ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

По утрам перед вахтой спортсмены теплохода проводили десятиминутный бег. Раньше на это никто не обращал внимания, но теперь многие выходили на верхнюю палубу посмотреть на необычное зрелище. Один за другим бежали спортсмены, а впереди несся рыжий вихрь — лучший бегун теплохода — неутомимая Чалка.

Щенка полюбила вся команда за весёлый характер, за безобидные проказы. Очень скоро Чалка привыкла к чистоте и порядку.

Даже в рубке — святая святых каждого корабля — в Чалку поверили. Она легко взбиралась туда по лесенке и царапалась в дверь. Но вот спуститься обратно — это было настоящее мучение: лапы расползались, и щенок никак не мог перелезть вниз со ступеньки на ступеньку. Тогда, забыв всякие приличия, Чалка отчаянно визжала. На помощь прибегал кто-нибудь из команды. На руках сносил её вниз, а она, благодарная, высовывала розовый язык, пытаясь облизать своего спасителя.

На длительных стоянках Гера выводил свою воспитанницу на корму.

К концу навигации Чалку уже нельзя было узнать. На пристанях привыкли к тому, что у трапа рядом с вахтенным сидит большая золотисто-рыжая собака с большими карими глазами и чуть вытянутой, как у лисицы, мордой. Если вахтенному надо было на минуту отлучиться, он мог быть спокойным: никто из чужих не войдёт на теплоход. Чалка не залает, не бросится, — она лишь красноречиво приоткроет зубастую огромную пасть, и чужак отступит, с уважением поглядывая на необыкновенного стража. А если он попытается бросить конфету (находились и такие соблазнители), Чалка и бровью не поведёт: она уже не щенок, способный выпросить подачку у первого встречного. Она взрослая воспитанная собака и берёт конфету только из рук хозяина.

И вот настало утро, когда весёлая Чалка испытала первое горе.

Гера покидал корабль. Молодой матрос уходил в армию.

Вдвоём со старпомом, с которым его связывала теперь большая дружба, они стояли у борта и говорили о Чалке. А собака сидела у их ног притихшая, что-то чувствуя, и переводила преданный взгляд с одного на другого.

— Надёжный парень, сохранит твоего пса, — сказал старпом и поглядел на танкер, который стоял рядом, чуть покачиваясь на крутых волнах Рыбинского моря, ещё совсем молодого, но уже такого неспокойного.

Дело в том, что на танкер перевели Семёна. Теперь он был там механиком и с радостью брал к себе Чалку до Гериного возвращения. Вот и сейчас он появился на борту и призывно помахал рукой.

Гера, держа на поводке Чалку, зашёл проститься к капитану.

— Счастливо, — сказал тот. — Рад, что передаём в армию хорошего матроса.

Он пожал руку вспыхнувшему Герке, погладил Чалку, усиленно вилявшую хвостом.

У трапа Герка подошёл к боцману.

— Ты пиши, — сказал старик непривычно мягко, — как, что. А я наведываться буду на танкер.

Старпом и Гера зашагали к танкеру. Чалка весело взбежала по трапу. Она нередко давала тут представления и знала всех.

Герка передал поводок в руки механика и, простившись с друзьями, зашагал по лестнице в город. Старпом и механик провожали его глазами. На самом верху Гера остановился, махнул в последний раз рукой и скрылся за поворотом. Чалка отчаянно залаяла и кинулась было вслед, но её удержала крепкая рука.

На берегу стоял голубой домик и над ним плыло облако, провожая Геру в новый путь.

ПАСТУХ ОРЛИК

Орлик вырос в степи. Его отец Громобой и мать Ветка, косматые кавказские овчарки, стерегли овечьи стада. В жару они подгоняли овец к водопою, во время бурана собирали отбившихся от отары животных. Собаки зорко следили, чтобы не потерялась ни одна овца, чтобы не подкрался откуда-нибудь голодный, кровожадный волк.

Ещё совсем маленьким щенком Орлик бегал за родителями, тявкал на овец, но, конечно, овцы не боялись такого крошки и не обращали на него никакого внимания.

Потом Орлик подрос. Он бегал быстрее всех молодых собак и умел заставить овец слушаться. На шею ему надели особый ошейник с торчащими железными шипами — это для того, чтобы волк не смог схватить его за горло.

Однажды сильная гроза с ливнем разразилась над степью. Жёлтые молнии бегали по небу, а гром гремел так оглушительно, что у Орлика даже заболели уши. И в эту тёмную, страшную ночь к отаре подполз волк. Он был такой голодный, что ничего не боялся.

