ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Суинтон видел все это, и гораздо больше. Видел новые браслеты на руках жены, свисающие с ушей бриллиантовые серьги и дорогое кольцо на пальце — которого раньше не было!

Видел, но не спрашивал, откуда все это. Ему было все равно. Подарки не вызывали у него неудовольствия. Гораздо больше недоволен был сэр Роберт, который их тоже заметил.

Глава LXIX

КАБРИОЛЕТ

Только одно не оставляло теперь Суинтона равнодушным. Ему нравился юкер, он хотел бы отомстить, но была одна мысль, которая заставляла забыть все остальное.

Скорее не мысль, а страсть — и объектом ее была Джули Гирдвуд.

Он влюбился.

Можно было бы подумать, что такой человек не способен на подобную страсть. Конечно, это не была чистая любовь.

Но любовь бывает разная, и одну ее разновидность испытывал экс-гвардеец. Иными словами, он «влип».

Это была любовь в самом низменном смысле, однако это не делало ее менее страстной.

Суинтон испытывал такое сильное чувство, что способен был забыть почти обо всем остальном. Даже подлый план, первоначально предназначавшийся для того, чтобы овладеть состоянием Джули, отступил перед желанием обладать этой девушкой.

Конечно, первоначальная цель не забылась, она только отошла на второе место.

И поэтому, больше, чем по другим причинам, его раздражало вынужденное затворничество.

Все это произошло после восхитительного обеда, во время которого ему удалось создать о себе благоприятное впечатление. Но дальше ничего не последовало. Уже шесть дней он не видел никого из Гирдвудов. Не мог навестить их. Как это возможно — с таким лицом? Как объяснить причину? Пришлось отказаться от посещения.

Он нервничал, ему хотелось снова увидеться с Джули Гирдвуд. Карты не помогали, а то, что он видел в поведении жены и о чем подозревал, заставляло его испытывать еще более сильное желание. Тем нужнее было отвлечься.

Его тревожили и другие мысли.

Он так долго ее не видел. Что могло произойти за это время? Красавица, богатая, на нее должны обращать внимание. Она окружена поклонниками. Рядом с ней Лукас, один из поклонников, но до мыслей о нем Суинтон не снисходил. Однако, могут появиться и другие, и среди них тот, кто будет отвечать требованиям матери.

Откуда он знает, что подлинный лорд в данный момент не ступил на ковры «Кларендона», и сейчас не стоит у края шелковых юбок Джули?

А если и не лорд, то Мейнард, а мать об этом не подозревает.

Последняя картина меньше всего нравилась Суинтону.

Но, ежедневно сидя у окна и ожидая, когда кожа лица приобретет естественный цвет, он постоянно представлял ее себе.

И когда наконец синяки сошли, он не стал тратить ни дня, а сразу отправился к Гирдвудам.

Отправился в стиле высшего общества. Щедрая плата за шпионскую деятельность позволяла это. Ни один дворянин не мог бы одеться моднее: на Суинтоне было пальто от Пула, сапоги от Мелнотта и шляпа работы Кристи.

И пришел он не пешком, как во время первого посещения «Кларендона» — приехал в кабриолете с красивой лошадью, на запятках стоял слуга в высоких сапогах.

Номер миссис Гирдвуд в этом аристократическом отеле выходил окнами на Бонд-стрит. Суинтон знал, что его выезд увидят.

И все сделал для того, чтобы обман удался.

Кабриолет был избран с особой целью. Это был последний крик моды среди благородной публики, особенно молодежи. Такие экипажи не часто можно было видеть на улицах; они всегда привлекали внимание — ведь красивее такого экипажа на колесах не бывает.

Суинтон слышал, как однажды Джули Гирдвуд сказала, что хотела бы прокатиться в таком экипаже. Он подходящий человек для такой прогулки — во время службы в гвардии ему не раз приходилось держать в руках вожжи, и он считался одним из лучших «хлыстов» своего времени.

Если ему только удастся заманить Джули в кабриолет — конечно, мать это позволит, — какие преимущества это ему даст! Возможность проявить свое мастерство, возможность неограниченного тет-а-тет — до сих пор у него такой возможности не было. Это, наряду с другими случайностями, может сильно поднять его в ее глазах.

