ЛитМир - Электронная Библиотека

– У тебя будет отдельная комната с большой кроватью, и ты сама ее выберешь.

Симона вдруг прищурилась:

– Никто за просто так не раздает башмаки, еду и кровати. Что ты от меня за все это потребуешь?

– От тебя ожидается, что ты будешь с радостью и прилежанием усваивать новые знания.

– Какие еще знания?

– Ты должна научиться читать, писать, производить элементарные арифметические действия…

– Да на черта мне это нужно?

Прежде чем Дрейтон успел ответить, Кэролайн в очередной раз поспешила разогнать вновь сгущающиеся тучи конфликта.

– Симона, дорогая, – мягко сказала она, – все леди должны уметь читать, писать и считать. Это необходимо для ведения хозяйства и крайне важно, когда что-то покупаешь или продаешь.

– Кроме того, – сухо добавил Дрейтон, – светская дама должна уметь поддерживать беседу, которая была бы интересна окружающим.

Стиснув зубы, Кэролайн мысленно пообещала себе, что она и пальцем не пошевелит, чтобы помочь Маккензи, если Симона вдруг вцепится ему в глотку. Между тем сестра спросила:

– А если у меня ничего не будет получаться?

– Тогда ты не будешь есть, – тотчас же ответил Дрейтон. – И еще я отберу у тебя башмаки.

Склонив голову, Симона втянула воздух сквозь зубы. Кэролайн положила ладонь ей на колено.

– Он шутит, – заверила она. – Причем не слишком удачно. Все у тебя получится, я вижу, что ты смышленая девочка. А что касается светского этикета, то мы вместе будем мучиться, осваивая его.

Симона бросила на Дрейтона неприязненный взгляд, после чего демонстративно переключила все свое внимание на Кэролайн.

– А что такое светский этикет?

– Ну, это предписания, как настоящей леди следует двигаться, присаживаться, разговаривать…

– Как заставить расступиться воды Красного моря, – присовокупил Маккензи.

Они обе проигнорировали его реплику, и Кэролайн продолжила:

– Как танцевать и при этом не оттоптать партнеру ноги, как обмахиваться веером, не задевая носов окружающих… ну, и тому подобное. Кстати, ты умеешь вышивать? И вообще работать иглой?

– У меня никогда не хватало терпения на такую ерунду.

Вот оно как? Однако у Симоны, несомненно, должны иметься, какие-то хозяйственные навыки. В конце концов, она девочка, и ей уже четырнадцать.

– А чем ты занималась днем и по вечерам?

– Днем я обычно ходила на Темзу, особенно после хорошего прилива, и шерстила там вдоль берега.

– Ну и ну! – поразился Дрейтон. – Даже вообразить себе такого не могу!

Кэролайн же, напротив, легко представила Симону, бродящую по щиколотку в речном иле и высматривающую что-нибудь более или менее ценное, оставленное ушедшей водой.

– По утрам я прибиралась за девочками и их клиентами, чтобы расплатиться с долгами, которые моя мамаша брала у Эсси. А по вечерам… по вечерам я пряталась, чтобы никому не пришло в голову напялить на меня платье и выставить на продажу. Я играла где-нибудь в кости, а еще Джон учил меня орудовать ножом.

– Предполагаю, – со вздохом произнес Дрейтон, не отрывая взгляда от окна, – что этот Джон отнюдь не шеф-повар в ресторане.

– Нет, он срезает кошельки, и очень ловко.

– Да уж… И почему меня это не удивляет?

– Лучше бы спросили у себя, ваша светлость, – подала голос Кэролайн, раздраженная надменностью Маккензи, – почему вы такой невыносимый сноб. Мы не виноваты, что нас не воспитали придворными дамами. Учитывая обстоятельства своего происхождения, мы достигли того, чего могли. Не наша вина, что у папочки лишь под конец жизни проснулась совесть и он решил обременить вашу жизнь нами.

Симона открыла было рот, желая что-то сказать, но Кэролайн, не отрывая взгляда от Дрейтона, подняла руку, призывая девочку к молчанию. Ей не хотелось, чтобы лорд Райленд, образно говоря, соскочил с крючка.

Прошло, наверное, не менее минуты, прежде чем Дрейтон, глубоко вздохнув, повернул наконец голову и посмотрел Кэролайн прямо в глаза.

– Да, вы правы, – нехотя признал он. – Приношу свои извинения и впредь постараюсь быть более сносным.

– Благодарю вас, – кивнула Кэролайн и повернулась к сестре: – Я тоже извиняюсь, Симона, что перебила тебя. Ты что-то хотела сказать?

