ЛитМир - Электронная Библиотека

Народу почти нет. Трое девчонок у самой стойки косятся на меня с откровенным любопытством. Мужчина за столиком напротив кинул беглый взгляд и вежливо отвернулся. От мужчины фонит. Явно какой-то вживленный приборчик. Вроде моего маячка. Вик обещал прикрытие. Этот? Один? Или все-таки девчонки? Ладно… хоть невидимками пока не пахнет.

Вик засновал между стойкой и столиком: кофейник, три чашки с блюдцами, три бокала, кувшинчик сливок, поднос с бутербродами и крекерами.

– Самообслуживание, – буркнул, заметив мое недоумение. И выставил на середину стола фигурную бутылку с молочным ликером.

Над ликером мы поработали дома, мрраврла прекрасно с ним сочетается. Что ж, нашему клиенту вряд ли понадобится большая доза, так что и я в кои веки полакомлюсь. А Блонди, бедняга, будет пить кофе.

«Клиент» пришел не один. Вычисленный Виком художник привел с собой даму. Именно даму – она вовсе не его девушка, такое чуется безошибочно. Они и рядом-то смотрятся странно. Он – худой, неопрятный, взъерошенный, пропахший незнакомой мне химией, кислым пивом и новой бумагой. Свойский. С таким – на «ты» с первой встречи и никак иначе. Она… ухоженная вся такая… даже слишком. И – непонятная! Совсем! Вроде приветливая, вежливая, пошутила даже. И все же – не здесь она! Будто мысли ее заняты чем-то другим, гораздо более важным, чем мы. Хотя и мы ее занимаем, я особенно. Непонятная… к тому же от нее жутко воняет духами. Невыносимо просто, так, что маску впору натягивать. Я даже испугалась – вдруг душное это облако так нюх забьет, что и невидимку не учую? Но нет – вошел кто-то, потянуло с улицы пылью, нагретым металлом, пластиком, топливом… чую, только расслабляться нельзя. А вошедший присел на вертящийся табурет у стойки, отвесил девчонкам общий комплимент, они захихикали… я повертела в пальцах крекер и кинула в рот. Как и было условлено. От парня не воняет невидимкой. Но у него с собой боевой лазер. И заряжался он с полчаса назад, не раньше.

Вик придвинул даме стул, сбегал за посудой.

– Благодарю, – улыбнулась дама. – Я понимаю, меня не приглашали. Это все мистер Яковлев. Он имел неосторожность проговориться, что вы интересуетесь моей сказкой.

– Да, – встрял неопрятный мистер Яковлев. – Это мисс Роуклифф. Я просто не мог ей отказать. Вы ведь не против, а?

– Как мы можем быть против, – Вик пускает в ход самую обаятельную свою улыбку. – Мы рады. Даже польщены! Моя подруга Зико Альо Мралла по-настоящему потрясена вашей сказкой, мисс Роуклифф.

– И сказками вообще, – вполне правдиво добавляю я. – Это совсем новая для меня идея. В моем детстве ничего такого не было.

– Детство без сказок? – Мисс Роуклифф качает головой. – Не представляю. Так мрачно…

– Ничуть, – возражаю я. – Наверное, сказки – чисто человечье явление. Ханны, во всяком случае, прекрасно без них обходятся. Но, знаете, кое-что в характере моих знакомых-людей стало мне понятнее. Немножко. – Я улыбаюсь. Мне хочется посмотреть, как отреагирует мисс Роуклифф на мою улыбку. Хм… как ни в чем не бывало. Воспитание ощущается. Зато Яковлев вздрогнул. – Это хорошо, что вы пришли, мисс Роуклифф. Я рада случаю выразить благодарность. Я благодарна вам и вашей сказке.

Вик тем временем налил мне сливок, себе и гостям – кофе. И откупорил ликер.

– Ну что ж, за знакомство.

– Я не пью, – мисс Роуклифф поспешно прикрывает бокал ладонью. Розовый лак на ногтях вспыхивает фиолетовым отблеском.

– Совсем? – удивляется Вик.

– Совсем, – мисс Роуклифф кивает.

– Так, может, хоть в кофе плеснуть? – настойчиво предлагает Вик. Слишком настойчиво, зря!

– Только если сливок, – мисс Роуклифф берет кувшинчик и доливает в кофе сливок. До самых краев чашки. И улыбается.

Не нравится мне ее улыбка. Не нравится запах духов, скрывающий чувства, мимолетное напряжение пальцев, мгновенный острый взгляд, соединивший бутылку и Вика. Я отвожу глаза. Спокойно. Еще спокойнее…

Мужчина за столиком напротив говорит по телефону, не выпуская из другой руки высокий стакан с коктейлем – спирт, ваниль и какой-то сок. Кодировщик на его телефоне старый, из низкоразрядных. Но это еще ни о чем не говорит… дело вкуса, только и всего. Во всяком случае, сигнал идет достаточно плотным пакетом.

