ЛитМир - Электронная Библиотека

– Вы ведь знакомы с генералом Фахимом, капитан? – спросил, вновь устраиваясь за столом, Слепцов.

Роман вообще соображал быстро, но сейчас он не видел смысла опережать события.

– Никак нет, незнаком, товарищ генерал.

– То есть? – поднял брови тот.

Роман лишь пожал плечами в ответ.

– В вашем деле сказано, что во время службы в Афганистане вы имели дружеские отношения с Фахимом Сафи, офицером армии ДРА…

– А, Фахимджан, – протянул Роман с улыбкой. – Так бы сразу и сказали, товарищ генерал.

– Что за тон, капитан? – процедил сквозь зубы Слепцов.

– А что, Николай Викторович?

Бес ли какой дернул Романа за язык, или из врожденного озорства захотелось подразнить начальство, но только он первый полез на рожон.

И тут же нарвался.

– Немедленно прекратите! – заорал вдруг полным голосом Слепцов. – Встать!

– Вообще-то, – заметил Роман, неторопливо подымаясь, – я в гражданской одежде, и по уставу вы не имеете права…

– Молчать! – как молоденький, подскочил к нему Слепцов и затряс пальцем перед носом. – Это вы не имеете права находиться в рядах нашей службы! И очень хорошо, что на вас гражданская одежда, потому что вы недостойны носить офицерский китель.

Обычно желтоватое лицо его приобрело свекольный оттенок, глазные яблоки выкатились и, казалось, прилипли к стеклам очков.

Роман испугался. Сейчас шефа хватит кондратий, а свалят все на него. И поди потом докажи, что ты не верблюд, особенно после всего, что было. Вредитель, как есть вредитель.

– Мальчишка! – рычал Слепцов. – В отделе всего три года, а проблем от вас – как от десятка оболтусов-новобранцев. Гнать надо таких в шею!

Язык чесался ответить, но Морозов, смахнув пальцем брызги со скулы, промолчал. Не помер дед, и то хорошо.

Слепцов посопел, моргнул, отошел в сторону.

– Садитесь, – буркнул как ни в чем не бывало.

Роман сел. Достал сигареты, но, подумав, сунул их обратно в карман.

– Курите, – махнул рукой Слепцов, стукнув перед ним хрустальной пепельницей.

Морозов закурил, пуская дым тонкой струйкой.

– Не как ваш начальник, а как старший товарищ, – сказал Слепцов. – Или вы будете вести себя, как положено офицеру, или я приложу все свои силы, чтобы вас уволили. Или перевели в другой отдел.

– Ничего не имею против, Николай Викторович, – отозвался Роман.

– Кто бы сомневался, – вздохнул Слепцов.

Они помолчали. Морозов курил, генерал задумчиво барабанил пальцами по столу.

– Ладно, к делу. Итак, вы знакомы с Фахимом Сафи.

– Так точно, знаком, товарищ генерал. Только я не знал, что он уже генерал.

– Да, генерал. У талибов.

– Вот как? – улыбнулся Роман.

– Именно так, – отрезал Слепцов. – Вопрос: вы случайно с ним связь не поддерживаете?

– Нет, товарищ генерал, не поддерживаю.

– Плохо.

– А что, понадобился Фахим?

– Понадобился.

– Я думаю, связь можно возобновить. Прошло всего каких-то двадцать лет. Для восточного человека это не срок. Только вот…

– Что?

– Какие у нас интересы к генералу Фахиму?

– У нас пока никаких. Но вот господа из НАТО в нем очень заинтересованы.

– Мы стали помогать господам из НАТО?

– Ну, помощь бывает разного рода, – уклончиво заметил Слепцов. – А в этом деле суть такова. Две недели назад, во время налета на колонну англичан в Афганистане, талибами была похищена крупная партия оружия. Имеются сведения, что это дело рук отряда генерала Фахима. Англичане хотели вернуть оружие, даже за крупный выкуп. Но Фахим на контакт не идет. Англичанам нужен человек, с которым генерал Фахим станет вести переговоры. Запросили помощи у нас. Ситуация ясна?

– Более чем, – кивнул Морозов. – Только вот странно: чего это англичане подняли такую бучу из-за партии оружия? Там этого добра – завались.

– Ага! – поднял палец Слепцов. – Соображаете?

– А чего тут соображать, товарищ генерал? Небось, тяпнули духи не просто автоматы-пулеметы, а какую-нибудь секретную разработку, проходящую обкатку в боевых условиях. Вот и всполошились альбионцы, кинулись принимать экстренные меры.

