ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Хэн засмеялся.

– Да ты шутишь? Мы же говорим не о ком-нибудь, а о рине. А их все стараются не замечать. Именно эта особенность делает ринов такими хорошими шпионами, – он пожал плечами, – но, думаю, расспросить экипаж все равно не повредит.

– А как там мама?

– Она на мостике, проверяет работу станции связи.

– Я пойду к ней, может быть, ей нужна помощь.

Хэн, улыбнувшись своей фирменной улыбкой, сказал:

– Ты явно скучаешь, не так ли?

– Что, вообще никого? – гранд-адмирал Пеллеон смотрел на голограмму капитана Мэйн с нескрываемым удивлением. – Но кто-то же должен ими руководить?

– Не забывайте, сэр, это не то, что мы с вами подразумеваем под понятием "военный флот", – сказала Тодра Мэйн. – Все общество ринов – это просто отдельные группы личностей, работающих вместе. Насколько я могу понять, у них нет четкой организации, и это отражено в том, как они расселяются по галактике. Они живут небольшими группами и не остаются надолго на одном месте, путешествуя, куда им захочется.

– Так кто же приказал им лететь сюда? – спросил Пеллеон.

– Большинство ринов – капитанов кораблей, с которыми я говорила, сказали, что получили приказ прибыть сюда необычными путями, – сказала Мэйн. – Никто из них ничего не знал о других кораблях, пока они все не встретились в условленной точке, где и ждали вашего сигнала. Они даже не знали, что существует агентурная сеть ринов, пока мы им не рассказали все, что знаем. Многие из них сказали, что прибыли сюда, возвращая старый долг. А о том, кто все это организовал, они знают так же мало, как и мы.

Такое объяснение очень удивило гранд-адмирала, и в то же время он был впечатлен эффективностью действий организации ринов. Это была весьма свободная система: каждый активный агент сети ринов поддерживал контакт только с двумя-тремя ближайшими соплеменниками, не более. Таким образом, было практически невозможно выйти на след верхушки организации. Но верхушка у нее должна быть. Ведь кто-то же создал всю организацию.

– Да, а сейчас у нас появился долг перед ними, – сказал Пеллеон.

– Похоже, что так, – согласилась Мэйн.

Пеллеон кивнул.

– Они не только следят за тем, что происходит в разных местах Галактики, но и помогают снова соединить их.

– Да, ничто так не объединяет как сражение против общего врага.

– Даже тех, кто когда-то был противниками, – сказал Пеллеон, улыбнувшись.

– Должна признаться, гранд-адмирал, сначала я… не доверяла вам. Я думала, что вы что-то скрываете от нас, – сказала Мэйн, – но я надеюсь, вы простите мне мои подозрения. Трудно сразу избавиться от привычки, приобретенной на протяжении всей жизни.

Пеллеон улыбнулся еще шире.

– Пока люди исполняют мои приказы, неважно, что они обо мне думают.

– Буду счастлива и в дальнейшем исполнять ваши приказы, сэр… по крайней мере, пока они являются разумными.

Гранд-адмирал засмеялся.

– Было приятно сотрудничать с вами. Надеюсь, мы не в последний раз работаем вместе.

– Я уверена, нам еще предстоит работать вместе, гранд-адмирал. Впереди еще много боев…

Усы Пеллеона дернулись.

– В своих путешествиях я посещал много звездных систем, – сказал Секот, принявший образ Вержер, – и из всех цивилизаций, населявших их, я не видел ни одной, не имевшей склонности к вражде и насилию в той или иной степени.

Люк внимательно слушал рассказ Секота, а его глаза не отрывались от дирижабля, заходившего на посадку на ту же поляну. Люк видел, как по коже гигантского существа струится рябь, когда живой дирижабль изящно скользил по воздуху. Тело дирижабля изогнулось, остановив полет, когда гондола с пассажирами оказалась на высоте менее метра от земли.

– Я видел сражения, охватывавшие города, и, иногда целые страны, – продолжал Секот, – видел и войны между планетами. Кажется, жажда войны распространяется среди жителей этой галактики словно чума.

– Не все разумные существа желают войны, – сказал Люк, наблюдая, как пассажиры выходят из гондолы. – Джедаи много усилий приложили к сохранению мира.

