ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Я, мой убийца и Джек-потрошитель
Альвари
Дежавю с того света
Скорпион Его Величества
Всемирная история высокомерия, спеси и снобизма
Ледяной укус
Колыбельная звезд
Земля лишних. Два билета туда
Под сенью кактуса в цвету

Ждать было тяжело, мысленно согласилась я. Очень. Но мы ведь начали браслеты обсуждать, а не по шерстке меня гладить? Я задумалась, подыскивая объяснения.

– Я старалась думать о другом.

– И все-таки, почему илловские браслеты? – пробормотал Вик. – Только чтобы доконать неугодного капитана… да мало ли других способов! С чего ханнам пользоваться имперскими разработками? И в честь чего…

Империя вербует союзника, подумала я. Телла оказался прав. И я, коль будем живы, еще стану против ханнов. Странно, но меня это обрадовало. Никогда не считала себя ни кровожадной, ни мстительной, но сейчас!..

– Альо, а ты как думаешь?

– О чем, Вик?

– Как ханны раздобыли илловские браслеты?

– Да хоть от той же Или-Раан, – фыркнула я. – Если она работает на Империю…

– Откуда знаешь? – так и взвился Вик.

– Телла сказал. А что?

– Да ничего, извини, Альо. Продолжай.

– А что продолжать, – скривилась я. – Интересного ничего больше не было, честное слово.

– Давай оставим это специалистам, – твердо предложил Вик. – Ты рассказывай.

Вот ведь назойливый! Я пожала плечами. Было б что рассказывать, ведь в четыре фразы уложусь! Ну да что с ним делать.

Я рассказывала, наверное, пару часов. Он, конечно, оказался прав. Стоило только начать, и мне самой захотелось выговориться. Выплеснуть из себя всю обиду, всю боль, все сомнения… выплеснуть, понять – и забыть.

Рассказывать, правда, оказалось тяжело. Больно. И почему-то стыдно, хотя стыдиться мне нечего. Благо, это Вики… наш с папой друг. Наверное, кому другому я не смогла бы рассказать. Ну, может, Чаку еще и Телле.

И что странно… Заставляя себя вспоминать и говорить, переживая эти страшные дни заново, я избавлялась от горечи и боли. Я не понимала этого, но, когда говорить стало и в самом деле не о чем, на душе сделалось пусто и легко. И я смогла подумать о другом. Нет, не смогла даже, а просто подумалось! Само!

– Спасибо, Вик, – от души сказала я. – Спасибо, что заставил рассказать. И спасибо, что вы туда успели. Еще немного… не знаю, что бы со мной стало.

– Долг платежом красен, – криво улыбнулся Блонди. И добавил, вдруг помрачнев: – Кстати, это называется «сенсорный голод». Ты не слышала о таком? На психику давит со страшной силой. Да плюс илловские браслеты! Я тоже не знаю, Альо, что бы с тобой стало. Странно, что мы успели. Очень даже могли опоздать.

– Хочешь сказать, теперь мы квиты? – Я улыбнулась в ответ, радостно ощущая, как меркнет, уходит в прошлое белизна ханнской одиночки. – Всё равно, Блонди, спасибо! А где пещерник?

– У него свои дела, – безразлично ответил Вик. – Может, уже и улетел.

– Постой, а мы где? – спохватилась я.

– На Нейтрале. У меня, так что добро пожаловать…

Ну да, где ж нам еще быть. Я ведь не полечу на Pax без корабля. Так, надо срочно двигать к Никольскому.

– Ладно, Вик, – я сладко потянулась и встала, – у тебя хорошо, но мне пора. Сам слышал, там горячо.

– Подожди, – притормозил меня Вик. – Еще один разговор остался.

– Ну, давай, – вздохнула я.

– Чего вздыхаешь? Догадалась уже?

– Наверное…

– Вот и славно. Начну тогда сразу с официальной части. Капитан Три Звездочки, объединенная разведслужба Конгломерата предлагает тебе постоянную работу.

И Вик протянул мне бланк контракта.

Я взяла, наверное, больше из любопытства. Что ж, полюбопытствовать стоило! Вполне честных контрактов не существует, это всем известно, но я держала в руках именно вполне честный контракт. От вводной части до заключения! Цель деятельности, условия работы, рекомендуемый стиль жизни… оплата, прохождение информации, обеспечение секретности… особые обстоятельства… я не увидела подвохов. Все возможные последствия моего согласия – все, какие я могла вообразить, и еще несколько, о каких я и не подумала бы! – расписывались и оговаривались во всех подробностях. И мне это понравилось, хотя о некоторых моментах даже читать страшно до мороза по коже. Что ж, легкой жизни мне не светит, зато, случись что, некого будет упрекнуть: вижу, во что лезу. Я откинулась на спинку кресла, закрыла глаза и задумалась.

