ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Он спас мою жизнь, – сказала она, – и открыл мне истину о моем отце.

То, что Джейсен рассказал о кровавом резчике, снова всплыло в памяти Люка.

– Там был кровавый резчик? – спросил он.

– Убийца, посланный за Энакином, – кивнула Джабита. – Он использовал меня, чтобы надавить на Энакина, и Энакин очень разозлился и убил его с помощью Силы. До того он не знал, что такое возможно.

– Такое возможно, – сказал Люк, пытаясь справиться с эмоциями, нахлынувшими на него после услышанного. – Но убийство в гневе – неправильно. Мощь Темной Стороны соблазнительна и очень опасна. Джедаи никогда не согласились бы ее использовать.

– Тем не менее, Энакин ее использовал.

Люк пытался найти слова, чтобы рассказать о судьбе Энакина Скайуокера, но не смог.

– Это дорого ему обошлось, – сказал он, наконец.

Ее взгляд скользнул по нему, острый как гаддерфай тускена.

– Ты его сын, не так ли? Я знаю это не только потому, что ты носишь его фамилию. Его часть в тебе, – она повернулась к Джейсену, – и в тебе тоже.

– Он мой дед, – сказал Джейсен. Люк просто кивнул.

– Секот почувствовал его присутствие в вас, когда вы прилетели сюда. Частично именно поэтому вам позволили приземлиться. Но вы считаете действия Энакина преступными или, по крайней мере, ошибочными. Мы рассматриваем их совсем по-другому. Энакин помог нам, он любил наш мир, и мы никому не позволим осквернять память о нем.

– Темная сторона есть Темная Сторона, – сказала Мара. – Если бы вы встретились с отцом Люка, когда он стал старше, вероятно, ваша встреча прошла бы по-другому.

– Энакин хотел помочь нам, и это для нас более важно, чем средства, которые он использовал. Он был ребенком, и вы не можете упрекать его за то, что он сделал. Он спас меня…

Люк сделал успокаивающий жест.

– Да, я когда-то ненавидел все, за что сражался мой отец, но сейчас у меня нет ненависти. Мой отец спас и меня, когда Император пытался меня убить. Я не хочу больше ненавидеть своего отца и без стыда ношу фамилию Скайуокер. И я хотел бы считать друзей Энакина Скайуокера своими друзьями, если это возможно, – он, не дрогнув, выдержал взгляд Джабиты, – но тень Дарта Вейдера, того, кем стал мой отец, приняв Темную Сторону, все еще висит над нами. Мы долго сражались, чтобы освободиться от власти Империи, и дорого заплатили за свободу. И мы не будем повторять ошибку моего отца, даже для того, чтобы победить йуужань-вонгов.

Джабита кивнула, но убедил он ее или нет, осталось неясным.

– Уже поздно, – сказала она, – вы проделали долгий путь и, наверное, устали. Вас проводят к месту отдыха.

Люк пришел в уныние.

– Значит ли это, что наш разговор окончен?

– Мне нужно обдумать услышанное и обсудить с Советом, – Джабита указала на ферроанцев, стоявших вокруг с каменными лицами, – и тогда мы решим, нужно ли продолжать разговор с вами.

– Тогда я советую вам обдумывать очень тщательно, – резко бросил Мара. – Йуужань-вонги не соблюдают договоров, а пленных приносят в жертву своим богам или обращают в рабство. Если они захватят Галактику, вы не сможете прятаться вечно – рано или поздно они вас найдут и обрушатся на ваш мир всей мощью. Не рассчитывайте на одно лишь могущество Секота, оно не спасет вас. И тогда будет слишком поздно искать союзников, потому что мы все будем мертвы.

– Моя жена говорит резко, но она права, – сказал Люк. – Если вы еще сомневаетесь в намерениях йуужань-вонгов, мы можем рассказать вам историю этой войны более подробно.

– В этом нет необходимости, – ответила Джабита. – Мы уже достаточно хорошо поняли природу Дальних Чужаков.

На лице Магистра была бесконечная усталость, и Люк снова удивился, как это отличалось от их первой встречи. Тогда Джабита была энергичной, словно наполненной жизнью, а сейчас выглядела полностью опустошенной.

– Мы поговорим утром, – сказала она, вставая.

