ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Пусть российские компании не смогут занять весь потребительский рынок, но легко понять, что, развив его небольшую часть, мы легко сможем компенсировать потери от падения цен на нефть. Поэтому фактор оживления потребительского сегмента на фоне ухода импорта, безусловно, сыграет свою роль в общем оживлении хозяйства.

И наконец, третья зона - инфраструктурные проекты. Здесь масса неопределенностей, но государственная активность в этой сфере очевидна, и, скорее всего, первыми ласточками будут энергетические проекты, которые станут еще одной точкой оживления уже к лету.

Этот прогноз по срокам кажется очень оптимистичным, но тем не менее не видно причин, почему такой перелом не может наступить.

Регионы против вертикали

Жизнь нельзя переубедить. И мы будем играть в ту игру, которая сложится, а не в ту, в которую хочется. И все-таки надо сказать о том коренном переломе, который никак не происходит в нашей экономической политике. Будучи наследником СССР, Россия в лице ее власти никак не хочет расстаться с экономическими стратегиями советской супердержавы. Космос (сейчас - абстрактные инновации) и нефть - ее основы. И плевать, как там живет население: чего нет - все купим за границей.

Буржуазное рыночное хозяйство, которое никому ничего не доказывает, примитивнее, основательнее и в конечном итоге эффективнее. В рыночных условиях, только создав простую, как топор, мощную внутреннюю экономику, можно рассчитывать на расцвет образования, науки, здравоохранения, культуры и в конечном счете на настоящий расцвет тех самых желанных инноваций. Если не будет этого основания, все наши достижения в области прогресса, которые сегодня воспринимаются скорее как атрибут, без которого нельзя войти в приличное общество, так и останутся подвешенными в воздухе. Основательность этому может придать только многолетний труд по освоению собственной территории: безо всякого пафоса, никому ничего не доказывая, а просто так - ради себя и своих детей.

В этом смысле мы остаемся в зоне конфликта между желанием масс, в том числе бизнес-масс, обустроить свою жизнь внутри страны и желанием государства не потерять свою внешнюю силу. Этот конфликт не является неизбежным, между этими двумя задачами можно найти компромисс, но, пока этот конфликт есть, он ведет к очень жесткой конкуренции между государством и бизнесом за ресурсы, он же привел к политике сильного рубля, ограничению внутренней денежной массы, вложению свободных денег в западные рынки - всему тому, что усугубило этот кризис. Сегодня, по сути, он же ведет и к желанию повысить налоги, и к беспрецедентно жесткой для кризисных времен тарифной политике.

Между тем циклические кризисы для того и существуют, чтобы инициировать принципиальные изменения. Сегодня, в условиях кризиса и после пятнадцати лет рыночной жизни, когда в регионах так или иначе сформировалась бизнес-элита, они вполне могут сформировать программы развития кластеров на своих территориях, которые насытят внутренний рынок России. С точки зрения финансового управления это предполагает создание облигационного рынка региональных бумаг. Представляется, что в новой волне существенным игроком экономической политики должны стать региональные элиты, кровно заинтересованные в развитии своих регионов.

При подготовке статьи использованы работы М. И. Туган-Барановского, Джона Р. Хикса, Кнута Викселя, Йозефа Шумпетера, Г. фон Хаберлера, Э. П. М. Жамса, а также советы Владимира Громковского и Юрия Полунина, за что автор выражает всем им огромную признательность

Сборник статей и интервью 2009г (v1.9) - pic_1.jpg
Константин Илющенко,Екатерина Михайлова: Кондратий XXI века

Константин Илющенко, зам. главного редактора «D`»

Екатерина Михайлова, корреспондент «D`»

«D`» №1-2 (64-65)/26 января 2009

Ответы на вопросы о кризисе: «Кто виноват?», «Что делать?», «Когда это закончится?», «Какую роль выполняет теневая экономика Америки?», «Будет ли хуже?» и «Зачем нужны нанотехнологии?»

Однажды в телевизоре появился бледный как смерть министр финансов и заявил:

- Финансовый кризис нас не затронет. Потому что. Я вам точно говорю.

