ЛитМир - Электронная Библиотека

Я бросила отсчитывать дни. Мы возвращались, выжатые досуха, ели, спали, проверяли свои корабли и шли на следующий вылет… изо дня в день, из ночи в ночь. Каждая смена вахт означает дополнительный рейс, и поначалу меня сводила с ума их абсолютная нерегулярность. Но довольно скоро и эти рейсы вплелись в общий монотонный круг и перестали отмечаться сознанием. А что не остается времени отдохнуть, так это и лучше: некогда ни вспоминать, ни думать о постороннем. Монотонность отупляет, низводит до уровня умного, но бездумного автопилота. Иногда хорошо пожить автопилотом…

Когда монотонность прорвалась давно ожидаемой «особой ситуацией», я оказалась совсем к этому не готова.

Охладитель падал плавно и незаметно. На первом витке падения потеря высоты казалась незначительной и легко восполнимой, однако попытки вахтового выровнять полет самостоятельно привели лишь к окончательному отказу перегревшихся двигателей. Разумеется, все эти подробности стали известны после официального разбирательства. А сейчас оставалась еще надежда, и база всеми резервами мощности пыталась перехватить управление хоть на пару секунд… возможно, у них получилось бы, будь пост в тот момент прямо под базой, но он уходил за Pax. Возможно, получилось бы на втором витке, потеряй охладитель чуть меньше высоты. Во всяком случае, экипаж базы верил, что получится, иначе почему бы им сразу не позвать нас!

Неотвратимость падения поняли к середине третьего витка.

Дежурные, как положено, доложили ситуацию Администратору. Или-Раан, естественно, перекинула проблему командору. Командор запустил сообщение на оперативные экраны.

Мы тогда как раз вернулись с вылета. Я могла бы и не ходить в зону отдыха, нечего мне там делать, но Телла под осмотр и дозаправку начал объяснять мне смысл драконьих поправок к Таможенному Кодексу и предложил продолжить за выпивкой. Мы сели за столик у оперативного экрана, Телла заказал свои обычные две воды и сливки для меня. Несколько минут заслуженного отдыха… тут-то и появилась эта картинка.

Нам не пришлось вставать. Только поднять глаза – и смотреть. Серо-багровый пузырь далекой пока поверхности и мигающий тревожным алым огоньком значок поста. И – алым же пунктиром – расчетная траектория падения. Скорость. Ускорение. Время. Время, отпущенное вахтовому технику на ожидание смерти. Не очень долго.

Я ощутила толпу за спиной. Наверное, половина дежурной смены смотрит сейчас в этот экран. Может, они и думают о том же, что и я. Не очень долго, но может хватить.

Нет. Они думали о другом. Они заспорили о причинах отказа, перескочили на недостатки слепышачьих движков и на замедленную реакцию слепышей-пилотов. Уж помолчали бы! Если у пещерников замедленная реакция, то я не капитан, а огородник!

– Тихо, все! – Мира Ран Шфархов с грохотом прилипнул стул к нашему столику и с не меньшим грохотом сел. – Давайте послушаем, что думает об этом капитан Телла.

Телла ответил равнодушно, не отрываясь от воды:

– Думаю, вахтовому, что там внутри, сейчас жарко.

– Ну, он знал, на что шел, мир праху его.

– Пещерники не дадут ему упасть, – вмешалась я. И кто за язык тянул?!

– Да что они могут сделать? – Ханн презрительно фыркнул.

– Смешной вопрос, Мира Ран Шфархов, – меня понесло, даже явно неодобрительный взгляд сразу двух пар псевдоглаз Теллы не помог заткнуться. – Пошлют корабль на выручку, иначе зачем здесь вы?

– На выручку? – Мира Ран Шфархов посмотрел на меня сверху вниз и снова презрительно фыркнул. – Туда?

– Туда, воин. – Я не преминула фыркнуть в ответ.

– Так, может, вызовешься добровольцем? – Пренебрежительный тон ханна ясно дал понять, сколь мала, по его мнению, вероятность подобного события. Щуп Теллы обвил мою руку, сжал и отпустил. Я странным образом успокоилась, и теперь перепалка казалась скорее забавной, чем обидной.

– Я работаю по найму, – усмехнулась я, поглядев ему прямо в глаза. Пусть побесится.

– Ну и что? – Удивительное дело, Мира Ран Шфархов не поддался на мою провокацию. Тоже, что ли, успокоился? Или – и не заводился, а задевать меня для него всего лишь спорт или забава?

Я пояснила усвоенным от Теллы равнодушным тоном:

– Контрактник не может отказаться от поручения, но действовать без приказа тоже не может. Право выбора есть у тебя, воин. Но не у меня.

