ЛитМир - Электронная Библиотека

— У вас роскошные губы. Они буквально созданы для поцелуев. Неужели никто не говорил вам, как вы прелестны?

— Нет, никто.

— Не могу в это поверить. Но помнится, вчера вечером мы пришли к выводу, что в большинстве своем люди глупы.

Он прильнул к ее губам. Она прижималась к нему все сильнее, отвечая на его ласки.

Боже! Как он хочет ее! Он задрал ей платье, провел ладонью по шелковистому бедру. Она ахнула, и он заглянул ей в глаза, затуманенные страстью.

Он видел, что она готова ему отдаться.

И в этот момент в памяти всплыли слова Артура о том, что она бесхитростна и наивна. Неужели совесть позволит ему взять ее прямо здесь, под деревом? И что он будет делать потом? Женится на ней?

Он обхватил ее за талию и решительно отстранил от себя.

Самми наконец-то смогла вздохнуть. Жар спиралью поднимался в ней, сосредоточиваясь между ногами. Это была сладкая мука, и Самми хотела большего и с трудом разомкнула веки. Прислонившись к дереву, он держал ее за талию на расстоянии вытянутой руки и тяжело дышал. Отпусти он ее, она просто рухнула бы на землю.

Обретя наконец дар речи, она спросила:

— Почему вы остановились?

Он крепче сжал ее талию.

— Не остановись я в тот момент, вообще не смог бы остановиться. — Он невесело рассмеялся. — Поверьте, это стоило мне невероятных усилий. Вы и представить себе не можете, как близок я был к тому, чтобы овладеть вами.

Бурная радость охватила Самми. Набравшись храбрости, она прошептала:

— А вы — как мне хотелось этого.

Он замер.

— Это невозможно.

Она вздернула подбородок:

— Почему?

Глава 10

Почему? Эрик уставился на нее в изумлении. Она смотрела на него, ожидая объяснений. Прошла, казалось, целая вечность, прежде чем он наконец заговорил:

— Вы не можете не понимать этого. Подумайте о последствиях. А я в моем нынешнем положении не могу предложить вам руку.

Она подняла брови.

— Я и не жду вашего предложения.

— А чего, позвольте спросить, вы ждете?

— Хочу пережить с вами восхитительное приключение.

Сердце у Эрика едва не выскочило из груди, в висках застучало.

Ее ответ ошеломил его, привел в восторг. Но если он согласится, его замучает совесть. Воцарилось тягостное молчание.

— Я польщен вашим предложением, но, к сожалению, не могу его принять.

Она помрачнела.

— У вас уже есть любовница?

— В настоящее время нет.

Она явно обрадовалась и невольно устремила взгляд на его возбужденную плоть.

— Вы не можете отрицать, что хотите меня.

— Совершенно верно. Но есть множество соображений. Вы, видимо, не обо всем подумали…

— Обо всем.

— А о вашей репутации тоже?

— Никто не узнает. Я никому не скажу. Надеюсь, вы тоже.

— Конечно. Но в таком месте, как Танбридж-Уэллз, где все знают друг друга, невозможно скрыть любовную связь.

— Не согласна. — Глубоко втянув воздух, Саманта сжала перед собой руки. — В этой деревне на меня смотрят как на странную, закоренелую старую деву. Никто не поверит, что найдется мужчина, тем более такой, как вы, который подарит мне хотя бы мимолетный взгляд. Я и сама в это верю с трудом. Скажу вам больше. Если мы оба во всеуслышание заявим, что стали любовниками, никто не примет этого всерьез.

Это была истинная правда, и лорда охватило негодование. Только слепой мог не заметить, как она хороша. Или полный болван.

— Мне скоро двадцать шесть, — продолжала она. — Я давно привыкла к тому, что моя внешность и интересы отталкивают от меня мужчин, но не перестала мечтать о приключениях и страсти.

Робкая надежда и тоска мелькнули в ее глазах, и у него перехватило дыхание. Черт побери, придется убедить ее в том, что это плохая идея — взять его в любовники, не думая о последствиях. Но как это сделать, когда чресла ноют от вожделения и нет сил произнести хотя бы слово.

Он взял ее за руку, и пальцы их сплелись. Его бросило в жар, и только гигантским усилием воли он заставил себя не заключить ее в объятия, послав эту проклятую совесть к чертовой бабушке.

