ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Боже, какой он огромный, подумала Кэрол, пожалуй, метр восемьдесят пять или даже больше. Ее собственный рост составлял метр шестьдесят семь, а Эдгар был ненамного выше. Незнакомец же оказался не только высок, но и широк в плечах.

Кэрол разозлилась настолько, что мгновенно забыла все предупреждения о том, что одиноким женщинам опасно останавливать машину и разговаривать с незнакомцами. Ослепленная закипевшим в душе гневом, она импульсивно распахнула дверцу и, дрожа от ярости, выскочила наружу.

– Послушайте, – резко заявила девушка, – если вы думаете, что, преследуя меня и пытаясь обратить на себя мое внимание, чего-то добьетесь, то ошибаетесь. Я собиралась сообщить о вас в полицию, но пожалела вашу бедную жену – ей наверняка хватает неприятностей. Такое поведение позорит ее и ваших детей, а вы даже не задумываетесь об этом! Если вас интересует мое мнение, то знайте: я считаю вас отвратительным и презренным типом. И если вы немедленно не прекратите преследовать меня, я остановлюсь у первого же полицейского поста!

Закончив свой эмоциональный монолог, Кэрол обнаружила, что вся дрожит, причем не столько от гнева, сколько от какого-то странного возбуждения.

Мужчина стоял в угрожающей позе, сжимая кулаки, и ей показалось, что он хочет наброситься на нее.

Видимо, не ожидал такого отпора, подумала она. Ну, что же, пусть узнает, что далеко не каждая женщина готова упасть к его ногам!

Впрочем, Кэрол тут же поняла, что глупо пытаться вразумить его подобными речами. Они были на дороге практически одни: огромный разъяренный мужлан и она, слабая женщина. Если он попытается подойти еще ближе или, например, поцеловать ее, она вряд ли сможет оказать ему сопротивление.

Тут Кэрол вдруг очнулась и, шокированная странным направлением собственных мыслей, поняла, что, стоя перед незнакомцем, фактически приглашает его к действиям. Хорошо еще, что он пока что этого не осознал. Нужно как можно скорее сесть в машину и уехать.

Уже захлопывая дверцу, девушка увидела, что мужчина сделал еще один шаг по направлению к ней и что-то сказал. Но она не расслышала его слов, поскольку как раз в этот момент мимо с грохотом пронесся большой грузовик.

Выехав на шоссе, Кэрол с удовлетворением отметила, что ее преследователь повернул в противоположную сторону. Видимо, он все-таки понял свою ошибку. Быть может, в следующий раз хорошенько подумает, прежде чем начать приставать к незнакомым женщинам.

2

Въехав в деревню, Кэрол сделала остановку у гаража, хозяева которого не только занимались ремонтом автомобилей, но и продавали молоко. К счастью, у них еще было открыто.

Несмотря на все свои усилия, Эдгар так и не смог приучить Кэрол к черному кофе, а ее мать отчаянно пыталась убедить себя и окружающих, что кумыс ничем не хуже коровьего молока. Поэтому тем, кому это не нравилось, приходилось самим позаботиться о себе.

Остановка у гаража задержала Кэрол дольше, чем она предполагала. Хозяин, давний приятель ее родителей, любил поболтать, и прошло минут пятнадцать, прежде чем она смогла уехать. К этому времени уже совсем стемнело.

Девушка любила приезжать к родителям, хотя и не признавалась себе в этом. Ей нравились знакомые с детства места.

Когда она свернула с шоссе в узкий проезд, ведущий к ферме, у ворот неожиданно ярко вспыхнули предупредительные огни.

Автоматически снизив скорость, Кэрол смотрела на это новшество со смешанным чувством удивления и одобрения. Она давно уже советовала родителям установить систему сигнализации для защиты от потенциальных грабителей, но ей казалось, что они не воспринимают эти рекомендации всерьез. Видимо, она ошибалась.

Другим приятным сюрпризом оказалось то, что козы, которые обычно свободно разгуливали по двору, были заперты в сарайчике.

Кэрол услышала, как при ее приближении залаяли собаки, и знакомое смешанное чувство радости и тревоги сжало девушке сердце.

Она радовалась, потому что в городе тосковала по привычному с детства образу жизни, и каждый раз, возвращаясь на ферму, испытывала пьянящее чувство свободы.

