ЛитМир - Электронная Библиотека

Между Тони и Стивом установилось полное взаимопонимание. Им было хорошо друг с другом, и если она иногда ощущала себя за бортом, вне их магического круга, то винить тут некого, кроме себя самой.

Она приоткрыла застекленную дверь, ведущую в гостиную. В доме было тихо. Может, они еще в гараже, возятся с машиной? Она недоуменно покачала головой. И откуда у них столько терпения?

Приятно усталая после пребывания на пляже, Сьюзен вошла в комнату, где она провела прошлую ночь. Мягкая широкая кровать выглядела так соблазнительно. Только час дня – вполне можно ненадолго прикорнуть перед отъездом. Она прилегла, укрывшись широким пледом. Слегка вздремнуть – вот все, что ей надо.

Однако непривычно долгая ходьба, свежий воздух вкупе с теплом и уютом мягкой постели сделали свое дело – молодая женщина погрузилась в долгий глубокий сон.

Прошли часы, прежде чем Сьюзен проснулась и с удивлением увидела, что в комнате темно. Она ощупью включила бра у кровати и глазам своим не поверила – седьмой час! Она проковыляла в ванную и ополоснула лицо холодной водой. Почему я так разоспалась? – удивилась она. И как это они не разбудили меня?

Сьюзен обнаружила их в маленькой гостиной, где Тони учил Стива играть в триктрак. Оба были так увлечены игрой, что не заметили ее появления, и несколько мгновений она умиленно смотрела на них.

Наконец Сьюзен сказала:

– Ничего себе, хороши друзья – разрешили мне проспать почти весь день. – Она улыбнулась, давая понять, что на самом деле не очень-то сердится.

Тони со Стивом с удивлением уставились на нее.

– А разве надо было тебя разбудить? – спросил Тони.

– Ну, ничего страшного. Просто я не люблю вести машину в темноте. Но это мне не впервой.

– Ну, мам, – захныкал было Стив, но Тони взглядом заставил его замолчать.

Тони, потягиваясь, не спеша поднялся на ноги. Сьюзен как зачарованная смотрела на его высоко поднятые руки и напряженные мускулы плеч.

– Прости, я думал, ты знаешь, что мы проведем здесь вместе весь уик-энд. Обед почти готов – и я обязательно бы тебя разбудил, чтобы ты смогла оценить наш последний шедевр.

Провести вместе весь уик-энд! Это предложение повергло ее в тревогу. Только бы они не заметили ее волнения! До сих пор встречи с Тони были короткими и случайными. А тут – целый уик-энд!

Сьюзен отчаянно искала предлог, чтобы отказаться, любой – неважно какой. Наконец с чувством облегчения, как боксер на ринге при звуке финального свистка, она вспомнила о портфеле с бумагами.

– Мне нужно сделать еще уйму работы до понедельника, – огорченно сказала она. – Всю неделю я готовилась к совещанию и запустила все остальные дела.

Она была рада, что вспомнила о работе: казалось, это прекрасный предлог для отъезда.

– Нет проблем, – возразил Тони. – Можешь работать здесь хоть весь завтрашний день. – Он указал на письменный стол орехового дерева в дальнем конце комнаты. – Здесь никто тебя не потревожит.

Сьюзен стояла и беспомощно смотрела на Тони. Что теперь? Она заметила огорченное лицо Стива. Мальчику определенно хотелось остаться. И какая, собственно, разница, где работать? Не финти! Разница в том, что здесь Тони. А ты сама знаешь, как он на тебя действует. Или забыла уже?

Тони дожидался ее ответа, прилагая неимоверные усилия, чтобы скрыть свою заинтересованность за светской любезностью. Не подталкивай ее! – предупреждал он самого себя. Он приуныл, заметив усталость, мелькнувшую в глазах Сьюзен. Шансы получить положительный ответ на его сватовство, похоже, все уменьшались.

Но тут она улыбнулась. Ах, эта улыбка, с присущим ей выражением – эх, была не была, – с каким она соглашалась на самые рискованные шалости в детстве! Он помнил эту улыбку и мечтал снова увидеть ее на любимом лице. Эта улыбка – хороший знак!

– Что ж, я согласна. Ты доволен, Стив? Стив, встретившись с Тони глазами, расплылся в широченной улыбке.

– Ну еще бы, мам. – Он вскочил и крепко обнял ее, потом пробормотал, покраснев: – Пойду, пожалуй, помою руки перед обедом.