Дарак и Роуэл жестом пригласили следовать за ними. Люку хотелось сказать больше, но он знал, что если будет слишком настаивать, он может подвергнуть риску то, что уже достигнуто в отношениях с ферроанцами. Он вежливо поклонился и вышел из естественного амфитеатра. Другие последовали за ним. Когда они удалились, круг ферроанцев снова сомкнулся. Оглянувшись на Джабиту, Люк увидел, что она по-прежнему стоит в центре, и ее глаза словно видят то, что он, наверное, не может даже представить.

Тахири от неожиданности отпрыгнула назад, когда Риина вдруг остановилась и обернулась.

"Она здесь!"

"Кто?"

"Тень"

Тахири огляделась вокруг, но ничего не заметила. Ее и Риину на мгновение объединил общий страх перед тем, что преследовало их. Тахири почувствовала, как смелость покидает ее при мысли о встрече с этим лицом к лицу. Она уже устала сражаться. Если она не будет сопротивляться сейчас, возможно, она присоединиться к Энакину в другом мире, в другой жизни. И, возможно, там он сможет простить ее…

"Ты можешь помочь мне сразиться с этим", – прошептала Риина. – "Останься и помоги мне убить его".

"Как?…" – начала Тахири, но не знала, как закончить вопрос.

"Ты сражалась и раньше", – сказала Риина. – "Ты смогла сражаться против меня. Ты сильна".

Тахири тряхнула головой. В душе она не была воином. Она пыталась когда-то, но это стоило ей того, что она больше всего любила. Стоило ей Энакина. И семьи…

"Я не была достаточно сильна, чтобы уничтожить тебя", – сказала она. – "Я смогла только похоронить тебя"

"Ты не пыталась уничтожить меня", – сказала Риина. – "Ты пыталась уничтожить себя".

Тахири хотела опровергнуть это. Но шрамы на ее руках и лице подтверждали слова Риины.

"И ты знаешь, что я не могу позволить тебе сделать это", – сказала Риина.

"Почему?", – спросила Тахири, и шрамы на ее лице налились кровью.

"Потому что я не хочу умереть вместе с тобой".

"Но ты уже мертва! Ты – холодная смерть, которая постоянно находится внутри меня!"

"А ты – холодная смерть, которая окружает меня", – ответила Риина, ее слова прозвучали в ушах Тахири песчаной бурей. – "Мы связаны друг с другом, ты и я. Это судьба, которую мы должны принять"

"Я не приму ее!"

Риина направилась к Тахири, звук шагов громко раздавался в мертвой пустоте, окружавшей их.

"Думаешь, я не подарила бы тебе смерть, которой ты желаешь, если бы могла? Но мы связаны друг с другом. Ты должна понять это! Я не могу жить в этом теле без тебя, также как и ты без меня. Я не могу убить тебя без того, чтобы не умереть самой. А я не готова к этому!"

Тахири почувствовала, как мир вокруг закачался. Она хотела найти слова, чтобы опровергнуть Риину, но не могла.

"Этого не может быть…", – только и смогла произнести она.

"Это так", – сказала Риина. – "И ты должна принять это".

Тахири встряхнула головой.

"Я не могу".

"Тогда ты не оставляешь мне выбора".

Риина отступила на два шага и подняла световой меч. Тахири приготовилась отразить удар, но удара не было. Вместо этого световой меч Риины взлетел вверх, закружившись во тьме, отбрасывая голубой свет на окружающие руины, заставив тени завертеться в странном танце вокруг них. В пугающей тишине Тахири напряженно следила за полетом светового меча.

Когда оружие полетело вниз, Риина протянула руку, чтобы поймать его. Тахири заметила, что Риина ошиблась с расчетом и не сможет поймать меч, но почему-то не могла предупредить ее. Она просто молча смотрела, как ярко-голубой энергетический клинок отрубил руку Риины.

Потом, словно откуда-то издалека, теряя сознание от ужасной ослепляющей боли, Тахири услышала собственный крик…

С-3РО поднял свою золотистую голову.

– Ты слышишь? – спросил Хэн.

– Конечно, сэр, – ответил дроид, – сигнал весьма четкий.

– Тем не менее, мы не можем определить его источник. Похоже, он сильно рассеивается в атмосфере. И вот еще что: ты сможешь перевести это сообщение? Только не надо говорить, сколько языков ты знаешь, это нам и так очень хорошо известно. Единственный из присутствующих, кто не слышал об этом тысячу раз, это Дрома, а на него твои обширные познания едва ли произведут впечатление.

25
{"b":"104379","o":1}