Парень с боевым лазером на нас не смотрит. Ему не до того: разливает девчонкам тоник.

Вик тем временем набулькал по полному бокалу мне и Яковлеву.

– А вы что же? – Мисс Роуклифф выразительно смерила взглядом пустой бокал Блонди.

– Не могу же я оставить даму в одиночестве, – галантно поясняет Вик. – У нас будет пьющая пара и непьющая пара. Тем более что дело у Альо сугубо к мистеру Яковлеву, и, если я напьюсь, вы рискуете заскучать.

Я кивнула художнику и пригубила.

– Я скучаю редко, – насмешливо бросает мисс Роуклифф, – это мне не свойственно. Но о вас никогда бы не подумала, что вы способны напиться.

– Ну, вы же совсем меня не знаете, – многозначительно улыбается Вик.

– Тем не менее, – мисс Роуклифф отхлебнула кофе и с явным удовольствием откусила добрую треть бутерброда. – Я бы предположила, что вы скорее способны напоить другого. Коварно и с умыслом.

– Например, мистера Яковлева. – Вик снова наливает нам двоим. – Он, кажется, не против. Не то, что вы.

– Вкусная штука, – довольно сообщает Яковлев.

– Да, – соглашаюсь я. – Не то что кофе. Мистер Яковлев. – Я отсалютовала бокалом, художник улыбнулся и ответил тем же. Пьем синхронно. Отлично.

– Я так чувствую, о деле придется мне, – усмехается Вик.

– О деле? – вяло переспрашивает Яковлев.

– Еще по одной, и о деле, – предлагаю я. – Так, мистер Яковлев?

– Так, – с удалой решимостью завзятого выпивохи поддерживает программу Яковлев. – Еще по одной, и о деле. За вас, мисс Альо.

О деле говорить не приходится. После третьей мистер Яковлев, с ощутимым трудом ворочая языком, вопрошает:

– О чем это я хотел?.. – И откидывается на спинку стула, уставившись вдаль пустым взглядом.

– Ну вот, – брезгливо морщится мисс Роуклифф, – уже готов. Я потому и не пью. Раньше было проще. Мордой в салат, как говорили вы, русские, и все дела. Раньше, я имею в виду, до контактов этих, – она кивает в мою сторону. – Извините, мисс, никоим образом не хочу обидеть вас лично. Просто сейчас никогда не знаешь, какая дрянь инопланетная в каком пойле намешана и как ты на нее отреагируешь.

– Кошмар, – пробормотал Вик. – Трезвость по идейным соображениям!

– Что вы, – мисс Роуклифф улыбнулась. – Я не трезвенница. Мой отец делает чудесное вино. Его я пью.

– Думаю, мистеру Яковлеву сейчас хорошо, – Вик лицемерно вздыхает. – Но разговор наш, кажется, сорвался.

Я выливаю себе остатки ликера.

– Он совсем не крепкий. Ваш мистер Яковлев пить не умеет, только и всего. А что касается инопланетной гадости…

Мужчина за столиком напротив достает сигарету. Подносит ко рту. Невинный жест… но я-то вижу, никакая это не сигарета. Вижу я и траекторию, по которой летит ампула. И успеваю отодвинуть тарелку на край стола. А то быть бы мисс трезвеннице мордой в бутербродах…

– Что касается инопланетной гадости, она может оказаться не только в пойле, – с удовольствием заканчивает Вик. И спрашивает громко, чтобы услышали все, кому интересно услышать: – Мужчина, вы ведь с телефоном? Вызовите «скорую», даме плохо.

Как сказал мне после Вик, «скорая» ждала за углом.

В том, что происходило с Яковлевым и мисс Роуклифф в госпитале СБ, я никакого участия не принимала. Если, конечно, не считать участием приготовление еще одной порции мрраврлы. Вик сказал, управятся без меня. Я не возражала. Он и сам-то, как я поняла, только сдал их на руки специалистам. И, естественно, поинтересовался результатами. А результаты…

Во-первых, на иллов работали они оба. И оба не подозревали об этом. Яковлеву показали снимки иллов и драконов и заказали картинки вполне конкретного содержания. Мисс Роуклифф писала сказку, подгоняя ее под готовые иллюстрации. Оба потом забыли об этом. Забыли и о разговоре с заказчиком. И самого заказчика, соответственно, тоже забыли. Заказчик, кстати, встречался с ними в кабинете ответственного секретаря редакции. Секретаря взяли без нас. Ничего военного, сказал Вик, ерунда. Как раз сейчас его накачивают мрраврлой. Кстати, еще им внедрили в подсознание пароль на подчинение.

59
{"b":"10436","o":1}