ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Или неповрежденный, – добавила Мара.

– Я тоже об этом подумала, – сказала Йэдж. – Я собираюсь направить туда на разведку пару СИД-перехватчиков.

Взгляд Дарак красноречиво показал Люку, что ферроанцы отнюдь не испытывают радости от того, что тут будут летать имперские истребители.

– Подождите, Ариэн, я свяжусь с вами позже, – сказал Люк и отключил комлинк.

До того, как он успел спросить, Дарак покачала головой.

– Мы не разрешим того, о чем ты хочешь просить.

Люк вздохнул, изо всех сил стараясь говорить спокойным тоном.

– Пожалуйста, поймите, что мы не хотим причинять вам вреда. Мы до сих пор не сделали ничего, что могло бы нанести ущерб вам и вашему миру. Мы хотим помочь вам. Если хотя бы один корабль йуужань-вонгов уйдет отсюда, о вашем убежище станет известно врагу. Вместо того чтобы бояться нас, лучше бы вы позволили нам помочь.

– Возможно, – Дарак все еще не была убеждена, но, по крайней мере, она прислушалась к словам Люка. – Но мы сами этим займемся. Если на той луне действительно есть гравитационные колебания, мы проведем разведку своими силами.

Люк кивнул.

– Звучит разумно.

– Только не слишком затягивайте с этим, – сказала Мара, когда ферроанка направилась к выходу. – Я не хочу сидеть здесь без возможности взлететь, если тут вдруг снова появятся йуужань-вонги.

– Секот защитит вас, – сказал Роуэл, снова входя в дом.

– А кто защитит Секота? – в голосе Мары слышалось раздражение и разочарование, но Люк понимал, что она искренне сочувствует ферроанцам. – Вы были здесь слишком долго. Вы забыли, насколько велика Галактика. Может быть, и Секот забыл об этом. Я восхищаюсь вашей верой в планету, на которой вы живете, но… придется напомнить вам о суровой реальности.

– Вы мало знаете о Секоте, – сказал Роуэл, – ваша информация собрана из разных слухов и легенд, и устарела на десятилетия. Вы не представляете, на что способен Секот.

– Поэтому мы здесь, – сказал Люк, – и хотим знать это, потому что от Секота может зависеть судьба всей Галактики. С этим знанием мы сможем найти мир и спасти от смерти триллионы разумных существ.

– Мы ходим по кругу, – сказала Хэгерти, – и пока Секот не решит, что можно доверять нам, мы ничего не достигнем.

– У Секота нет оснований доверять вам, – твердо сказал Роуэл.

– Тогда мы должны предоставить ему эти основания, – сказала Мара.

Люк кивнул, задумавшись.

"Но что мы должны сделать? Что сделал бы на моем месте Оби-Ван?"

Мысль о том, что Оби-Ван и его отец когда-то очень давно были здесь, не выходила у него из головы. Если бы можно было спросить его давно ушедшего учителя, Люк сделал бы это немедленно.

"Что случилось, когда вы были здесь, Бен? Имеет ли это отношение к тому, что происходит с нами сейчас? И… связана ли как-то с этим судьба моего отца?"

На эти вопросы не было ответа, и Люк заставил себя не задумываться о них. Он вернулся к разговору с ферроанцем, разделяя растущее разочарование Мары.

Коридоры станции связи на Эсфандии были узкими, но неожиданно высокими. Лейя подумала, что это сделано специально для коменданта-готала, чьи сенсорные рога на целый метр возвышались над головой Лейи. На "Соколе" Эшфидер приходилось все время пригибаться, на базе же необходимость в этом возникала лишь изредка.

Все остальные члены экипажа станции были ниже среднего роста. Трое инженеров-салластианцев были техническими экспертами, а пять низкорослых угноутов обслуживали оборудование. Начальником службы безопасности станции был ногри по имени Эникнар, в его подчинении состояли двое приземистых клатуинцев. Двое специалистов-людей и тви’лек – научный эксперт – тоже едва достигали среднего роста.

Осмотр базы, предложенный комендантом, не должен был занять много времени, но Эшфидер настоятельно хотела познакомить Лейю и Дрому со всем персоналом базы. Телохранители ногри все время следовали за Лейей. Они вели себя очень тихо и ненавязчиво, но Лейя постоянно чувствовала их присутствие.

