ЛитМир - Электронная Библиотека

Виктория спрашивала меня, жила ли я раньше и буду ли я жить снова после этой жизни. Кроме того, ей хотелось знать, жила ли прежде она сама — и будет ли у нее другая жизнь после смерти. Я, конечно же, отвечала на эти вопросы правдиво, но, поскольку она ходит в приходскую школу, я предположила, что ей, вероятно, лучше задавать такие вопросы своим родителям или мне, но не школьным учителям. Виктория посмотрела на меня так, как смотрят только шестилетки, и сказала: "С ума сойти! Неужели ты и вправду думаешь, что я о таком стану в школе спрашивать?"

Да уж, с моей стороны было просто глупо сомневаться!

* * *

Ауры? Разноцветное свечение вокруг людей? Энергетика? Неужто детки действительно все это видят? Вот история, поведанная учительницей, которая предложила детям «пооткровенничать» и рассказать об этом.

"А кто-нибудь из вас видит разноцветный свет вокруг людей?"
Кэтрин

Меня зовут Кэтрин, и я хочу рассказать совершенно необычную историю. В прошлом декабре я работала учителем на замене в небольшом школьном округе города Эль-Монте, штат Калифорния. Меня направили к первоклассникам. В классе было около двадцати учеников, и все вели себя очень славно.

В конце дня я, подчиняясь какому-то порыву души, показала детям свои "энергетические рисунки" (я уже давно рисую и раскрашиваю такие "картинки энергии" с закрытыми глазами). Я прикрепила их к доске, а дети расселись на ковре передо мной. Сама я сидела на стуле. И у меня как-то сам собой вырвался вопрос: "А кто-нибудь из вас видит разноцветный свет вокруг людей?"

Все дети как один уставились на меня, потом переглянулись, и человек пять робко подняли вверх руки. Атмосфера в классе вмиг переменилась. Я ощутила прилив энергии, словно между мной и этими детьми вдруг распахнулась дверца. Это было восхитительно, поразительно и невыразимо прекрасно!

Один мальчик, который вообще-то вел себя довольно «незрело», поднялся и встал прямо передо мной. Сейчас его речь звучала правильнее, и он сказал, что все время видит вокруг людей дымку разных цветов. Он тут же совершенно правильно назвал мой цвет (по отзывам многих людей я уже знала, что моя аура золотистая). Вслед за этим малыш определил ауру других детей: розовую, сиреневую, фиолетовую и даже одну цвета индиго.

Этот мальчик по имени Эрик (явно Дитя Индиго) просто смотрел на меня, а я уставилась на него. Я сказала: "Ты ведь знаешь, о чем идет речь?" Он медленно покивал головой. "Теперь я лучше узнала тебя — и очень этому рада". Я вся дрожала от возбуждения. Потом я спросила: "Ты знаешь, зачем ты здесь?" Он опять очень медленно кивнул. "Ты — из тех, кого мы очень давно ждали". Он кивнул. В глубине души я точно знала, что все это — истинная правда.

Другие дети тоже рассказывали, что они видят. Оказывается, все они знали про ауру и про ангелов. Сейчас я уже не могу вспомнить имя одного мальчика, но он признался, что умеет призывать духов. "Они прилетают, и они похожи на бабочек из света. Никто, кроме меня, их не видит", — сказал он. Выяснилось, что он бывает вместе с ними на других планетах и знает, что это не сон.

Дети говорили, что видят вокруг человеческих тел разноцветные очертания. Многие могли сознательно «включать» и «отключать» эту способность, Кто-то видел ангелов в прошлую пятницу, кто-то — в январе. В тот день вообще случилось много невероятного, но для того, чтобы рассказать обо всем, пришлось бы написать целую повесть. Я никогда этого не забуду.

"Бабушка, ты видишь ангелов?"
Барбара Дилленджер, доктор философии

Эл — Индиго, живущий "меж измерениями". Он мальчик крупный, ему девять лет, но многие принимают его за одиннадцати-двенадцатилетнего: коренастый, ширококостный, хорошо развитый ребенок. Его бабушка, моя добрая подруга, называет его "нежным великаном". У него весьма философский склад ума — особенно в отношении запросов его сестренки-концептуалистки*. Эл легко и без видимых сожалений идет сестре на уступки. Он уже несколько лет посещает католическую начальную школу. Бабушка уделяет ему и его сестре очень много внимания, так что их родители регулярно имеют возможность вполне заслуженно "отдохнуть от детей".

