ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Без обид! Как эмоциональный интеллект помогает общаться с коллегами и руководством
Кому я должен? Часть 1
Сталинский сокол. Комдив
Темные века европейской истории. От падения Рима до эпохи Ренессанса
Curly Girl Метод. Легендарная система ухода за волосами с характером
Танец над бездной
Хрупкое равновесие. Книга 1
Лавандовая лента
Поток: Психология оптимального переживания

На мгновение Кэролайн показалось, что Дрейтон вот-вот раскинет руки для объятий, и внутри у нее все затрепетало. Но он остановился в нескольких шагах, на удивление точно определив подобающую дистанцию, и его руки остались опущенными. Кэролайн испытала некоторое разочарование, однако Дрейтон медленно растянул губы в улыбке, заставляющей ее сердце буквально таять, и в окружающем мире тотчас же воцарилась идиллия.

– Как вижу, Хейвуд вас наконец-то разыскал.

Дрейтон кивнул.

– Могу я пригласить вас на танец?

– Насколько мне известно, сэр, – раздался слева не очень-то учтивый голос, – в карточке леди Кэролайн следующим стоит именно мое имя.

Прежде чем Кэролайн успела отреагировать, Дрейтон всем корпусом повернулся к подошедшему и, приподняв бровь, улыбнулся:

– Позвольте, представиться: я лорд Дрейтон Маккензи, герцог Райленд. С кем имею честь?

– Я уступаю вам этот танец, ваша светлость, – выдавил из себя молодой человек так, словно в его легких почти не осталось воздуха.

Невольно Кэролайн стало жаль своего несостоявшегося партнера, имени которого даже не запомнила, однако не столь глубокое, чтобы рассыпаться в извинениях. Дрейтон тем временем взял ее под локоть и повел в центр зала.

– Это было впечатляюще, – проговорила она. – Несколько чванливо, но впечатляюще.

– Я просто устал от всех этих игр, – отозвался он. Оркестр между тем заиграл вальс. – Мое терпение практически полностью исчерпано.

– Это заметно, – улыбнулась Кэролайн.

Они быстро встали, в позицию и без промедления влились в яркий круг танцующих пар.

Учащенно дыша, Кэролайн не отрывала взгляда от пуговиц на сорочке Дрейтона. Как ни удивительно, но теперь она двигалась необычайно плавно и складно – похоже, ее ноги сами знали, куда им нужно ступать. Да, когда танцуешь с уверенным в себе мужчиной, умеющим вести даму, все получается гораздо лучше. Кэролайн в блаженстве прикрыла глаза, на ее губах играла улыбка. Она ощущала невероятную легкость во всем теле и практически забыла о существовании других танцующих пар. Она была готова отправиться с Дрейтоном куда угодно, лишь бы никогда не возвращаться обратно.

Кружа Кэролайн в вальсе, Дрейтон украдкой глянул на ее лицо.

Как она прекрасна, как восхитительно смотрится в его руках! Кажется, будто она создана именно для него. Одна только мысль о том, что к ней может прикоснуться другой мужчина, заставив ее так же сладко улыбаться…

– Кэролайн, зачем ты здесь?

Ее улыбка стала еще шире.

– Мне надоело топтать ноги своему учителю танцев в замке Райленд, поэтому я приехала в Лондон для поиска новых жертв.

– Ну и как, нашла интересные объекты?

– Только один.

– Вот как?

– Но к сожалению, – продолжила Кэролайн, открывая глаза и снова, устремляя взгляд на пуговицы его рубашки, – я теряюсь в догадках, как он ко мне относится. Поэтому пребываю в некотором затруднении.

– Можно было бы поручить, навести соответствующие справки Хейвуду, – предложил Дрейтон. – Возможно, в это нелегко поверить, но при должном настрое он вполне способен быть умелым и тактичным посредником.

Ну да… «Хейвуд, будьте так любезны, поинтересуйтесь у Дрейтона, любит ли он меня. А я пока спрячусь за той пальмой и буду вас ждать». Как смешно!

– Мне кажется, – проговорила Кэролайн, подняв глаза и встретив, взгляд Дрейтона, – что это как-то трусливо… подсылать другого человека с сугубо личными вопросами. И не только трусливо, но и по-детски.

– Склонен с тобой согласиться, – отозвался Дрейтон. – И вообще, когда знаешь человека недостаточно хорошо, чтобы задавать ему личные вопросы, то не стоит этого и делать. Надеюсь, что в моем случае все обстоит иначе… Ты можешь задавать мне любые вопросы и рассказывать обо всем без утайки.

