ЛитМир - Электронная Библиотека

Но и переигрывать не следовало. Он был достаточно взрослым для того, чтобы сюда прийти, а стало быть, и для того, чтобы самостоятельно заявить о своих желаниях.

– Ты давно здесь работаешь? – задал он стандартный для таких заведений и встреч вопрос.

– Нет, – покачала головой Джей, качая соломинку кончиком языка. – Совсем недавно. Один месяц.

Ну еще бы, скажет она правду. Они все работают тут не больше месяца. А на деле за спиной каждой топорщится лес из эрегированных членов.

И лет ей вовсе не восемнадцать, как установил, присмотревшись, Роман. Это на подиуме, в неоновых бликах, она выглядела так юно. Здесь же, при тусклом свете настольной лампы, она тянула где-то на двадцать три. По местным меркам, возраст для проститутки почтенный. Вчерашний мачо отослал бы ее назад незамедлительно. Но сегодняшний новобранец был без ума от своей избранницы.

– А ты… – американец замялся, бегая глазами по груди и губам девушки. – А это… сколько стоит? Ну… секс?

– Минет триста бат, если на ночь – тысячу пятьсот бат, – просто, точно речь шла о стоимости на фрукты, сказала Джей.

То есть десять долларов и пятьдесят. Вот это да! Знакомый профессор, побывавший здесь в прошлом году, не обманывал относительно местной дешевизны. Это же просто рай какой-то!

– А это, – снова засуетился американец, – если… минет?

Он даже покраснел, выговорив заветное словцо.

Но Джей краснеть не думала, да и вряд ли вообще умела.

– Да? – с готовностью подняла она тонкие брови.

– Куда надо идти?

– Не надо идти, – снисходительно улыбнулась Джей. – Это здесь.

– А… Хорошо. Тогда… как?

– Давай деньги.

– А. Да, да. Вот…

Роман выхватил из кармана пачку местной валюты, принялся отсчитывать, путаясь в купюрах.

Джей равнодушно ждала, досасывая коктейль.

– Вот.

Триста бат легли на стол. Джей молча взяла их, пересчитала, сунула в лифчик. Американец было заерзал, но Джей успокоила его мягким прикосновением руки, приглушила свет настольной лампы и привычно скользнула под стол.

И в этот момент Роман увидел, что за столик бельгийца сел какой-то мужчина.

Джей копошилась между ног, расстегивая ширинку, извлекая член и надевая ртом презерватив. Этом трюку были обучены все девушки, он входил в обязательную программу и исполнялся ими поистине виртуозно. Клиент, как правило, не замечал никаких неудобств.

Но Роман и так ничего не замечал. Все его внимание было приковано к Стокку. Что за мужчина сел к нему? Возможно, это и есть резидент? Вовремя, ничего не скажешь…

Лицом Роман изображал неземное наслаждение. То есть слегка отвесил челюсть и закатил глаза под лоб. Джей внизу старалась вовсю, и Роман начал тихо постанывать, давая понять, что старания ее не напрасны.

За столом Стокка между тем происходили какие-то неторопливые, но любопытные действия. Подсевший мужчина не уходил. Телохранители его не трогали, хотя – Роман успел заметить – не преминули тщательно обыскать перед тем, как пустить за стол.

Похоже, это и был долгожданный резидент.

Корчась от невыносимого удовольствия, Роман взял приготовленную заранее крохотную линзу и заученным движением вставил в левый глаз. Со стороны могло показаться, что он лишь провел рукой по лицу. Но в его глазу точно оказалась подзорная труба. Сейчас же Стокк увеличился втрое, и Роман увидел его так же отчетливо, как если бы сидел рядом. Разглядел даже недобритые щетинки под носом бельгийца.

Теперь он видел во всех подробностях все, что происходит за интересующим его столом.

Вот толстяк пару раз кивнул, отвечая гостю.

Гость – худощавый, коротко стриженный араб лет тридцати пяти – улыбнулся.

Стокк улыбнулся тоже.

Гость настороженно повел головой.

Роман совсем закрыл глаза, ритмично покачиваясь в такт движениям Джей. Хотя сквозь оставленную в левом глазу щелку продолжал следить за происходящим.

