ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

polit.ru

ИЗВЕСТНЫЕ ПОЛИТОЛОГИ ПОДВЕЛИ ИТОГИ 2008 ГОДА

2008-ой был нашпигован политическими событиями: Россия выбрала себе нового президента, пережила пусть и кратковременную, но все же полноценную войну в Южной Осетии, перекройке подверглась и сама политическая система страны - были приняты поправки, увеличивающие срок полномочий президента и депутатов Госдумы. Довольно неоднозначно прошло укрупнение и слияние политический партий. О том, что было самым значимым в 2008 году и чего стоит ожидать в новом 2009 году «Электорату.Инфо» рассказали известные российские политологи: Дмитрий Бадовский, Михаил Виноградов и Борис Кагарлицкий.

Дмитрий Бадовский, заместитель генерального директора НИИ социальных систем МГУ им. М.В.Ломоносова, директор по развитию и проектному планированию:

- 2008 год в политическом смысле был весьма насыщенным и в каком-то смысле историческим для России. Прежде всего, речь идет о том, что прошли президентские выборы, институционально сформировалась обновленная модель власти, которую часто называют сегодня тандемократией. Но в действительности более существенно то, что политическая система получила серьезное институциональное развитие, и заработали по-новому институт президента и институт правительства.

К этому также были добавлены новые параметры политической реформы, которую выдвинул Дмитрий Медведев. И впервые в истории современной России внесены поправки в Конституцию. Они также связаны с институциональным дизайном политической системы, имеются ввиду не только сроки, но и те нормы, которые связаны с отчетностью правительства перед парламентом. Плюс все остальные моменты политической реформы, связанные с реформированием Совета Федерации, с новыми принципами подбора Кремлем губернаторов, которые укрепляют партийно-политическую систему. Сама партийно-политическая система тоже пережила в 2008 году важный момент, связанный с ее, на сегодняшний момент, уже окончательной консолидацией, укрупнением партий, появлением новой правой партии.

Партийно-политическая система сейчас обретает те черты, которые, видимо, будут ей свойственны на протяжении долгого периода времени, по крайней мере, нескольких электоральных циклов.

Если говорить о следующем годе, то с учетом непростой экономической ситуации особое значение приобретут региональные выборы в марте и в октябре. Думаю, здесь будут три ключевых вопроса. Первый - в какой степени Единая России, которая на сегодняшний день взяла на себя существенную политическую ответственность, в том числе за преодоление последствий экономического кризиса, сохранит статус доминантной партии и подтвердит свой статус ведущей партии, что особенно важно в условиях непростой социально-экономической ситуации.

Второй вопрос - это то, в какой мере сможет проявить себя навоя либеральная партия «Правое дело», для которой следующий год становится первым годом активной политической деятельности и участия в выборах. Ее потенциал будет проверяться в достаточно жестких условиях.

Третий вопрос, естественно, что в условиях непростой социально - экономической ситуации традиционно нарастает левый запрос в обществе. С учетом этого особый характер и значение приобретет политическая борьба на левом фланге между КПРФ и «Справедливой Россией», которая и так должна стать ключевой тенденцией ближайших лет до следующего федерального электорального цикла. В нынешних условиях это конкурентная борьба между «Справедливой Россией» и главной левой партией страны будет проходить более остро и более интенсивно.

Михаил Виноградов, директор экспертного агентства "Тренд":

- Итогом 2008 года стало, безусловно, изменение политического ландшафта, связанное с обострением социальной напряженности вследствие экономического кризиса. Вопрос остается в том, сумеют ли оппозиционные партии воспользоваться ростом протестных настроений, либо им воспользуются власти или кто-то еще.

Сейчас партии сделали заявку на использование протестных настроений, мы видим, что отчасти партиям дают козыри в руки некоторые малоудачные ходы исполнительной власти, к каковым можно отнести предложения о поддержке машиностроительной промышленности России.

В тоже время говорить о серьезном усилении консолидации оппозиционных партий ни на левом фланге, ни на правом пока не приходится. Правый фланг по-прежнему разрознен. Безусловно, интересным является новый правый проект, такой легальный правый проект, но опять же вопрос в том, в какой степени он сумеет, как будет балансировать между властью, с которой он по-прежнему связан, и естественным желанием повысить свою популярность, в том числе, за счет критики власти в условиях экономического кризиса.

Левые, казалось бы, должны быть на коне и у них больше шансов набрать протестные голоса избирателей, в том числе и у коммунистов. Другое дело, что интересных рецептов преодоления экономического кризиса у них пока нет. Как раз интересные и яркие идеи могут появиться только в правом лагере, скорее всего, но мотивация придумывать такие идеи у правых партий не очень высока.

Борис Кагарлицкий, директор Института глобализации и социальных движений (ИГСО):

- Главный итог года - это естественно, экономический кризис, который на самом деле должен был случиться гораздо раньше и был абсолютно предсказуем, неизбежен и закономерен. При этом был воспринят и обществом, и экспертами, и политиками, и чиновниками как полная неожиданность, несмотря на все предупреждения. И, собственно, в этом плане главный политический итог года как раз это уже не кризис, а та полная неподготовленность к нему, которую мы видим по всему политическому спектру справа-налево и сверху - вниз.

Не готовы в равней степени оказались все. Все оказались огорошены. Правительство, естественно, очень сильно сейчас страдает после того, как они сделали массу триумфаторских заявлений, пообещали народу массу всяких замечательный вещей в самое ближайшее время, а сейчас, понятно, что этих замечательных вещей не будет. И, конечно, для чиновников сейчас время не очень приятное, но и у оппозиции сейчас не лучшее положение дел, поскольку она была абсолютно не готова к этому.

Что касается либералов, то для них это идеологический удар, потому что все-таки их главный тезис состоял, что все проблемы России в том, что Россия не похожа на правильный западный капитализм, а сейчас мы видим, что насколько плачевное положение у правильного западного капитализма. Стремиться к нему никто особенно не рвется, поскольку видно, что он-то как раз и является источником проблем.

С другой стороны, левые тоже оказались не готовы. Если мы говорим о действительно «левых», то это маленькие сектантские группы, которые предпочитают дистанцироваться спиной к реальности и обсуждать какой-нибудь тезис дискуссии между Троцким и Бухариным в 1923 году. Или, в лучшем случае, проводить маленькие пикеты на 2-3 человек, максимум на 6 и считать, что это есть классовая борьба.

Если говорить о крупных политических партиях, которые пытаются претендовать на левизну - это «Справедливая Россия» и КПРФ. Главная их проблема - они не являются левыми партиями. Они не соответствуют своему собственному формальному статусу. В силу этого им тоже ничего не удается.

«Справедливую Россию» вообще не слышно и не видно. У меня такое впечатление, что даже ее собственные лидеры и организаторы уже забыли про ее существование. Включая, может быть ее собственных депутатов, которые знают, что они депутаты, но не понимают, от кого и для чего они избранны.

КПРФ проводит свои ритуальные мероприятия. По существу, пытаясь сделать вид, что ничего не изменилось, ничего нового и оригинального в деятельности КПРФ мы не видим, кроме, может быть, растущей тенденции ультраправых, националистических и зачастую шизоидных инструментов в партии, о чем мы можем судить. Потому что ряд откровенных фашистов были приняты в ряды партии, в том числе в Ленинграде после фактического разгона ленинградской организации за то что она не поддержала откровенно фашистские тезисы Сергея Строева.

3
{"b":"104428","o":1}