* Концептуалисты — одна из категорий Детей Индиго, описанных в нашей первой книге. — Прим. авторов.

Всем в этой семье известно о том, что их бабушку очень интересуют ангелы. Однажды вечером, когда она пришла присматривать за детьми, их родители оставили ей подарок: книгу об ангелах. Дети устроились рядом поглядеть, что за книга у бабушки в руках. Эл молчал.

В тот же вечер, но уже позднее, когда пришло время делать уроки, Эл, его сестренка и бабуля переместились за письменный стол. Через некоторое время Эл ни с того ни с сего спросил: "Бабушка, а ты видела взаправдашних ангелов? Ну, например, своих ангелов-хранителей?"

Бабушка на мгновение задумалась и ответила, тщательно подбирая слова: "Нет, милый, ангелов я не вижу. Не вижу, но чувствую. Я всегда знаю, когда они рядом. Иногда они наполняют меня такой любовью и радостью, что мне хочется плакать".

Эл широко улыбнулся и прошептал: "Я знаю, бабушка. Я знаю, о чем ты". Когда с домашним заданием было покончено, Эл вернулся к дивану и взял в руки новую бабушкину книгу. Бабушка слышала, как он пробормотал: "Я их тоже чувствую…"

"Мамочка, Иисус нас спасет!"
Никки Долан

Хочу внести свою лепту и рассказать о своей дочери Джессике. Выбрать самый интересный случай очень трудно, поскольку она не один раз сражала меня наповал своей мудростью. Я приведу лишь несколько коротких примеров, а выводы делайте сами.

Я всегда панически боялась ураганов. Весной и в начале лета моя жизнь в "долине торнадо" превращается в настоящую нервотрепку. Стоит мне услышать первые раскаты грома, как я тут же бегу прятаться в подвал.

Однажды, в июне 1998 года, мы отправились погулять по аллее — я, мой муж, моя мама, наша крошка Эмили и двухлетняя дочь Джессика, — а когда ехали домой, нас начал стремительно нагонять страшный грозовой фронт из тех, какие порождают смерчи. Небо приобрело зловещий зеленоватый цвет, о котором многие из нас только слыхали — и искренне надеялись никогда его не увидеть. Естественно, я страшно запаниковала.

Оглядываясь назад, я понимаю, что выставила себя перед своими детьми полной идиоткой. Это просто чудо, что мой ужас не оставил в их душе шрамов на всю жизнь! Я минут на десять просто потеряла голову и орала на мужа, чтобы он ехал быстрее. Моя дочь сидела молчком до тех пор, пока я не расплакалась от страха (да-да, сама знаю, я просто размазня). И вот тогда с заднего сиденья раздался спокойный голосок двухлетней малышки: "Мамочка, Иисус нас спасет!" В этих словах звучала такая несомненная и безоговорочная уверенность, какой я никогда прежде не слышала. Я вдруг поняла, что в своем приступе паранойи напрочь позабыла о вере в Бога. Я чувствовала себя круглой дурой, но одновременно на меня низошло какое-то просветление. Вскоре буря изменила направление, и угроза миновала. На протяжении всего этого кошмара Джессика сохраняла полное спокойствие (впрочем, как и всегда).

У Джессики невероятно хорошая память. Сейчас ей уже почти пять, но она очень часто пересказывает истории, случившиеся с нею, когда ей не было еще двух. Мой дедушка умер, когда ей было два с половиной года, но Джессика и сейчас помнит, как мы навещали его перед смертью. Тогда она провела в его комнате каких-то две-три минуты, но запомнила все, что там происходило, и не раз об этом заговаривала.

Она часто вспоминала его больничную койку и шум стоявшего рядом аппарата искусственного дыхания. Дедушка скончался дома, и вскоре из его комнаты унесли больничную койку. В следующий раз Джессика побывала в его доме уже спустя несколько месяцев после его смерти. Однако совсем недавно она вдруг спросила меня, была ли та койка его "смертным одром" и попала ли она вместе с дедушкой на небеса. Удивила меня даже не сама постановка вопроса, а именно то, что она до сих пор «переваривает» информацию, которую ее мозг получил два с половиной года назад, — и при этом строит на основе этих сведений довольно логичные и разумные выводы!

21
{"b":"104370","o":1}