Голова Симоны была склонена немного набок, уголки губ приподняты в неком подобии улыбки. Рассматривая лорда Райленда, она спросила:

– Что значит «обременить»?

– Ну, то есть навязал против воли, заставил заботиться.

Симона кивнула:

– Да, Кэрри права, это не наша вина.

Дрейтон натянуто улыбнулся:

– Я это уже признал.

– А куда мы едем? – поинтересовалась Симона.

– В наш загородный дом, – отозвался Маккензи, снова глядя в окно. – По пути мы остановимся на ночь на постоялом дворе. Там же мы встретимся с родственниками Фионы и заберем у них девочку.

– Ее ты тоже купишь?

– Денег они не просили.

Кэролайн была поражена.

– И они готовы так просто отдать ребенка совершенно незнакомому человеку?

Вздохнув, Дрейтон отвернулся от окна и устремил взгляд на пол кареты.

– Насколько мне известно, – начал объяснять он, – мать Фионы передала девочку на попечение, своей сестры совсем еще маленькой. После чего исчезла, и с тех пор о ней никто ничего не слышал. Предполагается, что ее уже нет в живых, Дядя с тетей больше не испытывают желания заботиться о девочке, в чем причина – а не знаю.

– Наверное, она слишком много ест, – предположила Симона.

Дрейтон посмотрел на свою юную подопечную.

– Подозреваю, им вообще не по средствам хоть как-то ее кормить. Мой поверенный сообщил, что они живут в крайней нищете… И кстати, – он перевел взгляд на Кэролайн, – упреждая ваши возможные упреки, скажу, что я все же намерен заплатить за нее вполне весомую сумму.

– А может, с ней что-то не в порядке? – продолжала рассуждать Симона. – Быть может, ее тоже лягнула в голову лошадь?

И Кэролайн, и Дрейтон устремили на девочку удивленные взгляды. Затем Маккензи спросил:

– И много тебе известно тех, кого лошади лягали в голову?

– Я знаю двух – Аду и Салли. Их продали Эсси собственные папаши, потому что они все равно ничего не могли делать. Аду привезли из деревни, а у Салли папаша работает лудильщиком.

Подумать только – быть проданными в публичный дом собственными родителями!

Кэролайн знала, что такое происходит довольно часто, но все же…

– Как это ужасно! – проговорила она.

– Такова жизнь, – пожала плечами Симона. – Кому-то везет, кому-то нет. Судьбу не изменишь. – Помолчав, она опять пожала плечами и добавила: – Хотя везет или нет – это с какой стороны посмотреть. У Ады никогда не было башмаков, пока она не переехала к Эсси, поэтому для нее то, что ее продали, – везение. А Салли… Про Салли я ничего не знаю, она почти не разговаривает.

– И долго ты прожила у Эсси? – спросил Дрейтон.

– Эта зима была бы третьей. Мать недолго снимала у нее комнату, она погибла через несколько месяцев после того, как мы там поселились. Эсси забирает слишком большую долю с того, что получает от приходящих клиентов, поэтому многие девочки подрабатывают на улице. Эсси сказала, что моя мать не умела выбирать клиентов. Один раз она пошла не с тем, с кем надо, и… – Приподняв подбородок, Симона чиркнула грязным пальцем по горлу. – На том прогулка и закончилась.

Кэролайн была потрясена: мать находят с перерезанным горлом, а для дочки это всего лишь «законченная прогулка».

Сколько прошло времени, прежде чем Симона заметила отсутствие матери? Сколько продолжались поиски, пока не открылась ужасная правда? Сильно ли она горевала? Боже, какая нее у Симоны была жизнь, если убийство матеря для нее вполне заурядное событие?

– Я тебе очень сочувствую, – услышала Кэролайн голос Маккензи. – Какая жестокая, и неожиданная смерть…

– Да чего тут неожиданного? – снова пожав плечами, возразила Симона. – Я ж говорю: кому-то везет, а кому-то нет. К го-то умеет разбираться в людях, а кто-то – нет. Эсси права насчет моей матери. Да я и сама всегда так считала.

7
{"b":"104355","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Биомеханика. Методы восстановления органов и систем
Система снежного кома. Как побеждать в бизнесе и превращать клиентов в своих преданных фанатов
Сыщики 45-го
Почему со мной никто не дружит? Психологическая помощь детям-изгоям
Лавр
Это гиблое место
Неврозы в которые играют люди
Лгунья
Бедабеда