– И мы того же мнения, – кивнул Слепцов, глянув на Романа несколько мягче. – Поэтому ваша задача: кроме прямой помощи англичанам установить, что именно они хотят получить обратно от генерала Фахима, как это работает и из чего оно сделано. Все понятно?

– Так точно, товарищ генерал.

– Хорошо, капитан. Здесь, – Слепцов перебросил Морозову папку, – инструкции. В чье распоряжение поступаете, как держать связь, ну и остальное. Детали согласуете с подполковником Дубининым.

– Есть, товарищ генерал.

– От себя добавлю одно пожелание. Если вдруг разработка англичан будет случайно уничтожена, вы лично не понесете за это никакого наказания. Очень вероятно, что наоборот… Вы меня поняли, капитан?

– Отлично понял, товарищ генерал.

– Тогда я вас больше не задерживаю. Надеюсь, что вы сделаете все, как надо.

– И я надеюсь, товарищ гене…

Слепцов дернул углом рта. Роман осекся, вскочил, прижал папку к бедру.

– Разрешите идти?

– Идите. И помните: действуете в одиночку, прикрытия нет. Желаю удачи.

«Иди ты», – мысленно огрызнулся Роман, выходя из кабинета.

16 мая, 11.00, Восточный Афганистан

Роман прибыл на эту базу под Кандагаром два часа назад. Добирался долго. Из Москвы – утомительный перелет в Узбекистан. Из Ташкента его доставили на авиабазу американских войск. Ночь продержали в наглухо запертом терминале, видимо, опасаясь, что русский начнет минировать бомбардировщики.

Утром, с рассветом, который наступал в этих краях в четыре часа утра, угостив кофейной бурдой и липким сандвичем, сунули в транспортный самолет и отправили уже непосредственно в Афганистан. Но и там он не сразу добрался до места. Пришлось делать две пересадки, прежде чем он попал на базу вооруженных сил Великобритании.

Закончилось ли его путешествие, Роман толком не понял. Его привели в двухместную армейскую палатку и велели ждать. Как долго – не уточняли. Когда Роман вышел из палатки, у входа его встретил часовой, рослый капрал с засученными до локтя рукавами камуфляжной куртки. Он шагнул навстречу и поспешно щелкнул предохранителем автомата.

– Вернитесь в палатку, сэр, – сказал он вежливо.

Ствол автомата был красноречиво направлен Роману в грудь.

Роман пожал плечами и ретировался в прохладную – по сравнению с тем пеклом, что было снаружи – глубь палатки.

В самом деле, чего он там не видел? Огромный лагерь, обнесенный трехметровым железным забором с двумя рядами проволоки поверху. Внутри – палатки, модули, гаражи и несметное количество военной техники. Над головой то и дело проносятся вертолеты, подымая вихри пыли. Повсюду озабоченная суета одетых в военную форму людей.

В свое время Роман достаточно пожил в таком вот боевом стойбище, чтобы чему-то удивляться. Что стойбище было советским, а не английским, так это не имело никакого значения. Все военные базы по всему миру выглядят одинаково и различаются разве что названиями техники да климатическими условиями. А климатические условия данной местности Роману были настолько хорошо знакомы, что он предпочел бы никогда в них не возвращаться.

Однако же, увы, вернулся.

Ему принесли поесть. Типовой армейский набор. Мясо, рис, картофельный салат, ананасы, шоколад, какао, сок, витаминные добавки. Все упаковано в герметичные пластиковые контейнеры. Мясо, рис, какао мгновенно подогревались при разгерметизации. По сравнению с русским аналогичным пайком довольно невкусно, но есть можно.

Роман плотно перекусил, доложился Дубинину и не нашел ничего лучшего, как завалился спать.

Часок соснул очень даже неплохо. Гул вертолетов перешел в разряд привычного шума и лишь способствовал крепкому сну. Однако, когда полог палатки откинулся, впустив полосу солнечного света, Роман открыл глаза, словно не спал вовсе. Рука хотела метнуться за оружием, и он едва успел ее удержать. Надо же, как действует обстановка.

12
{"b":"104384","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Спаси нас
Человек раздетый. Девятнадцать интервью
Моя прекрасная ошибка
Секретарь
Не навреди. Истории о жизни, смерти и нейрохирургии
Макраме. Самое полное и понятное пошаговое руководство для начинающих
Созданы друг для друга
Девственница на три дня
Как слушать музыку