ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Борис Кагарлицкий, директор ИГСО, публицист, кандидат политических наук:

Во-первых, надо сразу признать, что повышение налогов на те или иные виды промышленности в условиях кризиса, это не самая лучшая идея в условиях экономического спада. У правительства проблема пополняемости бюджета и денег элементарно не хватает на тех же бюджетников и прочих. Но неправильное проведение налоговой политики может дать обратный эффект, это может привести к тому, что будут закрываться предприятия и налогов будет еще меньше. С другой стороны, сейчас мы начинаем наблюдать только первый этап больших межотраслевых воин. Понятно, что за кризис нужно платить. Кто и сколько будет платить, как распределяться эти нагрузки, это бремя - это вопрос, мягко говоря, открытый.

Естественно, что все основные отрасли, все группы компаний, которые имеют серьезные лоббистские возможности в правительстве, в Думе будут по максимуму все свои возможности использовать. В результате разделение происходит не по линии власть - оппозиция, а в значительной мере внутри власти. То есть мы видим людей из «Единой России», которые выступают за снятие налогов, в данном случае на уголь и тут же видим представителей «Единой России», связанных с угольной отраслью, которые радикально против этих налогов. Сейчас партийная принадлежность того или иного деятеля будет значить гораздо меньше, чем принадлежность к отрасли к компании, связанности с регионом и другие подобные факторы, которые и будут определять политические позиции.

politonline.ru

ТЕНЬ ОТЦА-СТАЛИНА

Товарищ Сталин, как известно, был Отцом Народов, Вождем и Учителем, величайшим полководцем, гениальным теоретиком и лучшим другом советских физкультурников. С некоторых пор мы знаем, что был он и выдающимся менеджером. Подобный взгляд на лидера СССР эпохи войны и индустриализации становится тем более распространенным, чем больше в современном отечестве обнаруживается дефицит кадров, пригодных решить хоть какие-нибудь серьезные задачи управления. А Сталин и его наркомы эти задачи решали. Тут не поспоришь.

Дискуссия между патриотическими историками и их либеральными критиками все сильнее смещается в плоскость обсуждения вопросов политического менеджмента, вызывающими у спорщиков с обеих сторон куда больший энтузиазм, чем диалектика социального развития или трагические противоречия ушедшей революционной эпохи. Собственно, вопросы о социализме, революции, классовом противостоянии, бюрократическом вырождении Октября и прочие подобные темы полностью снимаются с повестки дня, заменяясь главной проблемой: являются или нет жертвы, принесенные советским обществом в 1930-е годы, необходимой и оправданной ценой, оплатившей модернизацию России.

Типичным показателем подобных споров является судебный процесс между издательством «Просвещение» и газетой «Ведомости». Рецензенты газеты уличили автора школьного учебника по русской истории А.А. Данилова в том, что он счел террор 1937 года «эффективным механизмом кадровой селекции», а издательство заявляет, что подобных слов (выделенных газетой в кавычках, как положено цитате) вучебнике не было. В общем, если убрать за скобки формальный спор о словах, противостояние сторон оборачивается разногласиями по поводу того, был ли Сталин эффективным менеджером.

Разумеется, позиция рецензентов газеты «Ведомости», как и многих других либеральных авторов, пишущих на подобную тему, аргументирована вполне основательными ссылками на масштабы репрессий, перечнем жертв и испытаний, которые должна была вынести наша страна в процессе модернизации. Упрекнув Данилова в желании «рассуждать по-бухгалтерски, сравнивая доходы (результаты) и расходы», авторы тут же с готовностью предлагают воспользоваться «той же логикой» и начинают доказывать: нет, не была сталинская система эффективной. Слишком высоки были издержки.