— После встречи с Похитителем Невест, — тихо произнесла Самми, — я была не в состоянии заглушить в себе жажду приключений.

Эрик похолодел.

Похититель Невест?! Какое он имеет ко всему этому отношение?

— Он заставил меня почувствовать себя… живой. Заставил испытать множество желаний.

Он стиснул челюсти и сузил глаза.

— Одно из них — завести любовника?

Она смело встретила его взгляд.

— Да.

Необъяснимая, иррациональная ревность охватила его.

— Тогда, пожалуй, вам лучше обратиться с вашим предложением к Похитителю.

Лицо ее вспыхнуло, и он скрипнул зубами. Ему и в голову не приходило, что она может питать… нечто вроде любви к его второму «я».

— Вряд ли я когда-нибудь встречусь с ним.

«Уже встретилась».

— А если встретитесь?

— Он ничем не дал мне понять, что желает меня.

Черт бы ее побрал, что она хочет этим сказать? Что ей хотелось отдаться Похитителю Невест? При мысли о том, что другой мужчина может вызвать у нее желание, пусть даже он сам, в глазах у него стало красно.

Подавив нарастающее возмущение, он холодно произнес:

— А вы учли, что ваше «приключение» может привести к беременности?

— Да, но я знаю, что существуют способы предохранения.

— И вы знаете, что это за способы?

— Нет… пока не знаю.

— Пока?! — Он провел рукой по волосам. — И как же вы намерены это узнать?

Она подняла брови.

— А вам они известны?

— Разумеется. У меня нет никакого желания производить на свет ублюдков.

Она с облегчением улыбнулась:

— Великолепно. Вы мне расскажете, что я должна делать.

— Я не сделаю ничего подобного. Эти сведения вам ни к чему, потому что я не собираюсь становиться вашим любовником. — Он провел рукой по лицу и покачал головой. — Что, если в будущем вы выйдете замуж? — Едва эти слова сорвались с его губ, как в голове у него промелькнуло видение — Самми в объятиях другого мужчины. Он чуть не задохнулся.

— У меня нет никакого желания выходить замуж. Научная работа заполняет всю мою жизнь, и я надеюсь, что когда-нибудь отправлюсь путешествовать. Если бы мне хотелось стать чьей-то женой, я могла бы согласиться на жениха, которого недавно подыскали мне родители. Обещаю вам, что не стану пытаться склонить вас к браку.

— Разумно, поскольку у меня тоже нет ни малейшего желания вступать в брак. Тем более не по доброй воле.

— У меня тоже. Но как же ваш титул?

— Умрет вместе со мной, — твердо заявил он.

— Понятно, — вздохнула она и добавила: — Ну что же, раз мы с вами обсудили и удалили все препятствия…

Одному Богу известно, как мучительно хотелось ему ласкать ее. Но голос совести звучал у него в голове, и он чувствовал, что обязан спасти Самми от себя самого. Потому что она явно не отдавала себе отчета в том, что собирается сделать.

Отшвырнув прочь вожделение, грозившее взять верх над добрыми намерениями, он взял Самми за плечо и заглянул ей в глаза. Искренне надеясь, что она поймет всю глубину его сожалений, граф сказал:

— Я не могу стать вашим любовником. Именно потому, что желаю вас. — Он невесело усмехнулся. — Слишком сильно желаю. Не хочу оказаться виновником вашей гибели в глазах общества.

Она еще выше вздернула подбородок.

— Что бы ни случилось, я вас не буду винить.

— Верю. Но у меня есть совесть, и я не смогу уйти от ответственности.

В глазах ее мелькнуло сомнение.

— А ваши прежние любовницы? Вас не заботила их репутация?

Почувствовав прилив нежности, он обхватил ладонями ее лицо и провел большими пальцами по ее щекам.

— У меня не было девственниц. Их связь со мной или с кем-либо еще не вредила их репутации. А вот вы погибли бы. И я не могу этого допустить.

Глаза ее мигом погасли.

— Понятно. — Она резко отступила назад, и руки его упали. — В таком случае мне лучше вернуться домой. Отдайте мне, пожалуйста, очки.

28
{"b":"104403","o":1}