ЛитМир - Электронная Библиотека

Александр Тамоников

Истребители пиратов

Все, изложенное в книге является плодом авторского воображения. Всякие совпадения случайны и непреднамеренны.

Глава 1

Веселье на яхте «Лидия» к 23.00 местного времени субботы, 12 мая, достигло своего апогея. Владелец судна, крупный немецкий промышленник Ганс Кросс, находясь вместе с гостями, своим партнером по бизнесу Карлом Лейтером и любовницами Лизой и Бертой, поднял очередной тост:

– Друзья, я хочу выпить за красавицу!

Берта, облаченная в обтягивающее стройную фигуру манекенщицы короткое блестящее платье, перебила любовника:

– Минутку, дорогой, здесь две красавицы. Так за которую из них ты предлагаешь выпить?

Кросс, сорокапятилетний мужчина спортивного телосложения, усмехнулся:

– Нет, Берта, здесь не две, а три красавицы.

Молодые женщины, популярные модели одного их самых престижных агентств Германии, переглянулись.

Кросс же продолжил:

– Да, да, три красавицы!

Лиза надула капризные губки:

– И кто же третья? Или вы с Карлом до сего момента скрывали ее от нас?

Лейтер вздохнул:

– Красотой тебя, Лиза, природа не обделила, а вот умом, увы... Яхта разве не красавица?

Кросс поднял бокал с шампанским:

– Вот именно. Я предлагаю тост за нашу красавицу «Лидию», на борту которой мы так славно проводим время.

Мужчины и женщины весело рассмеялись. Выпили. В салоне на палубе надстройки вновь загремела музыка. Двое телохранителей Кросса, в недалеком прошлом профессиональные военные спецподразделения бундесвера, курившие на палубе, машинально осматривали спокойные воды, рассекавшиеся яхтой. Отто Шлигер и Мартин Келлер закурили. Шлигер заметил:

– Не на шутку разгулялся босс, тебе не кажется, Мартин?

Келлер, поправив ремень пистолета-пулемета, ответил:

– В этом нет ничего удивительного. Босс никак не отойдет от того, что длинноногая Берта бросила кинозвезду Рейда. Отдав предпочтение ему, миллиардеру Гансу Кроссу. Хотя лично я понимаю эту похотливую, но, надо признать, дьявольски сексапильную шлюшку. У босса гораздо больше денег, нежели у Рейда. И последний, насколько слышал, слишком уж увлекся кокаином. А это означает его близкий конец. Берта сориентировалась мгновенно, подстелившись под босса. Она далеко не глупа. Чего не скажешь о ее подруге, Лизе. Но та давно с Лейтером. Уже, наверное, полгода.

– И это ты называешь долго?

– Для этих силиконовых шлюх – да, долго!

– И все же, как не равна жизнь. Кому-то – все, кому – ничего!

– Ты хотел бы, чтобы все стали равны?

– Нет, никогда не верил в коммунистическую утопию. Просто обидно.

– Нам ли, Отто, обижаться на судьбу? Спецов в Германии много, а телохранители Кросса мы с тобой. Или ты не доволен тем, сколько он нам платит? Забил, что имеешь собственный дом в пригороде Кельна, престижный автомобиль, прекрасную семью и не менее радужные перспективы на обеспеченную жизнь?

Шлигер сказал:

– Все это так, и всем я доволен. Дома, в Германии. А здесь, на этой яхте, ощущаю себя человеком второго сорта, слугой.

Он кивнул на салон:

– Кросс, получивший огромные деньги и крупный бизнес в наследство от отца, и прилепившийся к нему сосунец Лейтер здесь могут позволить себе все. Мы же даже войти в салон не имеем права. Наши обязанности охранять их забавы. Не удивлюсь, если скоро они начнут трахаться прямо на столе, сбросив посуду на ковер.

– Тебе какое до этого дело? Успокойся, думай о доме.

К телохранителям подошел шкипер судна Герман Венке, спросил:

– Босс все гуляет?

Шлигер ответил:

– А ты этого не видишь, Герман? Думаю, гулянка продлится до утра.

– Босс сильно пьян?

Телохранители взглянули на шкипера:

– А в чем, собственно, дело, Венке?

– В том, что мы вошли в непосредственную близость с территориальными водами Сумарди!

Шлигер спросил:

– Ну и что?

– Отто! Ты дома телевизор смотришь?

– Иногда, футбол, регби!