Можно отказаться. Можно, как говорил Чак, осесть на планете и жить спокойно. Можно даже попытаться забыть о войне. Какая разница, по чьим правилам будет жить Галактика… Империя так Империя, пусть. Ведь я уже не буду летать.

Я сглотнула вставший в горле ком. Не летать… да, я хочу жить спокойно, но не такой же ценой! Перечеркнуть всю прежнюю жизнь… нет! В космосе не выжить одиночке, теперь я в это верю, убедилась. Но мне предлагают не самую плохую компанию!

Я перечитала контракт еще раз.

– У отца был такой же?

– Да, – ответил Блондин Вики. – Это типовая форма. Разница в мелочах. Забавно, Альо, я почему-то так и подумал, что ты об этом спросишь. Даже убедил шефа дать мне его с собой. Вдруг, мол, на слово не поверишь.

– Дай, – вскинулась я. – Я верю, Вик, но все равно дай!

– Конечно.

Да, отмечала я, заглатывая строчки отцовского контракта: цель деятельности… условия… стиль жизни… прохождение информации… особые обстоятельства… да, разницу можно снести на изменившуюся обстановку. Отец… вот так, значит…

– Алексей Переяславцев, капитан Три Звездочки – условия приняты.

Отец, отец… я почти забыла твой голос… я почти забыла, но все же он был не такой. Старше. Хотя… смешливая легкость интонаций осталась та же. Оставалась, поправила я себя. До того дня, когда он улетел («на недельку, Альо… ну, может, дней на десять»), чтобы больше не вернуться.

Я вернула Вику отцовский контракт и еще раз перечитала свой.

– Зико Альо Мралла, капитан Три Звездочки, – условия приняты.

Я, Зико Альо Мралла, ответчик по твоим долгам и продолжение твоей жизни… со всеми вытекающими правами и обязательствами. Ну ее, спокойную жизнь! Зато, может, мне повезет расплатиться за твою гибель.

– Что теперь? – спросила я.

– Теперь мы с тобой летим на Pax. – Блонди забрал у меня подписанный бланк, небрежно кинул в карман. – Никольский просил передать: с твоим кораблем полный порядок. Боевое построение, ты ведешь, выход в третьей зоне, код-пароль прежний, доложиться командору сразу по прибытии. И, – Вик достал из бардачка под главным пультом инфочип, – на, передашь Телле. Чтобы никто не видел, сможешь? Я-то с ним только у всех на глазах видеться буду.

– Передам, – кивнула я. – Какие проблемы.

– Да, и имей в виду – в дороге полное молчание.

– И полный маскировочный режим? – фыркнула я. – Само собой, Блонди! Кстати, тебя поздравить с новым кораблем?

– Не стоит, – Вик скривился. – Нормальный корабль только начали делать. А это… так, дешевка бэушная. Ради срочности работы. Не сидеть же целый год без дела.

Да уж… при таком контракте без дела не посидишь.

Мы вылетели, как только я загрузила рундук «Мурлыки» нормальной едой: мысль о ханнских пайках вызывала тошноту.

Окрестности системы Рахалт все так же пусты. Ни патрулей, ни налетчиков, ни случайных бродяг, ни залетных буйков. А Рах… Блонди даже предположил, что мы умудрились спутать координаты. И я бы поверила! Но я столько налетала над планетой, бугрившейся сейчас над нами серо-багровым пузырем, что ее облик впечатался в память всеми деталями, от явственных до почти незаметных. Мы не ошиблись. Просто здесь нет больше ни ханнской станции, ни базы пещерников, ни охладителей. Ни, естественно, кораблей прикрытия. Пустые окрестности мертвой планеты, каких в Галактике хватает. Планеты, которая могла стать живой и обитаемой всего-то через сотню лет. Корона звезды, названной пещерниками Рахалт, Беты Кошки по человечьему справочнику с привязкой к Нейтралу, полыхает первозданной чистотой. От проекта не осталось даже горстки пыли.

Впрочем, от проекта осталась планета. Огненная планета Рах на месте бывшего здесь до эксперимента пояса астероидов. Планета, плывущая над нами в огнях вулканов и паре гейзеров, в раскаленном одеяле ядовитой атмосферы…

29
{"b":"10436","o":1}