* * *

Обед был просто изумительный. Сьюзен не могла припомнить, когда она в последний раз столько ела. Да, пожалуй, ни разу с тех давних времен, когда им готовила мама Анджелина. Вино Тони выбрал тоже великолепное, и к концу обеда Сьюзен почувствовала себя слегка навеселе.

– Мам, можно я пойду посмотрю телевизор?

Сьюзен с удивлением взглянула на Стива. Зачем это ему понадобился телевизор, раз здесь был Тони?

– А что ты собираешься смотреть? – Они с Ханной тщательно следили за тем, какие программы смотрит ребенок.

Ангельская невинность, написанная на лице мальчика, могла бы насторожить Сьюзен в другое время, но сейчас она слишком расслабилась.

– Один из фильмов Жака Кусто.[1]

– Хорошо, если Тони не возражает, – кивнула Сьюзен.

– Что за вопрос, Стив, – улыбнулся Тони. – Ты же знаешь, где телевизор. Располагайся, пожалуйста.

Никогда Сьюзен не видела, чтобы Стив так торопился уйти. Может быть, постоянно проводя время с Тони, он перестал так боготворить своего кумира? Это было бы неплохо – установить более здоровые, разумные отношения вместо этой восторженности.

– Не перейти ли в гостиную? – предложил Тони, подойдя к ее стулу. – Там можно посидеть у камина, наслаждаясь тишиной и покоем.

Пропуская Сьюзен в дверь гостиной, он слегка коснулся ее плеча. Через стеклянную стену была видна лишь белая пена прибоя, а отдаленный шум волн своими ритмическими повторами только усиливал ощущение покоя.

Тони включил какую-то тихую нежную музыку, усадил ее на диван, а сам принялся разжигать камин, так что вскоре поленья затрещали в ярких язычках пламени. Сьюзен, забыв обо всем, смотрела на огонь. Тони поставил на столик два бокала с вином и уселся рядом.

– Что-то раньше я не видел тебя такой раскованной, – пробормотал он, усаживаясь поближе к ней.

– Да уж я и сама позабыла, когда я так себя чувствовала, – с улыбкой призналась Сьюзен и, взглянув на Тони, потянулась к бокалу. – Спасибо тебе. Звучит банально, но мне действительно нужна была передышка. – Она отхлебнула из бокала и удовлетворенно вздохнула.

Тони откинулся назад и невзначай положил руку на валик дивана у нее за спиной.

– Мне так хорошо, когда вы оба рядом со мной, но я думаю, ты и сама это знаешь.

Она, вдруг почувствовав, что голова так и клонится набок, уткнулась в его теплое мускулистое плечо.

– Ты был очень мил, и я страшно благодарна тебе. Но я прекрасно осознаю, что для романтического героя ты уделяешь слишком много времени Стиву.

– Почему ты так считаешь?

– Ведь ты проводишь с ним три-четыре дня в неделю. Уверена, что твои подружки недоумевают, чем ты занят.

– Это твой хитроумный способ узнать, встречаюсь ли я с женщинами?

Сьюзен выпрямилась. Именно это и интересовало ее, и ей стало обидно, что Тони так легко ее раскусил.

– Извини. Это действительно не мое дело. Тони взял ее за плечи и медленно развернул лицом к себе.

– А хочешь, сделаем так, что оно станет твоим? – прошептал он. Потом, прежде чем Сьюзен успела ответить, он наклонился и поцеловал ее, если легкое быстрое касание губами можно назвать поцелуем. Это был скорее вопрос, легкое колебание, создающее впечатление неуверенности. Странно – этот человек и вдруг не уверен в себе! Будь то на игровом поле или еще где-нибудь, Тони Антонелли всегда знал, чего он добивается.

Чувствовать себя в объятиях Тони было так естественно, на какой-то момент Сьюзен показалось, что так и должно быть. Ощутив, что ее сопротивление ослабевает, Тони постарался воспользоваться моментом. С легким стоном он притянул ее к себе, прижал к груди и стал покрывать ее лицо страстными поцелуями, уносящими в прошлое.

Постепенно, как бы припоминая давно забытое искусство, Сьюзен стала отвечать на его поцелуи. Ее руки скользнули по широкой, мускулистой груди, обвили шею и наконец зарылись в густых черных кудрях.

вернуться

1

Жак-Ив Кусто (род, 1910) – французский океанограф и кинематографист, изобретший способы вести подводные съемки.

18
{"b":"104353","o":1}