острову Котельный. Здесь в Нерпичьей губе началась вторая зимовка. К ней моряки, используя опыт прежней, хорошо подготовились. Запаслись плавником для топлива и постройки павильонов для наблюдений. Работы не прекращались. Выл выполнен комплекс гидрографических, физикогеографических и геологических исследований.

Толль понимал, что при крайне ограниченных запасах угля и тяжелой ледовой обстановке подойти к загадочной Земле Санникова на судне уже невозможно. Тогда он решил в сопровождении астронома Ф. Зееберга и охотников В. Горохова и Н. Протодьяконова достичь острова Беннетта. Этот остров был совершенно неисследован. Толль надеялся, что с острова Беннетта ему удастся пройти на собачьих упряжках и байдарах севернее и, быть может, открыть эту легендарную землю.

5 июня 1902 года группа Толля покинула яхту.

В середине июля 1902 года "Заря" вырвалась из бухты Нерпичьей, но подойти к острову Беннетта ей не удалось. Угля хватало лишь на то, чтобы добраться до бухты Тикси. И Матисен повернул на юг, выполняя инструкцию начальника экспедиции, чтобы доставить ученый персонал и экипаж на материк для следования на родину.

Спасательная экспедиция обнаружила на острове Беннетта некоторые вещи и записку Толля с датой посещения острова. Дальнейшие поиски экспедиция посчитала бесполезными и покинула остров. Судьба Толля и его спутников навсегда осталась тайной Арктики. Яхта "Заря" была разоружена и всеми покинутая долго стояла в бухте Тикси. Еще в тридцатые годы можно было видеть ее жалкие останки.

* * *

Г.НУЛИН

"ХЕДА" ВОЗВРАЩАЕТСЯ В ЯПОНИЮ

11/83

mf017-m.jpg

ПОСЛЕ ГИБЕЛИ 7 ЯНВАРЯ 1855 года фрегата "Диана", попавшего в цунами в бухте Симода у острова Хонсю, положение спасшихся 500 русских моряков было не из легких. Шла Крымская война, на Дальнем Востоке англо-французская эскадра держала под контролем морские пути и блокировала порты. Возвратиться на родину не на чем и даже нельзя сообщить о постигшем их несчастье. Потерпевшие кораблекрушение добрались до бухты Хеда. Адмирал Е. Путятин обратился к японским властям за разрешением построить своими силами небольшой корабль. Власти дали согласие и даже заверили, что всячески будут содействовать этому.

С погибшей "Дианы" спасти почти ничего не удалось, но уцелела часть библиотеки. В журнале "Морской сборник" нашли описание и строительные чертежи небольшой двухмачтовой шхуны. Моряки принялись за дело. Начали с того, что соорудили простейший стапель и кузницу.

Японцы в то время не знали, как строятся морские парусные корабли.

Кроме плоскодонных джонок, флота у них тогда не было. Легко понять, с каким старанием японцы помогали строить корабль, используя возможность изучить русское судостроение.

Русские матросы с японскими плотниками изготовляли шпангоуты, бимсы, доски для обшивки. Во всю кипела работа в кузнице. Два японских чиновника все стадии постройки аккуратно записывали и делали эскизы всех деталей и частей будущего корабля. К удивлению русских, японцы, оказывается, не знали, как гонится смола и для чего она применяется. Одновременно шили из бумажной ткани паруса. Для вытачивания шкивов и других деталей сделали простейший токарный станок.

Одним словом, на берегу бухты Хеда образовалось совместное русско-японское адмиралтейство. Участвовало в работе большое количество людей, а еще больше было зрителей. Между русскими моряками и местными жителями сложились дружественные отношения. Несмотря на то, что японцы сами пострадали от землетрясения, они делились с русскими пищей и одеждой.

Не прошло и трех месяцев как корабль, нареченный именем бухты, был построен. В середине апреля 1856 года состоялся торжественный спуск на воду первого крупного судна, построенного на берегах Японии. Местные жители не представляли себе, как смогут русские спустить на воду такое большое судно, и на всякий случай отошли подальше. Для своих джонок они применяли катки, а это вдруг по команде само заскользило к воде по полозьям...

Командиром шхуны стал один из активных ее строителей лейтенант А.Колокольцев. Длина "Хеды" по палубе составляла 21,3 м, ширина - около 6 м. Это была двухмачтовая шхуна с гафельными парусами, стакселем и кливером. Для движения в штиле применили 6 больших весел.

В единственной надстройке поставили печь с котлом для приготовления пищи. По длине корпус был разделен на отсеки двумя переборками.

В кормовой части находились каюткомпания и помещение для офицеров, в среднем - провизия и бочки с водой, а выше на дощатом настиле - кубрик для матросов.

Шхуна могла принять на борт только человек 50, а для остальных пришлось зафрахтовать два иностранных судна. Сам адмирал Е. Путятин предпочел отправиться домой на "Хеде".

Ему все-таки удалось подписать русско-японский договор (1865 г.), положивший качало дипломатическим и торгово-экономическим отношениям между двумя странами.

Из Симоды получили сообщение о появлении французского военного корабля. Неприятель искал русских моряков и хотел перехватить шхуну.

Адмирал расплатился с гостеприимными японцами и приказал срочно выходить в море. При первом же испытании шхуна показала хорошие ходовые качества. Она легко входила на волну в при штормовом кливере развивала скорость свыше 10 узлов.

Русские моряки оказались неплохими судостроителями!

Через 12 суток показались покрытые снегом сопки Камчатки. На подходе к Ава чиненой губе всю ночь дул сильный ветер, а к утру заштилело и пришлось взяться за весла. Примерно в 8 милях прямо по курсу вдруг обнаружили два неприятельских корабля. Силы были явно неравны и положение для русских моряков становилось критическим. Но к счастью, так продолжалось недолго. Вскоре корабли, как потом оказалось, английские, изменили курс и скрылись за горизонтом.

Когда встали на якорь в Авачинской губе, то стало известно, что из Петропавловска русские корабли и войска две недели назад ушли к устью Амура. Запаслись пресной водой и рано утром снялись с якоря.

12
{"b":"104347","o":1}