Конечно, предложение необычное. Но он слышал, как она сама высказала такое желание, и поэтому может выполнить его, не боясь оскорбить.

Она согласится. Он знает, что у этой молодой леди своеобразный жизненный опыт, что она не боится сплетен. Она никогда не подчиняется тирании общества. В этом она истинная американка.

Он считал, что она поедет или по крайней мере согласится, нужно будет только получить согласие матери.

А после последней дружеской встречи он считал, что миссис Гирдвуд даст такое согласие.

Побуждаемый этой верой, он решил попытаться, для этого и был нанят кабриолет.

Полный надежды, мистер Суинтон спрыгнул с сиденья, бросил повод слуге и вошел в отель «Кларендон».

Глава LXX

ИСКУСНЫЙ ВОЗНИЦА

— Дома ли миссис Гирдвуд? — спросил он у дежурного.

— Сейчас посмотрю, сэр, — ответил тот, почтительно поклонившись и торопливо отходя.

Он помнил этого джентльмена, который курит такие хорошие сигары и охотно с ними расстается. Джентльмен и тогда ему понравился. Но сейчас, в новом пальто, несомненно от Пула, с соответствующими брюками и сапогами, он выглядит еще лучше. К тому же сквозь застекленную дверь служащий видел кабриолет и слугу в высоких сапогах. А с владельцами такой роскоши он всегда исключительно вежлив, тем более с мистером Суинтоном, помня его замечательные сигары.

Экс-гвардеец ждал его возвращения с некоторой тревогой. Кабриолет вместе со слугой обошлись ему в соверен. Будет жаль, если он напрасно выложил двадцать шиллингов.

Но когда вернулся цербер «Кларендона», Суинтон испытал облегчение.

— Миссис Гирдвуд с семьей у себя, сэр. Послать вашу карточку?

— Пожалуйста.

Суинтон достал кусочек картона и протянул служителю.

Проворный слуга понес ее наверх.

— Прекрасная леди — миссис Гирдвуд, — в ожидании новой сигары начал разговор смотритель. — Вся семья замечательная, особенно молодая леди.

— Которая из них? — спросил Суинтон. Он решил, что не помешает, если он закрепит дружбу со служащим. — Их две.

— Обе, сэр. Обе замечательные.

— Правда! Но вы высказались так, словно предпочитаете одну из них. Могу ли я спросить, какая из них кажется вам красивей?

Служитель удивился. Он не знал, какой ответ больше понравится джентльмену.

Но тут ему в голову пришел компромиссный ответ.

— Ну, сэр, светловолосая — очень хорошая молодая леди. У нее такой спокойный характер, и выглядит она прекрасно. Но если говорить о красоте, я бы сказал, — конечно, я не судья в таких делах, — но я бы сказал, что брюнетка тоже очень красива!

Такой ответ оставлял непонятным, кого предпочитает служитель. Но у мистера Суинтона не было времени думать об этом. Не считаясь с расходами, миссис Гирдвуд занимала большой номер на первом этаже; поэтому посыльный вскоре вернулся.

Он принес приятное известие, что джентльмена просят заходить.

Выражение лица посыльного свидетельствовало, что гостя ожидает благожелательный прием.

Так оно и было. Миссис Гирдвуд вскочила и пошла ему навстречу.

— Милорд! Прошу прощения, мистер Суинтон! Вы целую неделю нас не навещали! Мы все гадали, что с вами случилось. Мы с девочками уже думали… сказать, девочки?

Джули и Корнелия выглядели смущенными. Они не знали, что думали об отсутствующем мистере Суинтоне.

— Я вам скажу, мистер Суинтон, если вы обещаете не обижаться!

— Обижаться? Но это невозможно!

— Ну, тогда, — продолжала вдова, не думая о том, что «ее девочки» еще не дали ей разрешение, — мы подумали, что произошло нечто ужасное. Простите, что называю это ужасным. Но оно таково для ваших многочисленных друзей среди леди.

— Что именно?

— Что вы женились!

— Женился? На ком?

— О, сэр, вы еще спрашиваете! Конечно, на достопочтенной и прекрасной мисс Кортни.

64
{"b":"104397","o":1}