ЛитМир - Электронная Библиотека

Похоже, Господь проявляет к нему милосердие.

– Это что, шантаж? – поинтересовался Дрейтон, решив, что не следует слишком поспешно принимать предложенные условия.

– Лучше назвать это подкупом… моего пытливого ума… А вообще мне наплевать, как что называется, главное – добиться своего.

– Безжалостное дитя.

Симона обнажила, зубы в улыбке:

– Как думаешь, из меня получится хорошая фехтовальщица?

– Несомненно, – кивнул Дрейтон.

Да, жаль, что его отца уже нет в живых… Потому что Роберт Маккензи, обожавший, старинное: оружие и прежние методы ведения боя, часто сокрушался, что современная молодежь совершенно не ценит искусство умерщвления и нанесения увечий при помощи клинка. Старик был бы рад познакомиться с Симоной.

– Я люблю побеждать, – продолжала между тем его юная подопечная. – И Кэрри, кстати, тоже, если тебе интересно знать. Но она, конечно же, дерется как девчонка.

– Скорее она способна сражаться как женщина, – поправил Дрейтон. – Это существенная разница.

Симона засмеялась.

– Слушай, Дрейтон, а ты женат? – поинтересовалась она, когда они, обогнув здание гостиницы, подошли к ступеням парадного входа.

– Нет, – коротко ответил он.

Черт! Каким, же будет следующий вопрос?

– А почему?

Данная тема была совсем непростой, и он не собирался обсуждать ее со своей подопечной. Ни сегодня, ни завтра.

– Тебя это не касается.

Несколько секунд Симона молчала, а когда поднялась на первую ступеньку, заявила:

– Наверное, ты подумал и решил, что нет смысла заводить собственную корову, если есть возможность сосать молоко на дармовщинку.

Черт! Можно сказать, попала в самую точку. Но признавать это, конечно, не следует. И вообще, это совсем не та беседа, какую подобает вести с дамой любого возраста.

Дрейтон грозно посмотрел на Симону:

– Ты хотя бы иногда думаешь, прежде чем что-то сказать?

– Иногда думаю. – Она опять расплылась в улыбке. – Вот как раз сейчас я подумала, что на сегодня сказано достаточно и будет лучше, если я умолкну.

– У тебя отличный инстинкт самосохранения, – заметил он, подходя к открывшимся передними дверям.

– Еще бы.

– Шагай вперед, – скомандовал Дрейтон, пропуская Симону первой.

Интересно, сколько у него есть времени, прежде чем она споется с Кэролайн? Наверное, немного, подумал он, видя, как к ним направляется хозяин гостиницы. А значит, нужно как можно скорее все обдумать и определиться насчет Кэролайн самому.

Глава 4

Вопреки ожиданиям Кэролайн довольно легко удалось укутать Фиону пледом, и через несколько минут, когда девочка убедилась, что ей ничего не угрожает, она с готовностью вылезла из-под коптильни. Единственное, чего она не хотела делать, так это хотя бы на мгновение выпустить руку Кэролайн. А хватка у этой крохи оказалась на удивление крепкой.

А еще Фиона была невероятно грязной. Но в отличие от Симоны она не источала скверные миазмы большого города – главным образом от нее пахло землей и дымом. Как, впрочем, теперь и от самой Кэролайн. Подходя вместе с Фионой к главному входу гостиницы, она с улыбкой взглянула на свою запачканную золой юбку. Что ж, это совсем небольшая цена за обретенное доверие ребенка.

Фиона была красивой девочкой. Вернее, будет красивой, если как следует отмоет и расчешет волосы. А эти глаза… Они поражали не только своим бесподобным изумрудным цветом, но и застывшим в них выражением безмерной печали. Кэролайн было достаточно лишь на несколько мгновений заглянуть в эту бездонную глубину, чтобы проникнуться к своей младшей сестренке самыми нежными чувствами.

Фиона ни в чем больше не будет нуждаться благодаря лорду Райленду, если, конечно, он не преследует каких-либо дурных целей. Девочка немного прихрамывала на правую ногу, и при ходьбе это было заметно гораздо больше, чем при беге. Кэролайн бросила взгляд на маленькие босые ступни сестры – выглядели они вполне здоровыми, никаких изъянов не наблюдалось. Вероятно, причина неровной походки заключалась в том, что одна нога была несколько короче другой.

