ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Стой!

Ном Анор остановил своих вррипов, когда караван Нгаалу вошел в представительский квартал Вишту и остановился в облаке пыли. Вокруг клубились насекомые, залетая под одежду, сходя с ума от запаха крови. Вход в квартал охраняли двое воинов, облаченные в полную вондуун-крабовую броню. Один из них потребовал пропуск, и помощник Нгаалу протянул его на проверку. Охранники были бдительными. Нгаалу наблюдала с разукрашенного кресла на спине самого большого вррипа, как воин дважды проверил ее биологический код. На лице жрицы было выражение усталости, и Ном Анор подумал, что она не притворяется. Путешествие было долгим и утомительным, хотя Нгаалу по сравнению с другими, находилась в комфортных условиях.

К удивлению и тревоге Ном Анора, казалось, охранник не удовлетворен результатом проверки. А пропуск Нгаалу был единственным подлинным во всей ее свите. Между адъютантом Нгаалу и охранником начался спор, и Ном Анор вытянул шею, стараясь услышать, о чем они говорят. Неужели охранники что-то подозревают?

Ном Анор бросил взгляд на Кунру, замаскированного под младшего погонщика вррипов. Кунра был полностью неузнаваем в своем углит-маскуне, покрытом обширными шрамами от ожогов, не имевших ничего общего с ритуальными. Бывший воин кивнул и крепче сжал длинный кнут, какими пользовались погонщики вррипов.

Ном Анор попытался подойти ближе к воротам, но вдруг рука в шипастой чешуйчатой броне ударила его по лицу.

– Это не твое дело, рабочий, – прорычал второй воин, который, как оказалось, обходил караван. – Не вмешивайся в дела начальников!

Ном Анор склонил голову, пытаясь этим жестом выразить покорность, но, прежде всего, чтобы скрыть повреждения, которые удар причинил углит-маскуну. Он также не хотел, чтобы охранник заметил его гнев и отвращение.

Необходимо скрывать эмоции. Сейчас он всего лишь слуга из касты рабочих, а в таком положении следует ожидать оплеух и пинков от каждого представителя высших каст.

Сжав зубы, Ном Анор пробормотал что-то раболепное. Воин презрительно хрюкнул и пошел дальше.

– Ты в порядке? – прошептал Кунра, когда охранник ушел.

Ном Анор выпрямился и проверил углит-маскуна, который, к счастью, оказался неповрежденным.

– Бывало и хуже, – сказал он, с ненавистью глядя на охранников.

Действительно, бывало куда хуже. Продвижение по служебной лестнице до звания исполнителя было долгим и болезненным процессом, и Ном Анору приходилось получать немало ударов. Служение Шимрре и его приближенным, имеющим извращенное пристрастие к боли, неизбежно было сопряжено с нею.

Ном Анора утешила мысль, что однажды все, кто причинял ему унижения, заплатят за это. Никому не будет пощады, от последнего из воинов, до самого верховного префекта…

Наконец, охранники, удовлетворившись проявлением своей власти, заставили живые ворота-сварбрик открыться. Массивные мускулы с напряжением открыли йорик-коралловые плиты, позволяя каравану Нгаалу пройти. Сварбрик, огромное существо, могло при нападении выделять ядовитый газ и регенерировать свои ткани с повышенной скоростью. Оно застонало, медленно повинуясь командам смотрителей.

Ном Анор щелкнул кнутом, и вррипы двинулись вперед. Ном Анор заставил себя сосредоточиться на исполнении обязанностей погонщика. У него не было времени наслаждаться видом, когда они проходили под гигантской аркой, и пыльный запах дороги сменился экзотическими ароматами. Больше минуты его мысли были сосредоточены только на вррипах. Он знал, что важнее всего сейчас постараться не возбуждать подозрений. Для тех, кто видел его сейчас, он был всего лишь слугой. Никто не должен заподозрить, что он – нечто большее, чем простой погонщик вррипов.

Выражение лица Нгаалу не изменилось, когда вррипы прошли по большой темной луже. Похоже, что это была кровь, вытекавшая из тела сварбрика. Существо явно было больным, кровь сочилась из трещин в его толстой шкуре. Ном Анор мог только догадываться о причинах болезни. Вероятно, очередная ошибка планетного мозга Йуужань’Тара, по-прежнему функционировавшего не вполне исправно. Ном Анор улыбнулся под углит-маскуном. "Возможно, в жизни под поверхностью планеты есть свои преимущества…"

Джаг не стал тратить время, запрашивая подтверждение приказа: он был просто рад тому, что они вышли из гиперпространства. Пока Пеллеон маневрировал между планетой и йуужань-вонгской эскадрой, чтобы предотвратить дальнейшую бомбардировку, Джаг повел свою эскадрилью в атаку на линейный корабль типа "Кер-хашан".