Тревога же не оставляла Кэрол потому, что с каждым визитом к родителям она неизменно обнаруживала, что они увлечены очередной потенциально опасной затеей.

Их тянет на авантюры, словно детей на сладкое, подумала она, въезжая во двор и останавливая машину рядом с каким-то автомобилем, забрызганным грязью настолько, что трудно было в темноте определить его цвет. Должно быть, это новая мамина машина, решила девушка, но потом пригляделась внимательнее, и….

Забрызганный грязью красный автомобиль!

Кэрол замерла и в смятении уставилась на него. Нет, не может быть! Это просто совпадение. И потом, как этот тип мог узнать, куда она едет?!

Трясущимися руками девушка открыла дверцу, но, едва она вылезла из машины, как из-за угла дома появился высокий, широкоплечий, темноволосый мужчина. Увидев ее, он остановился. Кэрол выпрямилась под его взглядом и уже в который раз посетовала на свой небольшой рост. Ее раздражало, что порой приходится смотреть на людей снизу вверх, а сейчас был тот самый случай.

При ближайшем рассмотрении незнакомец оказался вовсе не так уж дьявольски красив, как ей почудилось тогда, у шоссе. Нос у него был сломан, и это лишало лицо симметрии… Впрочем, такая неправильность черт, скорее, придавала ему мужественности и привлекательности, чем портила. На какое-то мгновение Кэрол даже пожалела о том, что в неярком свете фонарей ей трудно разглядеть, какого цвета у этого мужчины глаза.

Какое это имеет значение, рассердилась на себя она. Гораздо важнее выяснить, как он здесь оказался!

И торопливо, словно опасаясь, что странная слабость может лишить ее дара речи, Кэрол высказала незнакомцу все, что думает о его поведении. Она произносила свою обличительную речь резким уверенным тоном деловой женщины, какой себя считала; женщины, которая точно знает, как надо поступать с мужчинами такого сорта, и не теряет времени на размышления.

Однако, остановившись на мгновение, чтобы перевести дыхание, Кэрол вдруг сообразила, что родители почему-то не спешат выходить ей навстречу. Мало того, она увидела, что объект ее обличительной речи, вместо того чтобы смутиться, наблюдает за ней со смешанным выражением насмешки и удивления.

– Извини, что перебиваю тебя, – произнес он, воспользовавшись ее заминкой. – Аплодирую твоему актерскому таланту. Вероятно, ты на досуге участвуешь в любительских спектаклях? Поздравляю! Вот только сейчас, пожалуй, немного переигрываешь.

Кэрол, на мгновение потеряв дар речи, изумленно уставилась на него.

– Кто дал вам право обращаться ко мне на «ты»? – возмущенно спросила она, придя в себя. – Откуда вы меня знаете?

– Может, пройдем в дом и поговорим? – спокойно предложил он.

Кэрол непонимающе смотрела на незнакомца. А где же родители? Почему они до сих пор не вышли, чтобы спасти ее от этого сумасшедшего?

– Я как раз закончил все дела и собирался вымыть машину твоей матери, но, пожалуй, это подождет, – спокойно продолжил он.

Взгляд ее упал на забрызганный грязью автомобиль.

– Разве это мамина машина?

– Ну да. Она хотела купить внедорожник, но увидела в автосалоне эту машину и сразу в нее влюбилась. Кстати, твоя мать предполагала, как ты на это отреагируешь. Она говорила, что ты ужаснешься и прочитаешь ей длинную лекцию о том, что нужно быть более бережливой и практичной.

К смущению Кэрол добавилось еще одно чувство – неприятное и болезненно-острое ощущение, что ее предали. Как мать могла говорить о ней с этим… незнакомцем?! Тут еще одна унизительная мысль пронзила ее.

– Вы знали, кто я такая, когда увидели меня на дороге?

Девушка надеялась получить отрицательный ответ, но ее собеседник кивнул, и она ощутила приступ болезненной слабости.

– Конечно. Я сразу узнал тебя. Ты почти совсем не изменилась. Мне было известно, что ты должна приехать сегодня, и я ожидал, что ты тоже меня узнаешь, но…

6
{"b":"104419","o":1}