– Ну что ж, – произнесла Кэролайн, глядя на него искрящимися глазами. – Наверное, я должна уведомить тебя, что леди Обри пригрозила отказать мне в своем покровительстве, если я покину замок Райленд.

– Уверен, что сия угроза задержала тебя не более чем на пару секунд, – предположил Дрейтон, сожалея, что ему не довелось присутствовать при той сцене. Вероятно, леди Обри до сих пор отходит от потрясения.

– Возможно, даже меньше.

– И почему же ты пошла на это?

Он слегка прижал ее к себе, так что лиф платья коснулся лацканов его сюртука, но они продолжали слаженно двигаться в танце.

– Главным образом потому, – начала она, глядя на него и восторгаясь их обоюдной дерзостью, – что за последние недели я кое-что осознала… А именно, что существует и худший удел, нежели скандальная репутация.

Дрейтон улыбнулся. Его сердце словно воспарило от наполнившей его уверенности.

– И что же может быть хуже скандала? – спросил он, замедляя кружение и постепенно отдаляясь вместе с Кэролайн от прочих.

– Покорное согласие делать то, что от тебя ожидают окружающие, – тихо ответила она и, оторвав затянутую в перчатку руку от плеча Дрейтона, провела пальцами по его щеке, – притворяясь, что это не требует от тебя каких-то усилий и самопожертвования и что ты вполне довольна жизнью.

Поскольку после прикосновения Кэролайн было совершенно бесполезно делать вид, будто они просто танцуют, Дрейтон полностью прекратил движение и, взяв ее руку, приник к ней губами.

– Так ты была недовольна своей жизнью в замке Райленд? – спросил он, видя явное обожание в глазах Кэролайн. Музыканты продолжали исполнять вальс, однако кружащиеся по залу пары мало-помалу стали останавливаться одна за одной. – Тебе было скучно, и ты решила отправиться в веселый и шумный Лондон?

Она медленно покачала головой:

– Нет, я приехала сюда потому, что соскучилась по твоему голосу, по твоей улыбке и даже по твоей манере поддергивать манжеты. Мне не хватало твоего присутствия, твоей прямоты и доброжелательности, всего того, что заставляло меня радоваться жизни и смеяться. Я уже не могла в одиночестве спать в твоей постели и, просыпаясь, осознавать, что ты держал меня в своих объятиях лишь во сне.

– Кэролайн, ты меня любишь?

Она улыбнулась, и свет, исходящий из глубины ее глаз, дал ему ясный ответ, от которого стало необычайно легко на сердце.

– Ты ведь понимаешь, это было бы очень глупо и недальновидно, – почти прошептала она.

– Не говоря уж о том, что невыгодно в финансовом отношении, – добавил Дрейтон, обнимая ее за талию.

– Совершенно верно. – Кэролайн обвила руками его шею и, глядя прямо в глаза, улыбнулась: – Но ты ведь тоже в меня не влюблен?

– Ни в коей мере, – помотал он головой. – Потому что это неразумно и невыгодно во всех отношениях. Но мне чертовски нравится заниматься с тобой любовью.

– Мне с тобой тоже.

– А еще мне нравится смотреть, как ты кроишь ткань и пришпиливаешь к шторам полосы бумаги, – тихо добавил Дрейтон своим изумительным голосом, который, казалось, проникал в самую душу. – Я люблю наблюдать, как изменяется цвет твоих глаз, как они обретают стальной оттенок, когда ты сердишься, и как они затуманиваются, когда я тебя целую. Мне нравится слушать твой смех и такие разные по значению вздохи. Но больше всего мне нравятся твоя искренность, твоя отвага и вера в то, что в мире нет ничего невозможного.

– Нет, Дрейтон, это не вера… Я просто надеюсь на это всем сердцем.

– И что за надежда привела тебя в Лондон?

– Надежда на то, что ты, быть может, еще раз предложишь мне выйти за тебя.

– О, моя дорогая Кэролайн… – пробормотал Дрейтон, обнимая ее еще крепче и вплотную привлекая к себе. Он склонил голову, и их губы соприкоснулись. По залу прокатилась волна изумленно-возмущенных возгласов и вздохов, а Дрейтон, усмехнувшись, сказал: – Теперь тебе просто придется принять мое предложение.

68
{"b":"104355","o":1}