– Близнец-2, вместе с Шестым и Восьмым на левый фланг. Третий, вместе с Пятым и Седьмым на правый фланг. Остальные со мной.

Близнец-4 и Близнец-9 вместе с Джагом выстроились перевернутым клином, маневрируя с великолепной синхронностью. Джаг уже начал забывать, кто из пилотов был чиссом, а кто – из Альянса. Эскадрилья провела в боях достаточно времени, чтобы стать единым целым.

Йуужань-вонги только сейчас обнаружили, что их атакуют с двух сторон. Йорик-коралловые щупальца "Кер-хашана" развернулись, извергнув рой "прыгунов". Штурмовые транспорты йорик-век, имевшие форму уплощенных овоидов, быстроходные, но слабо вооруженные, развернулись навстречу атакующим. "Гордость Селонии" увеличила скорость, чтобы атаковать, сверкнули первые выстрелы лазерных пушек.

Темный космос вокруг Эсфандии осветился огнем лазерных и плазменных орудий, следами работающих двигателей. Живые и металлические гиганты извергали потоки огня. Джаг настроил сенсоры на максимум, чтобы видеть все пространство боя и планету. И на мгновение это зрелище поразило его. Словно он видел всю Вселенную – большие корабли казались квазарами, а истребители – галактическими кластерами. Как будто триллионы лет движения сжались в секунды…

"Прыгун", атаковавший Джага с правого борта, вывел его из задумчивости. Джаг мысленно выругал себя. Отвлекаться на ненужные мысли во время боя опасно.

– Босс, не теряй бдительность.

Голос принадлежал девушке – пилоту Y-бомбардировщика, которая присоединилась к эскадрилье на Бакуре. Джаг тогда спас ее из лучей захвата дроидов-истребителей сси-руук. Она показала высокий уровень подготовки в бою с сси-руук и после боя вызвалась добровольцем в эскадрилью "Солнца-Близнецы", нуждавшуюся в пополнении.

Сейчас она отлично использовала подвернувшуюся возможность, превратив "прыгун", атаковавший Джага, в кипящую массу йорик-коралловых обломков.

– Спасибо, Близнец-9, – сказал он, поймав в прицел следующего "прыгуна". – Он явно целился в меня.

– Первый, у тебя на хвосте еще один, – сообщил Близнец-4, заходя в атаку на йуужань-вонгский истребитель, которого Джаг не заметил. Джаг бросил "Коготь" в штопор и вышел из него в направлении, противоположном атаке. Выкрутив инерциальный компенсатор на максимум, он открыл огонь по мелькнувшему мимо "прыгуну". Довин поглотил выстрелы. Но йуужань-вонг, севший ему на хвост, был не столь удачлив: его "прыгун" исчез в огненной вспышке. Джаг почувствовал, как "Коготь" вздрогнул, когда осколки йорик-коралла ударили в щиты.

– Ценю твою заботу, Четвертый.

– Вы сделали бы то же для меня, – ответил чисский пилот.

– Можешь на это рассчитывать, – пообещал Джаг.

Обычно Джаг не разрешал своим пилотам такую болтовню. Чиссы усваивали дисциплину раньше, чем учились ходить. Но Джаг обнаружил, что в данной ситуации, когда эскадрилья имела смешанный состав из чиссов и пилотов Альянса, некоторое несоблюдение формальностей помогало пилотам объединиться и действовать более эффективно во многих ситуациях, например, таких как эта: когда в эскадрилье не хватало четверти пилотов, а противник имел многократное превосходство в силах.

– Не гоняйтесь за любым подвернувшимся "прыгуном", – приказал Джаг. – Наша задача – атаковать "Кер-хашан" и защищать "Гордость Селонии". Сейчас только мы и "Сокол" находимся между ней и "Кер-хашаном".

– Принято, Первый, – отозвался Близнец-3, обстреливавший сейчас аналог канонерки, во много раз превосходящий размером его истребитель. – Кстати, а где "Сокол"?

16
{"b":"104379","o":1}