Ну ничего, возможно, опытный врач устранит эту проблему, и тогда ее сестра сможет ходить нормально. Нужно обязательно настоять, чтобы лорд Райленд нашел самого лучшего специалиста. В случае же если все достижения медицины, которыми только можно воспользоваться за деньги, не помогут, они позаботятся о специальной обуви, компенсирующей различие в длине ног, чтобы девочка ни на миг не усомнилась в своей привлекательности. Ну а если кто-нибудь попробует над ней насмехаться…

Кэролайн улыбнулась, вспомнив, как досталось мальчишке, который посмел обидеть Фиону. Настанет день, когда весь Лондон будет трепетать перед «Неистовой Симоной», и тот, кто в силу своей глупости позволит себе сделать нелестное замечание в адрес ее младшей сестры… Что ж, тот вполне может недосчитаться определенной части тела.

Вообще они втроем представляют собой довольно странную семейку. У нее самой волосы русые, глаза голубые, а у Симоны светлая кожа, черные глаза и кудри цвета воронова крыла, Фиона же являет собой воплощение лесного эльфа. И при этом у каждой свой характер. Можно ли где-то еще отыскать трех других столь разных сестер?

Она ни разу не видела их общего отца и потому не могла знать, насколько Симона и Фиона на него похожи. Сама она во многом являлась копией собственной матери – как по внешности, так и по характеру. И если Симона с Фионой похожи на своих матерей… Что ж, тогда их папочка обладал довольно-таки эклектичным вкусом по части женщин.

То, что они трое принадлежали к столь разным слоям общества, наводило на мысль, что их отец был человеком. Который без колебаний переступал классовые барьеры, когда к тому взывала его плоть. А тот факт, что они до сих пор не были признаны его дочерьми, свидетельствовал о том. Что он сознательно использовал эти классовые различия, чтобы уклониться от материальной и моральной ответственности.

Что ж, пускай они были незаконнорожденными девицами, а их отец – представителем высшего, привилегированного сословия… В конце концов, он потерял гораздо больше от того, что их не знал.

С этой мыслью Кэролайн мягко сжала маленькую ладошку своей сестры.

Фиона вдруг резко остановилась и дернулась назад, не дав ей больше сделать ни шагу. Кэролайн удивленно посмотрела на сестру, проследила за ее обеспокоенным взглядом и увидела около ступеней главного входа лорда Райленда, который так же, как и Фиона, застыл на месте.

Встретившись глазами с Кэролайн, он поднял брови. Но к ее облегчению, не в саркастически-презрительной манере, а как бы вопрошая, каким образом ему следует вести себя с девочкой. Что ж, возможно, он не так уж безнадежен.

– Не бойся, он тебя не обидит, – заверила Кэролайн, улыбнувшись сестре. – Он хороший человек.

Фиона неуверенно кивнула и, держась поближе к Кэролайн, двинулась вместе с ней дальше. Когда они подошли к Крыльцу, Дрейтон тотчас же отступил к цветочному вазону, Предоставляя им более чем достаточный проход.

Кэролайн мысленно усмехнулась: кто бы мог подумать. Что лорд Райленд с таким пониманием отнесется к детским страхам!

– Какие комнаты наши? – поинтересовалась она, поднимаясь по ступеням.

– У девочек пятый номер, у вас – шестой. Это наверху.

Кэролайн, не оборачиваясь, кивнула. Перед ними распахнулись массивные двери, и Кэролайн поспешила перевести Фиону через порог прежде, чем потрясенная сестра лишится способности передвигать ногами. Пока девочка, открыв рот и вытаращив глаза, озирала огромный, сверкающий позолотой холл, лорд Райленд вошел следом за ними.

Он остановился слева от Кэролайн и почти шепотом произнес:

– Я распоряжусь, чтобы вам принесли хлеба и сыра – слегка перекусить. А ужин накроют в отдельной столовой, как только вы и ваши сестры будете готовы. Там и увидимся.

– Благодарю вас, ваша светлость, – так же тихо отозвалась Кэролайн.

11
{"b":"104355","o":1}