– Когда боишься подпалить усы, что может быть лучше солидного прикрытия, – протянул Ран. – Такого, как контракт, запрещающий действовать без приказа. – Кто-то позади нас выпустил смешок, и ободренный поддержкой своих Ран продолжил: – Должно быть, приятно глядеть на чужие подвиги с безопасного расстояния?

– Не знаю, воин. – Я сокрушенно вздохнула. – Может, расскажешь? После того как мы покончим с делом, а? У тебя-то будет шанс испробовать это удовольствие. Хороший командир не пошлет на верную смерть кадрового, когда под рукой есть контрактник. Нас для того и нанимают.

– Совершенно справедливо, – подтвердил Телла, – и лезть в пекло придется тебе, Альо. Поскольку в моем контракте экстремалка идет с пятикратной премией, а у тебя обычный двойной тариф с накруткой за риск. Конечно, для новичка и такие условия за счастье. – Телла фыркнул, кончик щупа хлестнул по краю стола. – На твоем месте, Альо, я бы уже снимал вооружение.

– Ты прав, Телла, языки почесать можно и после. Счастливо оставаться, Мира Ран Шфархов! – Я встала, оглядела столпившихся перед экраном воинов: – Мне по головам прыгать?

Как ни странно, они расступились, и желающих съязвить в ответ не нашлось. Знали, что правду говорю: им не лезть в пекло, пока есть мы; а каково гордому ханну прятаться за чужие спины?! Гвардейцы… Ну, мне-то любой исход популярности не добавит… и не надо. На рыжих бестиях свет клином не сошелся. Отработаю контракт – и никакие деньги не соблазнят меня снова вляпаться в их компанию.

Конечно, я оказалась права, и Телла тоже. Лететь на падающий пост выпало именно мне. Командор послал бы Теллу, его корабль лучше приспособлен к атмосфере… но вылет не боевой, так что решение утверждает Администратор. Или-Раан умеет считать…

Подсвеченный багровыми сполохами мыльный пузырь станции уходит за горизонт высоко надо мной. Уравниваю скорость, охладитель уже на контактном расстоянии, сверкает и переливается всеми оттенками огня. Посылаю запрос. Тишина. Атмосфера пока разреженная, маневрам не мешает, но мы идем вниз, вниз… Переключаюсь в режим абордажа, рывок – и «Мурлыка» с охладителем слеплены люк к люку. Остается поставить мембранный фильтр и войти.

Легко сказать – войти! Люк поста не открывается навстречу спасению, вахтовый на связь не выходит, и вообще, впечатление такое, что «Мурлыка» поймала не напичканный аппаратурой охладитель, а безжизненный кусок металла. Лучшим выходом было бы вытащить охладитель на орбиту и там с ним не торопясь разобраться. Вот только кораблик для такого маневра нужен – мощней моего раз в пятнадцать. У командора есть и помощнее, зло думаю я… только ханны не станут попусту гонять их над планетой. Ну и ладно. По крайней мере, пост – не тесный спасательный кокон, можно смело задействовать резак.

Вдвоем было бы быстрее, думаю где-то на половине следующего витка. Что ни говори, а усиленная отражающими пластинами броня охладителя не чета скорлупе кокона, луч резака берет ее медленно и натужно, чуть отклони инструмент от нужного угла – и вполне может срикошетить. А угол держать все труднее, из-под лазера дым, конечно, не валит, но испарения все же есть, и в глазах от них щиплет. Ох, сюда бы сейчас те полпроцента! У двигателей мощности хватит, могу хоть от самой поверхности взлететь… вот только перегрев начнется раньше! А пещерник, может, уже сейчас умирает…

Чертыхаюсь, мотаю головой: надо ж так отупеть! Да, жизнь в роли автопилота даром не проходит. Севшая батарея летит в сторону, подключаю резак напрямую к корабельным ресурсам. Сразу б догадаться, уже на пост бы входила! Что там, на посту? Полетела автоматика? Нет, вахтовый открыл бы люк сам. Механику заклинило? – так чего проще выйти на связь с пристыковавшимся кораблем! Но связи нет… значит, что-то случилось с основным компьютером поста и вспомогательным процессором… и с пещерником. Автоматика сдохла, не работают поля, нет защиты от жара, кроме брони, а при такой нагрузке отражающие пластины садятся быстро. А внутри куча бесценных для науки материалов, хорошо, если упакована и стоит на видном месте. И вахтовый, который ценнее всех материалов, потому что пещерники не считают разумным оплачивать прогресс жизнями. Они-то собирались охлаждать Pax в автоматическом режиме лет двадцать, без суеты, спешки и риска. На спешке настояли ханны.

14
{"b":"10436","o":1}