ЛитМир - Электронная Библиотека

Парапет террасы был разрушен. Ститри маневрировала на краю пропасти, пытаясь проскользнуть в комнату, но Везавий был начеку. Его меч кружил вокруг жертвы, отрезая путь к отступлению. Ститри показалось, что Везавий уже не раз мог рассечь ее, но медлил, видимо, желая сбросить противницу на копья своих солдат. И вдруг Ститри заметила на поясе Верхнего энергетические ножи. Изловчилась, предприняла ложную контратаку. Она словно бы метила своими длинными ножами в грудь Верхнего. Везавий поддался на уловку, передвинулся вправо и нанес удар, Ститри едва успела убрать руки. Но пальцы пронзила резкая, жгучая боль. Не обращая внимания на раны, Ститри рванулась к поясу Верхнего. Энергетические ножи были совсем рядом, Ститри даже удалось коснуться одного из них. Но Везавий разгадал маневр. Он нанес мощный удар коленом в лицо. И мир померк в глазах. Ститри почувствовала, что летит в пустоту, и лишь инстинкт самосохранения заставил ее ухватиться за что-то твердое, с чего уже соскальзывали руки. Мир в глазах начал вновь проясняться. И Ститри поняла, что лишь чудом держится на разрушенном парапете террасы. Внизу, ощетинившись копьями, стояли солдаты. Там была смерть.

Медленно приблизился Везавий. На его лице не было торжества. Он по-прежнему оставался безучастным — он словно знал заранее, чем все кончится.

— Ну вот и все, — сказал, глядя Ститри в глаза.

— Значит, все, — ответила она.

Верхний хладнокровно поставил ногу на ее пальцы. И вдруг что-то блеснуло у его шеи. Голова Везавия стала клониться вбок, а затем и вовсе сваталась с плеч. Пошатнувшись, обезглавленное тело конвульсивно дернулось и упало на бок. Толпа ошеломленно ахнула, будто с облегчением вздохнуло некое огромное животное. Около тела Верхнего Ститри увидела Инара. Он подошел и протянул руку.

— Мне показалось, что вам необходима помощь, — словно оправдываясь, произнес Инар.

Ститри облегченно перевела дух. Инар присел рядом на корточки.

— Пророк Верхний, кажется, мертв, и теперь вы за него.

— Ублюдки!!!

Рев взбешенного Везавия прозвучал так неожиданно, что Инар в страхе упал на спину. Верхний ожил!

— Но ведь он использовал все… — ошеломленно прошептала Ститри.

Везавий стоял рядом. Его голова находилась на своем прежнем месте, а лицо исказила ярость.

— Ублюдки, на кого подняли руку! — проревел Верхний и холодно осмотрел собравшуюся толпу. — Я вам покажу…

Ститри не стала слушать. Еще мгновение, и Верхний уничтожил бы всю изоляцию вместе со всеми людьми. Повинуясь внезапному импульсу и используя всю свою силу, Ститри нанесла Везавию сокрушительный удар кулаком в подбородок. Замолкнув на полуслове, Верхний упал на пол. И уже через секунду его тело окутал сияющий ореол отстраненного поля. Это вступили Чистые. Все было кончено. Ститри улыбнулась.

— А ты говорил, что умение драться мне здесь не пригодится, — язвительно сказала она Верхнему и, подняв его тело, переместила на площадь.

Везавий завис над толпой, и люди в страхе разошлись, будто боялись, что он упадет на них. Ститри вспомнила о сражающемся в коридоре отряде. В одно мгновение она переместила своих солдат на террасу и повернулась к толпе. Наступила гробовая тишина.

— Слушайте все, — властно произнесла Ститри. — Я, Расул Яло[1], забираю с собой вероотступника и лживого пророка Верхнего. Ибо он возомнил себя Богом, хотя знал, что это не дано никому! Я тоже удаляюсь. Моим преемником, который воплотит мою волю, я оставляю Инара! И будет проклят Аллахом тот, кто ослушается его!

Ститри повернулась к воинам. Их осталось всего пятнадцать.

— Мне пора, — тихо сказала она и обнялась с каждым поочередно. — Спасибо всем.

Кто-то протянул ее энергетический меч. Ститри улыбнулась и дематериализовала оружие. Здесь в нем больше не было необходимости. Ститри обвела своих верных воинов благодарным взглядом и повернулась к висящему в воздухе Везавию.

