ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Таким образом, привычная бездушная команда превращалась в исполненную любви просьбу сделать выбор. В обоих случаях было очевидно, что стол накрыт и требуется только вполне определенное действие. Ребенок оказывался лицом к лицу с ситуацией, и вы могли воочию видеть, как он брал на себя ответственность и самостоятельно решал, какой стул его привлекает больше.

Мысль о том, чтобы не приходить обедать, вообще никогда не посещала его.

Я имела возможность наблюдать этого ребенка и вечером, когда он, как все дети, становился усталым и раздражительным. С помощью строгих слов и соответствующих действий его твердо призывали к порядку. С ним обращались корректно и уважительно, но он все-таки старался любыми способами увильнуть и не шел в свою комнату, стараясь, как и все дети, испытать границы дозволенного. Естественно, за этим следовали дисциплинарные меры, после чего ему без крика давали вполне логичное объяснение. Отличие от общепринятых методов было не столько в том, каким способом ребенка призывали к порядку, сколько в том, как с ним обращались до и во время инцидента. Ребенок всегда чувствовал одно важное правило: Мы ведем себя уважительно по отношению к тебе, и ты делай то же самое по отношению к нам.

И снова мы обращаемся к интервью с Нэнси Тэпп, которая ввела в обиход само понятие.

Совет Родителям Детей Индиго

Нэнси Энн Тэпп, в интервью Джен Тоубер

Нэнси, что вы посоветуете родителям Детей Индиго?

Побольше разговаривать с ними. Стараться принимать участие в событиях вместе с ними, не пытаясь отговориться: Я занят. Если вы скажете: Я занят и не приставай сейчас ко мне, — такой ребенок выйдет на улицу и найдет себе занятие самостоятельно. Он поймет, что вам просто нечего ему сказать.

В таком случае, может быть, предоставить таким детям свободу выбора?

Да, конечно, необходимо дать им возможность выбора. Но вначале вы должны проговорить с ними ситуацию. Например: Когда я был в таком возрасте, как ты сейчас, я сделал то-то и произошло то-то. А как ты собираешься действовать в таком случае? И то, что они будут делать, приблизительно совпадает с тем, что предложили бы вы. (Моя дочь проделывала это со своим сыном, Колином, десятки раз.) Вы можете сесть рядом и сказать: Знаешь, у меня сегодня был трудный день, и мне очень нужна твоя помощь, потому что я измотана до предела. Так что, если ты толкнешь меня, я закричу. Ты ведь не любишь, когда я ору, да я и сама терпеть не могу орать. Так вот предлагаю тебе: ты мне поможешь, а когда мы все закончим, пойдем и съедим по мороженому. Кстати, никогда не забывайте своих обещаний!

Все, что вы говорите, очень интересно, и мне кажется, что это очень ценные советы для родителей.

Да, абсолютно верно. Но пока у нас слабо развиты коммуникативные навыки. А вот обладают ими от рождения.

Поэтому они и пытаются помочь нам развить их?

Они хотят открыть нам глаза на это. Они действительно обладают огромной личной силой — таковы все Индиго.

Если вы запрете их в комнате, они начнут рисовать на стенах. Они сдерут с пола ковер, испортят массу вещей. Если у вас в доме вечеринка и вы рано уложите их спать, они не позволят вам посидеть спокойно, а сделают так, что все в доме будут знать об их существовании. Вы не можете изолировать Индиго от общества без их согласия и заставить силой подчиниться вам.

И вообще, эти дети требуют, чтобы все члены семьи чувствовали себя равными, чтобы с ними считались. Всем своим поведением они будто говорят:

Я член семьи, и я тоже имею право голоса.

Они заставляют нас выполнять данные им обещания.

Раздавать им приказы направо и налево — неэффективно. Это как раз то, с чем наша школьная система без конца терпит провалы, потому что основана на строгих правилах, не терпящих отклонений: Не спрашивай, не говори. Но эти дети задают вопросы и говорят. Они спрашивают: Почему? Почему я должен это делать? или утверждают: Если я должен сделать это, я сделаю по-своему. Эти дети не признают придуманных нами правил, Ибо они знают правила реального мира. Они хотят, чтобы мы действительно были для них родителями: заботились о них, не жалея своего времени, причем не формально, а искренне. Мы очень часто считаем, что делаем все хорошо и поступаем правильно. Они же придерживаются мнения, что главное — все делать от души, с любовью, а вовсе не так, как считается правильным.

Родители должны также помнить еще одну вещь: если вы хотите быть с ними — будьте с ними! Присутствуйте в своем теле здесь и сейчас, потому что они-то отлично чувствуют, где вы мысленно находитесь — с ними или где-то в другом месте.

Если вы думаете о чем-то другом, то скажите: Мне надо отключиться на некоторое время. Ребенок ответит вам: Ладно, я поем мороженого, пока тебя не будет. Дети не беспокоятся о том, как долго их родители отсутствуют. Главное — честно предупредить об этом. И это все, что нужно.

Большую часть времени Индиго открыты для сотрудничества с окружающими — правда, до тех пор, пока вы не оттолкнете их, — тогда они уходят на свою территорию, туда, где безопасно и мир полон понимания и любви. Себе они верят всегда.

А что вы посоветуете школьным учителям, которые работают в классах, где есть и обычные дети, и?

Это — важный вопрос, так как год от года Индиго становится все больше.

Имеются ли школьные системы, которые дают положительный эффект в работе с Детьми Индиго?

Одной из таких систем является Вальдорфская система, которая, по сути, есть одна из версий школы Рудольфа Штайнера. Во время Второй мировой войны Штайнер уехал из Германии и организовал свою школу в Швейцарии.

(Информация об альтернативных школах приведена ближе к концу этой главы.) Какой вид психотерапии вы порекомендовали бы Детям Индиго с разного рода дисфункциями?

Хорошего специалиста по детской психологии. К сожалению, множество психологов не обучены методике реабилитации Детей Индиго, потому что их учили только основам детской психологии, базирующейся на теориях Спока, Фрейда и Юнга. Но ни одна из этих теорий не работает в случае с Детьми Индиго достаточно эффективно, поскольку эти дети кардинально отличаются от прочих.

Я думаю, что наилучшим психологом для Индиго-концептуалиста будет спортивный психолог, особенно для мальчиков; для гуманиста или художника подойдет и психолог широкого профиля. А вот Индиго, живущие во всех измерениях, нуждаются в более основательном подходе, потому что они мыслят слишком абстрактно. Им, скорее всего, подойдут советы духовного наставника. Разве это не интересно?

Нашим специалистам следует пройти основательную переподготовку, чтобы научиться помогать таким детям. И этот процесс уже набирает силу. В прошлом в сложных случаях также прибегали к вмешательству психолога-эзотерика, поскольку такой специалист использовал свою экстрасенсорную систему или другие альтернативные методы, которые было запрещено применять специалистам от науки. Но ситуация быстро меняется, и сегодня огромное число психологов используют в своей работе любые метафизические методы, которые им доступны. Это очень хорошо, теперь мы располагаем и большим количеством врачей, которые владеют альтернативными методами.

Теперь обратимся к мнениям ученых, которые знают практику детской психологии не понаслышке. Они дадут свои рекомендации родителям и учителям. Итак, предоставляем слово доктору философии Дорин Вертью, а затем ее коллеге Кэти Мак-Клоски.

13
{"b":"104369","o":1}