– Судя по тому, что я видел, мир не кажется мне естественным состоянием Вселенной, – ответил Секот.

Люк, оторвав глаза от дирижабля, повернулся к Секоту.

– Меня удивляет, что тот, кто прикасался к самой Силе, может так думать.

– А меня удивляет, что такое маленькое существо как ты, считает, что знает так много о Силе.

Люк улыбнулся.

– Когда мы только прилетели сюда, Джабита сказала моему племяннику нечто похожее, – Магистр при этих словах взглянула на Люка, но ничего не сказала. – Ей показалось вызывающим, что Джейсен говорит от имени Силы. Подразумевалось, что существо, такое маленькое по сравнению с великим Космосом, не должно брать на себя так много. Но на самом деле Сила может выбрать любого, кого пожелает. Размер не имеет значения. Мастер Йода был меньше, чем кто-либо из нас, но он был самым мудрым существом, с которым мне приходилось встречаться – и одним из самых могущественных мастеров-джедаев, которые когда-либо жили. Секот, ты владеешь могуществом, которого не может себе представить ни одно разумное существо, но это не значит, что твоя связь с Силой больше.

Призрачная Вержер улыбнулась и кивнула.

– Ты мудр, мастер Скайуокер, – сказал Секот, – думаю, что когда-нибудь ты сможешь дать ответ на мои вопросы о Силе.

– Это начало долгого путешествия для нас всех, – ответил Люк, – и, думаю, что в конце пути мы многому научимся друг у друга.

Потом, повернувшись к Магистру, Люк спросил:

– Как идет подготовка к полету, Джабита?

– Подготовка идет полным ходом, – ответила она. – Можно увидеть, что за последние три дня на Зонаме многое изменилось.

– Или не увидеть, – сказал Джейсен, намекая на сильные электромагнитные поля вокруг экватора планеты.

Джабита засмеялась. Она и Секот явно испытывали симпатию к племяннику Люка.

– Если ты хочешь знать детали наших приготовлений, – сказала она, – тебе стоит только спросить.

– Тогда все в порядке, – сказал Джейсен, – а то я чувствую, что не понимаю половину того, о чем вы говорите.

До того, как кто-то ему ответил, к ним подошли остальные. Мускулистый хвост Сабы громко шуршал по траве. Хэгерти держала сумку, наполненную, вероятно, ферроанскими артефактами, судя по каким-то кусочкам, выпадавшим из нее. Шерсть Тэкли распушилась под легким дуновением ветерка, а Данни старалась держаться ближе к Джейсену, все еще настороженно глядя на сопровождавших ферроанцев.

Теперь, когда Секот официально принял своих гостей, Дарак и Роуэл вели себя гораздо вежливее. Они не только предложили четверым из спутников Люка, не участвовавшим в разговоре с Секотом, экскурсию по близлежащей местности, но и постарались создать для гостей более комфортные условия проживания, практически роскошные. И, разумеется, обращались к Люку и его спутникам со всей почтительностью. Перемена в отношениях с местными жителями была очень заметной, и Люк иногда думал, что Секот просто приказал ферроанцам вести себя вежливо. Впрочем, здесь могло быть и более тонкое влияние. Вероятно, тот факт, что ферроанцы всю жизнь проводили в энергетическом поле разумной планеты, сделал их более подверженными влиянию ее мыслей, чем они сами считали. Теперь не осталось и следа от той враждебности, с которой были встречены джедаи. Даже Сенши стал более дружелюбным, поддавшись влиянию Секота.

– Мы ходили к руинам, – сказала Данни Джейсену.

– Это просто невероятно! – восхищенно воскликнула Хэгерти. – Вы не поверите, что мы там нашли!

Люк улыбнулся такому энтузиазму, но слушал ее рассказ только краем уха. Он понимал ее восхищение: Зонама Секот была миром, полным тайн и загадок, которые ждали своих открывателей. Для ксенобиолога такая планета была просто мечтой.

– Люк! – голос Мары вывел его из раздумья. Повернувшись, Люк увидел, что Мара подошла к ним.

– Все системы работают? – спросил он.

– Даже лучше! Снова восстановилась связь с Мон Каламари!

72
{"b":"104379","o":1}