Дрома вызвался сопровождать ее, потому что, по его словам, ему было необходимо на какое-то время выбраться из "Сокола". После всего, через что им пришлось пройти, у него стала проявляться клаустрофобия. Хэн решил остаться на корабле, считая, что кто-то должен обязательно присмотреть за "Соколом". Кроме того, необходимо было провести проверку двигателя и генераторов.

– Здесь у нас шлюз для выхода на поверхность, – Эшфидер открыла вход во внутренний воздушный шлюз, где стояли пять спидер-байков и шкаф, в котором хранились скафандры для работы в холодной густой атмосфере. – Хотя сама станция мобильна, иногда возникает необходимость добраться до отдаленных автоматических сенсорных станций, чтобы провести ремонт. Сенсоры – чувствительные устройства, ремонт и настройка им требуются довольно часто …

Лейя кивнула. У неё в голове уже начал формироваться план. Если доработать его до конца, спидер-байки могут оказаться очень кстати…

За бортом станции по-прежнему была тишина. Бомбардировка прекратилась, и бррбрлпп хотя бы на время были в безопасности. Лейя была рада и этому; у нее появилось время обдумать план.

– Принимать сигналы из Неизученных Регионов – это, конечно, не все, – сказал Дрома, – ведь вы должны передавать их приемникам в остальной части Галактики. Как вы это делаете?

– Сенсоры могут работать и как передатчики, – сказала Эшфидер своим равнодушным монотонным голосом, – каждый сигнал, полученный более чем одним сенсором, проверяется на ошибки и транслируется на приемники Ядра как минимум половиной остальных сенсоров. Необходимость того, чтобы сенсоры работали и как приемники и как передатчики – одна из причин того, почему оборудование такое сложное и часто нуждается в ремонте. Я пытаюсь добиться того, чтобы хотя бы пятьдесят процентов сенсоров могли работать одновременно.

– Сколько сенсоров вы потеряли во время атаки йуужань-вонгов? – спросила Лейя.

– Тринадцать из сорока.

– Сможет станция продолжать функционировать с этим количеством сенсоров?

– Если не будет новых бомбардировок, то да, мы сможем поддерживать связь еще какое-то время. Но нам необходимо восполнить потери оборудования.

– Я сделаю для этого все возможное, – сказала Лейя. "И как можно быстрее", – добавила она про себя. Кто знает, может быть, именно сейчас Люк пытается связаться с ней?

Когда обход станции был завершен, Эшфидер привела их в свою каюту, которая одновременно служила и рабочим кабинетом. Эшфидер уселась в кресло за своим столом, а Лейя, Дрома и Эникнар сели перед ней. Телохранители Лейи остались ждать за дверью.

– Это безопасное место, – заверил ее Эникнар своим шипящим голосом. Ногри был худым и жилистым, его лицо рептилии было напряженным. – Мы покажем вам то, о чем не знают остальные члены экипажа.

Эшфидер открыла сейф на стене и достала оттуда кожаный шар с мягкой поверхностью, покрытой складками. На коже пульсировали сосуды, показывая, что этот шар – живое существо. Шар покрывала странная обертка из чего-то вроде жил или проводов, оканчивающаяся длинным сужающимся хвостом.

– Виллип, – сказала Лейя. – Значит, вот как йуужань-вонги узнали, что вы здесь?

Эшфидер кивнула.

– Да, кто-то их сюда вызвал. Мы не можем сказать, когда именно и почему это произошло. Вероятно, на Дженерисе случилось то же самое.

– Этот виллип был найден два дня назад в ремонтном люке глубоко во внутренних отсеках станции, – сказал Эникнар. – Кто-то спрятал его там. И этот кто-то сейчас уже, наверное, знает, что виллип обнаружен. Но пока вражеский агент никак не проявил себя. Тем не менее, предатель среди нас.

– Мы только начали расследование, когда здесь появился флот йуужань-вонгов, и нам пришлось спасать станцию, – сказала Эшфидер. – Пока предатель не обнаружен, я храню виллип здесь, где его никто не может взять, кроме меня, – она закрыла сейф и заперла замок, – все прочие средства связи надежно охраняются. Никто не сможет покинуть базу или выйти на связь без моего разрешения.

46
{"b":"104379","o":1}