Население, знающее толк в заявлениях официальных лиц, выматерилось негромко и отправилось закупать соль, спички и сахар.

Министр сельского хозяйства для убедительности сплясал на трибуне и сказал радостно:

- Невиданный урожай! Надежды на экспорт! Возрождаемся! Закрома трещат!

- Во даже как! - ужаснулось население и побежало конвертировать сбережения в иностранную валюту.

- Все о-фи-ген-но! Вы понимаете?! О-ФИ-ГЕН-НО!!! - внушал президент. - Мы уже сегодня могли бы построить коммунизм. Единственное, что нас останавливает, - нам всем станет нефиг делать. Потому можете спать спокойно! Карибы становятся ближе. Отсель грозить мы будем миру. По сто тридцать центнеров роз с каждой клумбы. Надои будем вообще сокращать. Коровы не могут таскать вымя. Население возмущено дешевизной. Южная Америка просится в состав нас на правах совхоза. Ура!

- Да что ж вы там такое готовите, звери?! - закричало население и на всякий случай переоделось во все чистое.

«Навстречу кризису» (http://frumich.com/frumich [1])

Мы уже получили девальвацию рубля, дефолты по корпоративным облигациям и кредитам, не хватает только деноминации, слухи о которой периодически возникают. Но такое решение денежных властей выглядит несвоевременным, затратным и дестабилизирующим общество. Поэтому, надеясь на разумное и доброе, мы про деноминацию пока забудем, а сконцентрируемся на причинах кризиса и рассмотрим прогнозы экономистов о сроках его окончания - это интересует всех. Врезками к статье идут материалы блоггеров. Кто-то из них профессиональный экономист, кто-то самообразованный энтузиаст. В блогосфере это авторитетные люди, которые разбираются в некоторых аспектах экономики, анализируют события и адекватно излагают свои мысли.

Сейчас причины кризиса в США многие видят не столько в падении цен на недвижимость, сколько в наличии колоссальной теневой финансовой системы, размер которой оценивается в $50 трлн, что более чем в три раза превышает объем ВВП США. Эту сторону кризиса в виде рынка производных финансовых инструментов (CDS, CDO) денежные власти США осознали относительно недавно, точнее, после банкротства Lehmann Brothers. Даже экс-глава ФРС США Алан Гринспен признался в том, что произошедшее для него оказалось неожиданностью. Поэтому многое будет зависеть от состояния дел именно в этом секторе финансовой системы.

Прогнозы же, с одной стороны, не несут революционных идей и базируются на исследованиях, которым уже под сто лет, с другой - именно эти оценки дают представления о ситуации в целом и обозначают относительно конкретные сроки окончания рецессии.

Кризис по расписанию

Прогнозы основаны на теории циклов с утверждением того, что нынешние финансовые катаклизмы имеют закономерный характер и спрогнозировать сроки их завершения вполне реально.

В чем же заключается теория циклов? В долгосрочном плане мировая экономика необратима, она постоянно развивается: увеличивается численность населения, растут объемы производства и потребления, появляются новые технологии. Нарушить такой ход событий способна разве что глобальная катастрофа (к примеру, Всемирный потоп), которая может отбросить развитие человечества на столетия назад.

Между тем мировой экономике свойственны циклы, каждый из которых состоит из четырех фаз - подъем, пик, спад и дно. Циклы принято делить на длинные (продолжительность - примерно 50 лет), средние (7-12 лет) и короткие (2-4 года).

Теорию длинных волн в 1922 году выдвинул русский экономист Николай Кондратьев (1892-1938), проанализировавший изменения макроэкономических показателей (цен, размера заработной платы, посевных площадей, производства чугуна, угля, потребления сахара, кофе и т. д.) Англии, Франции, Германии и США с конца XVIII по начало XX века. Кондратьеву не удалось развить теорию на более свежей статистике, он был репрессирован. В 1930 году его посадили за «антисоветскую деятельность», а в 1938м расстреляли. Идея Кондратьева противоречила учению о неизбежном крахе капитализма.

40
{"b":"104428","o":1}