Если бы критика Сталина основывалась на гуманистическом неприятии насилия (любого насилия) и человеческих страданий, то спорить было бы не о чем. Однако сами же либеральные идеологи решительно отвергают подобный подход, как только речь заходит о критике капитализма. И просто поднимают на смех любого левого автора, который ставит под вопрос достижения генерала Пиночета или макроэкономическую стабилизацию в тропической Африке, апеллируя к жертвам и мучениям, которым были подвергнуты люди в процессе «успешных реформ». Или рассказы о голоде в Африке, о нищете в бурно развивающейся Бразилии. При чем здесь это? Кому интересны все эти нищие и голодные? В числе «эффективных менеджеров» мы находим и индонезийского диктатора Сухарто, и латиноамериканских авторитарных правителей, и тех, кто в Москве палил из пушек по зданию парламента, и многих других столь же гуманных деятелей. Почему же в таком случае в этом ряду эффективных менеджеров не стоять и товарищу Сталину? Ведь с точки зрения формальных критериев успеха он был не только эффективен, а суперэффективен. Индустриализацию осуществил, неграмотность ликвидировал, войну выиграл, передовую науку создал. Правда, много людей по дороге погибло, несомненно. А еще больше попали в лагеря или голодали. Так ведь с точки зрения менеджмента это само по себе не проблема, как мы уже поняли. А в качестве сильного управленца Сталин понимал, что человеческий материал стоит недорого, к тому же быстро восстанавливается. Раз он менее дефицитен, то его и беречь надо меньше. Нормальная управленческая логика.

В оценке исторического «быдла» либеральная публицистика настолько безжалостна, что, пожалуй, Сталин - по ее критериям - был даже чрезмерно осторожен с человеческим «расходным материалом». Проблемы начинаются, когда речь заходит об избранных, о «настоящей интеллигенции», «лучших людях нации» и прочих незаменимых гражданах, которые, увы, тоже попадали в топку репрессий. Это ведь неправильно с точки зрения эффективности. Крестьянских детей бабы взамен потерянных новых нарожают. А академиков, писателей, генералов - их же выращивать надо, учить. Они дороже, ими нельзя так разбрасываться. Да, приходится признать: были ошибки. Например, с академиком Вавиловым. Так ведь масштаб работы был какой! При таком размахе издержки неизбежны.

Но, с другой стороны, большую часть ценных кадров сохранили. Научные школы создали в «шарашках». Под присмотром людей в погонах работали, в зарешеченных помещениях, зато на посторонние вещи не отвлекались. Не было бы «шарашек», не было бы и спутника 1957 года, и полета Гагарина в космос. И много еще чего не было.

А что касается литераторов и артистов, так один знакомый литературовед мне убежденно доказывал, что Сталин выбирал правильно. Мандельштама - да, посадил и угробил, зато Пастернака и Булгакова сберег. Руководствуясь безупречным художественным вкусом, выбрал лучших. И вообще, продолжал мой собеседник, антисталинское стихотворение Мандельштама («Мы живем, под собою не чуя страны») небрежно написано. Так себе стихи, между нами говоря.

Идея, что за неудачные стихи нужно расстреливать, несомненно, пользуется популярностью среди литературоведов. Хотя лично я предпочел бы расстреливать архитекторов. От них вреда больше.

Впрочем, и здесь можно только восхититься управленческим гением Отца Народов. Например, архитектор, спроектировавший Театр Советской Армии, поплатился за сооруженное им в центре Москвы безобразие, загремев в лагеря. Здание, которое при взгляде сверху (кто же на дома сверху-то смотрит!) имело форму пятиконечной звезды, было сочтено ориентиром для немецкой авиации.

В общем, тезис о Сталине как о выдающемся управленце оспаривать бесполезно. А если за тем или иным эффективным менеджером и тянется кровавый след - то это уже вопрос совершенно иного порядка. Либеральная теория эффективности учит нас не отвлекаться на подобные мелочи.

И до тех пор, пока идеология буржуазного общества будет сводить общественное развитие к «социальным издержкам» бизнеса, издержкам, которые надо минимизировать, ломая человеческие судьбы, а то и перечеркивая жизни, до тех пор, пока логика капитала будет требовать эффективности накопления, с презрением отмахиваясь от утопий, призывающих поставить на первое место человеческое достоинство и самореализацию, до тех пор, пока успех экономической системы будет измеряться исключительно формальными цифрами роста валового продукта, изгнать призрак Сталина из общественной жизни не удастся никакими заклинаниями и камланиями. Если вам нужен эффективный менеджер, то вот он, перед вами, господа.

123
{"b":"104428","o":1}