– Вот именно, что регби. А в водах Сумарди, между прочим, только с начала года местными пиратами захвачено сто с лишним морских судов. И не таких, как эта яхта. Крупных, с солидной командой, ценным грузом. Несмотря на то, что в этом районе находятся военные корабли стран НАТО.

Келлер сказал:

– Так ты отойди от вод этой, как ее, Сумарди!

– Мы не можем выйти в открытое море. Для этого наше суденышко маловато.

– И что же делать? Что ты предлагаешь?

– Надо убедить Кросса прекратить гулянку. В конце концов, он и Лейтер могут продолжить наслаждаться жизнью с любовницами и в каютах. А нам, погасив огни в салонах, уйти на дрейф к острову Хейса. Туда пираты еще не совались, потому что там база военных судов.

Шлигер взглянул на шкипера:

– Значит, ты хочешь, чтобы я пошел в салон и убедил босса прекратить вечеринку? Да знаешь, куда он меня пошлет? Гораздо дальше территориальных вод какой-то дерьмовой Сумарди.

Вопрос Венке задал Келлер:

– Герман, а почему тебе самому не изменить курс и не уйти в безопасный район?

– Я не могу этого сделать без разрешения судовладельца.

– Так какого черта хочешь подставить нас? Не можешь изменить курс, плыви туда, куда тебе приказано!

Шкипер вздохнул:

– Я-то поведу яхту по определенному курсу в Джаббу, но не факт, что мы доплывем до экзотики тамошних национальных парков.

В это время на палубу буквально вывалился владелец яхты, миллиардер Ганс Кросс. Он был уже изрядно пьян.

– Что за совет собрали, парни? Загрустили по соседству с безудержным весельем? Понимаю. Но скоро и вы получите возможность расслабиться. Придем в Джаббу, я специально для вас дикарок из какого-нибудь племени закажу.

Шлигер усмехнулся:

– Чтобы потом от СПИДа загнуться? Они ж, эти дикарки, совершенно не следят за собой.

Владелец судна возразил телохранителю:

– Не скажи, Отто! Как-то в Южной Африке мне продали на ночь местную аборигенку. Так она после каждой случки в бассейн ныряла. И тело у нее было... ну как шелковое кашне. Не говорю о страсти. По сравнению с ней Берта и Лиза бесчувственные бревна. А как дикарка эластична! Принимала такие позы, которые, казалось, нормальная женщина принять просто не в состоянии. Переломается. А дикарка гнулась, словно у нее костей и в помине не было. Короче, сплошной сгусток экзотического секса. А ты говоришь – СПИД! Я слышал, они себе во влагалище постоянно вводят сок какого-то кустарника. И ни одна болезнь их не берет. Хоть сифилитик трахнет, им все нипочем. А о презервативах они и не слышали. И дают туда и так, как ты захочешь. Без комплексов девочки.

Келлер сказал:

– Ну, наши шлюхи тоже особо комплексами не страдают.

– Да, но для начала поломаются. А дикарки есть дикарки. Им чувство стыда неизвестно. И рожают как кошки. Потому детей у них много. А сдохнет дикаренок, так и черт с ним. Еще родят. Люди природы, не отягощенные гнетом цивилизации. Но это ладно, я спросил, что за совет вы устроили?

Венке промолчал. Слово взял на правах старшего телохранитель Шлигер:

– Понимаете, босс, шкипер обеспокоен тем, что яхта вошла в территориальные воды Сумарди, якобы кишащих пиратами, и во избежание проблем предлагает сменить курс на остров, как его, Герман?

Венке сказал:

– Хейса! Остров Хейса, это милях в пятидесяти отсюда. И там хоть и небольшая, но база военных кораблей, патрулирующих нейтральные воды вдоль всего восточного побережья.

Кросс нагнулся к шкиперу, обняв за плечо:

– Венке! какие пираты? Это ты о тех аборигенах, что шастают по морю на своих гнилых пирогах и захватыва дрянные баржи? И ты испугался этих трусливых шакалов.

Шкипер возразил:

– Не так уж они и трусливы, босс, к тому же используют быстроходные малые катера, современные моторные лодки с мощными двигателями, а также прекрасно вооружены и обучены. Крупные суда берут на абордаж за считанные минуты. А шакалы здесь не водятся. Тут больше львов, леопардов да гиен, равнины кишат змеями, а прибрежные воды крокодилами.

1
{"b":"104365","o":1}