Орлик никогда не видел волков, и сначала ему показалось, что это какая-то чужая собака подкралась к овце, которая, обессилев от грозы, лежала у куста.

Но вдруг Орлик услыхал грозное рычание своего отца и увидел, как Громовой бросился наперерез незнакомой собаке с худыми, впалыми боками и зеленоватыми глазами. Орлик не знал, что волки всегда такие, что они на первый взгляд кажутся безобидными, неопасными, поэтому он даже не подумал, что это самый кровожадный хищник, который недавно растерзал маленького отбившегося ягнёнка и перекусил горло трём большим, красивым овцам. Но вот Орлик учуял ненавистный запах чужака — незнакомый, тревожный запах, от которого встала дыбом шерсть, напряглось всё тело. Орлик был ещё очень молод и не знал, как вести себя в бою. Он сначала бросился вперёд, потом отбежал в сторону. Но вдруг волк прыгнул и вцепился в затылок Громобою. Тот захрипел, и тогда, охваченный небывалой яростью, Орлик мгновенно вскочил на спину зверя и впился острыми зубами в его затылок. От боли и неожиданности волк взвыл и выпустил Громобоя. И тот, изловчившись, в свою очередь впился в горло волку. Через несколько минут всё было кончено. Мёртвый волк остался лежать на траве, а Орлик и Громобой погнали отставшую овцу в отару.

Эльбрус находит след. Рассказы о собаках - i_020.png

По дороге они останавливались и, кашляя, выплёвывали волчью шерсть, которая завязла между зубами.

ШЕРЬКА-АРТИСТ

Эрдельтерьер Шерька живёт на одной из самых длинных улиц Москвы — на улице Горького.

Шерька очень смешной — почти четырёхугольный, прямо живой мохнатый квадрат. У него толстый обрубленный хвостик — чёрный, на жёлтенькой подкладке. Спина тоже чёрная, а грудка жёлтая. Морда усатая, бородатая. Совсем как у козла, висит рыжая бородёнка и торчат пушистые усы.

Шерька часто забирается на подоконник и с высоты пятого этажа с интересом глядит вниз — на бегущие машины, на прохожих. Иногда он рычит. Это значит, что там, внизу, какой-то беспорядок: или мальчишки дерутся во дворе, или кошка пробежала безнаказанно, пользуясь тем, что он, Шерька, не может спрыгнуть вниз и наказать её за дерзость.

Шерька любит порядок во всём. У него весьма положительный характер. Даже своё нескладное имя он получил именно за любовь к порядку. Когда Шерьке было всего лишь месяц, что в переводе на человеческий возраст означает примерно года три, он сразу выделился среди своих братьев и сестёр. Он рычал на них, оттаскивал от миски с кашей, возле которой они устраивали возню, хватал за ноги своими ещё небольшими, но уже острыми зубами. Он быстро водворял порядок, и его усатые братишки и сестрёнки, обиженно повизгивая, расползались по местам, а Шерька залезал на какое-нибудь возвышение — на диван или стол — и оттуда следил за ними коричневыми круглыми, как пуговицы, глазами, готовый соскочить при малейшем непорядке.

Его прозвали Шериф, что по-английски означает судья. Настоящий шериф носит на груди серебряную цепь — знак своего судейского достоинства. А собачьему шерифу завязали на груди голубую ленточку. Потом Шериф превратился в Шерьку и так навсегда Шерькой и остался.

Когда Шерьке исполнилось десять месяцев, он поступил в первый класс собачьей школы, то есть начал ходить на площадку в парк, где дрессировщики обучали его собачьей азбуке: «стой», «ложись», «рядом». Шерька оказался очень понятливым. Он учился только на пятёрки, и если посмотреть его дипломы, которые хранятся в большой картонке вместе с намордником, там не увидишь ни одной тройки или даже четвёрки.

Он имеет двенадцать золотых медалей за свои знания. Он очень образованный пёс. Его часто приглашают в клубы и кинотеатры, где он показывает своё искусство. Шерька выполняет по команде разные приказания: прыгает через барьер, задерживает «злоумышленника», охраняет оставленные вещи.

13
{"b":"104396","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Туман над темной водой
Теория невероятности. Как мечтать, чтобы сбывалось, как планировать, чтобы достигалось
Ледяной трон
Радость малого. Как избавиться от хлама, привести себя в порядок и начать жить
Анатомия семейного конфликта. Победить или понять друг друга
Запрет на вмешательство
Неисправимый
Код. Тайный язык информатики
История нового имени