Вот гость, убедившись, что все спокойно – как видно, бдительности телохранителей ему было недостаточно, – сунул руку во внутренний карман пиджака.

Оба телохранителя на всякий случай подались вперед, но Стокк остановил их движением пальца.

Роман почувствовал, что Джей удвоила усилия. Она была сбита с толку. На таких клиентов тратилось обычно не более минуты. Две максимум. А тут, как она ни старалась, результат нулевой.

Более того, Роман почувствовал, что вот-вот может оконфузиться. Происходящее за столом Стокка занимало его настолько, что на Джей попросту ничего не оставалось. Пришлось срочно взять себя в руки – в буквальном смысле – и, действуя в унисон с губами Джей, вернуть заленившемуся органу боевую форму.

Араб достал из кармана мини-диск в дюралевом боксе и положил на стол, возле Стокка.

Тот, секунду поизучав бокс взглядом, словно в чем-то сомневаясь, накрыл его свой громадной ручищей. Однако куда-то прятать не спешил.

Беседа продолжалась.

Так же, как и старания Джей. Роман чуть расслабился, чтобы бедная девушка смогла наконец закончить свою работу. Но внимания не ослаблял. Надо было узнать, куда Стокк спрячет диск. Не оставит же он его лежать на столе. Скорее всего, передаст одному из телохранителей. Эти бультерьеры скорее проглотят диск, чем отдадут его кому бы то ни было. Или, что скорее, порвут в клочья каждого, кто возжелает его отнять…

Джей снова отчаянно замотала головой. Роман спохватился, направил вектор внимания на то, что происходило внизу. Он охотнее всего оттащил бы Джей от своего многострадального лона и с миром отпустил, присовокупив за труды еще триста бат, но уж больно удобным было прикрытие. Да и потерпеть оставалось самую малость.

Вот араб, посидев еще несколько минут и прикоснувшись без всякого интереса к чашке с кофе, поднялся и направился к выходу.

Провожая его взглядом, Роман едва не пропустил самое интересное, а именно: когда араб ушел, Стокк взял диск и двумя пальцами опустил в нагрудный карман своей рубашки. Как в сейф положил. И провел ладонью по верху кармана, прижимая «липучку» застежки.

Ну, «липучка» – это мелочь. Это не электронный замок. И даже не карман телохранителя. Вскрыть его – дело одной секунды.

Проблема в другом: как до него добраться?

У Романа Евгеньевича имелся для таких случаев пяток-другой домашних заготовок. Все зависело от того, как поведет себя объект и какие предоставит шансы. То есть исходить нужно было сугубо из обстановки.

Хотя и создавать обстановку искусственно не возбранялось. Главное, не сорвать операцию. А уж как ты будешь изворачиваться, твое личное дело.

Правда, если изобретешь неудачно, это станет уже делом общим, и хорошего тут ждать не приходилось. Слепцов в московском кабинете разберет твои действия по косточкам, и если ты что-то сделал не так, то кара будет безапелляционной и очень суровой.

Поэтому, прежде чем действовать, нужно было все рассчитать тщательным образом.

Чем Роман сейчас и занимался.

Итак.

Гость ушел, и не было никакой уверенности в том, что Стокк и дальше останется сидеть в ресторане. Он свое получил, из чего можно было сделать вывод, что в Паттайе ему задерживаться смысла нет. Значит, сейчас он поедет домой, за вещами, а потом – в аэропорт.

А может, сразу в аэропорт? На кой ему те вещи? Чай, не нищий, чтобы крохоборничать. Тем более что все необходимое он мог взять с собой. Вон, даже сувенир для детишек прихватил по дороге.

Или, наоборот, вернется после сытного ужина в свое бунгало и проспит до утра? Парень он уравновешенный, может спать при любых обстоятельствах.

Или снова будет гулять всю ночь, как и положено любому нормальному мужику, вырвавшемуся на пару дней из домашнего плена? Минувшей ночью, как доподлинно зафиксировал Роман, его обслужили пять танцовщиц, причем один раз сразу две полезли к нему под стол. Так что почем знать, не возобновит ли он сегодня свою сексуальную программу?

Кстати, программа гастрономическая тоже была далека до завершения.

Или все-таки двинет в аэропорт?

11
{"b":"104383","o":1}