— Пора, — прошептала она и вместе с поверженным Верхним переместилась в свою изоляцию.

***

Ститри не собиралась ждать. Окно в материнский мир было перед глазами.

— Ты уверена, что хочешь туда вернуться? — спросил Марк. — Ты не сможешь возвратиться обратно, а материнскому миру можно помочь и отсюда.

— Нет. — Ститри отрицательно покачала головой. — Обретя вместилище Везавия, я многое поняла. Нельзя допускать усиления материнского мира. Мы слишком от него зависим. Ты и сам все понимаешь. У нас общее вместилище. Ты такой же Верхний, как и я.

— Но наши чувства… Ститри подняла руку.

— Мне жаль, но я люблю Демитрия. С ним меня объединяет нечто значительно большее общего вместилища. — Ститри поцеловала Марка в щеку. — Прощай.

Ститри повернулась к Демитрию. Он еще не все вспомнил, но понемногу обретал себя. Ститри взяла его за руку.

— Пойдем, что ли, — сказала она и вместе с ним вошла в окно…

Глава 24

В материнском мире царил хаос. Серая спираль готова была поглотить оставшуюся половину планеты. Теперь она исчезла. Ститри наклонилась к Демитрию, он был без чувств. Да и Ститри чувствовала себя неважно. Войдя в окно, она будто бы нырнула в грязную лужу. Сколько она провалялась без сознания? Ститри взглянула на солнце. Похоже, прошло часа два.

Застонал Демитрий. Он пошевелил рукой, словно что-то нащупывая, и открыл глаза.

— Ну, наконец! — Ститри помогла Демитрию подняться.

— Где я? — Демитрий щурил глаза и с удивлением осматривался.

— Дома. — Ститри встряхнула Демитрия за плечи. — Как ты себя чувствуешь?

— Так, будто… — Демитрий вдруг замолчал и с широко раскрытыми глазами уставился на Ститри. По лицу его расплылась счастливая улыбка. — Стит, это ты? — прошептал он, протягивая руки.

— Ну а кто же еще, дурачок мой. — Ститри ласково улыбнулась и прильнула к Демитрию. Он нежно коснулся губами ее шеи.

Ститри не сопротивлялась. Она ждала этого мгновения любви. Она хотела и боялась признаться в этом… И вот сейчас, сейчас… В блаженстве Ститри запрокинула голову. Мир вокруг словно растворился. Расплывались в тумане верхушки деревьев и белоснежные шапки гор…

— Горы! — Ститри замерла.

— Что? — не понял Демитрий. — Господи, что это за девушка… Ведь так хорошо началось…

— Я говорю, горы!

— Ты уверена, что их не было, когда мы входили в окно? — удивился Демитрий.

— Я уверена. Спираль многомирья висела в космосе, и ее центр находился над Дрейвером. Именно туда мы и должны были попасть.

— Ну промазали, что из того?

— «Промазали», — передразнила Ститри. — Ты оглянись! Мы на другом континенте, на необитаемом острове в неизвестном океане.

Демитрий рассмеялся.

— И ты, кажется, забыла, кто мы теперь. Переместимся к Дрейверу. Разве я не прав?

Ститри рассмеялась.

— Какой же я иногда бываю!.. — Ститри прижалась к Демитрию.

Он расплылся в довольной улыбке, озадаченно почесал подбородок, и, хмыкнув, спросил:

— Мне показалось, или ты действительно попросила прощения? Скажи мне, что я не сплю.

— Ну хватит уже. — Ститри смущенно улыбнулась. — Давай переместимся к Дрейверу и займемся делом. Нам нужно обнаружить источник черного возмущения, который оставил там Везавий.

— Но у тебя же его вместилище, — недоуменно произнес Демитрий. — Ты можешь погрузиться туда и получить любую информацию.

— Я пробовала. Но не смогла ничего найти о возмущении. Возможно, его оставил не белый, а черный Везавий. Тогда информацию невозможно найти.

— Ну что ж… Переместимся к Дрейверу и найдем источник черного возмущения. — Демитрий взял Ститри за руку. — Вперед.

— Бесполезно. — Ститри села. — Перемещение невозможно там, где каждый человек неповторим в своей индивидуальности. Другое дело белый мир. Там все Чистые почти одинаковы.

— Значит, теперь мы ничего не сможем сделать из того, что делали там? — разочарованно спросил Демитрий.

вернуться

1

Посланник Аллаха (араб.). 

54
{"b":"104418","o":1}