ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

«Если исключить гидроэнергетику, - рассказывает владелец компании Scandinavian Energy Group Aps Ларс Тофт Хансен на устроенной для нас экскурсии по электростанции города Тистеда, работающей на бытовом мусоре, - то таких относительных показателей использования возобновляемых источников нет ни в одной другой стране мира». Достичь всего этого, говорит Хансен, удалось благодаря жесткому курсу правительства на повышение энергоэффективности экономики страны с увеличением доли возобновляемой энергетики, проводимому уже тридцать с лишним лет, а также пропаганде этого курса, способствовавшей его одобрению национальным бизнесом и обществом. «В результате целенаправленных и контролируемых правительством и парламентом действий, - докладывает Ларс Тофт Хансен, как на партсобрании, - Дания и получила современную энергетику - высокоэффективную, надежную, диверсифицированную по топливной составляющей и гибкую в управлении».

Системно эту линию Дания начала проводить с 1970?х годов, поводом для ее разработки послужила череда нефтяных кризисов. Все предыдущее десятилетие экономика страны бурно развивалась. Производство одной лишь электроэнергии с 1960?го по 1969 год, едва поспевая за стремительным подъемом экономики страны, выросло более чем втрое - с 5,2 до 16,6 млрд кВт•ч, в результате страна заняла тогда одно из первых мест в мире по душевому энергопотреблению. Причем почти все электричество в Дании производилось из ископаемых топлив - нефти и угля в соотношении 4:1. Когда осенью 1973 года арабские страны затеяли очередную войну с Израилем, энергетика Дании более чем на девять десятых зависела от импорта нефти. 17 октября 1973 года ОПЕК, в которой преобладали арабские страны, основные нефтеэкспортеры, выступая против произраильской политики США, ввела эмбарго на поставки нефти в эту страну и заодно на 70% увеличила отпускные цены для западноевропейских союзников Соединенных Штатов. Тогда всего за одну ночь баррель нефти поднялся в цене с 3 до 5 долларов, а еще через три месяца стоил уже более 11 долларов. Это стало тяжелым ударом для западных европейцев, более половины из которых к этому времени уже привыкли разъезжать по своим делам на личном автомобиле.

В Дании в это время разрабатывается первая национальная энергетическая программа (DE76), основой которой стала система планирования энергоснабжения. В 1976 году она получает официальный статус после введения в действие пакета законов, направленных на повышение энергобезопасности страны - сокращение зависимости энергетики Дании от импортируемой нефти, диверсификацию энергетического баланса страны, регулирование поставок электрической и тепловой энергии. Электроэнергетика переориентируется на уголь, и всего в течение нескольких последующих лет его доля в производстве электроэнергии увеличивается с 20 до 90%. Только небольшая часть угля своя, остальной ввозится, но экспортеров угля много и по сравнению с нефтью он дешев. Используется все больше возобновляемых источников энергии. В 1970?е начинается активная разработка технологий ветроэнергетики. Возобновившиеся в начале десятилетия исследования по ветроэнергетике, основанные на довоенных наработках датского Эдисона, пионера ветроэнергетики инженера-изобретателя Поля Ла Кура, уже в 1976 году привели к пуску первой промышленной ветряной турбины. В 1980?м таких турбин в Дании уже 68, хотя мощность их все еще невелика - всего 3 МВт. На шельфе Северного моря начались сначала поисковые работы, а затем и добыча нефти и газа. В результате к 1985 году собственная нефть покрывает уже четверть потребностей. В это же время строятся первые газовые электростанции.

Дополнительным катализатором датских энергетических реформ стал второй нефтяной кризис, разразившийся в 1978 году и к началу 80?х годов приведший к взлету цен на нефть до 40 долларов за баррель. В 1981 году началась реализация следующего энергетического плана (она продлилась примерно до 1990 года), основной целью которого стало кардинальное сокращение экономических затрат на энергоснабжение.

Для повышения эффективности использования топлива правительство предприняло шаги по развитию комбинированных технологий производства тепла и электричества (то есть увеличилась доля ТЭЦ, в том числе децентрализованных) и централизованных систем теплоснабжения. Иными словами, оно делало все то, что и СССР в послевоенные годы. Но в нашей стране плохо развивалось то, что лежало в самой основе идеологии советского ГОЭЛРО 20-30?х годов и затем вовсе выпало из энергетической стратегии в 70-80?е из-за обилия углеводородных ресурсов, а именно ориентация на потребление местных видов топлива с преобладающим вниманием к возобновляемым источникам энергии. Зато упущенное нами стало третьей главной составляющей усилий датского государства в области энергетики в 70?е и последующие годы.

В итоге если в начале 70?х доля совместно выработанного электричества и тепла в Дании составляла менее 10%, то к началу 90?х она выросла до 60, а сейчас уже до 80%. В это время вместе с долей природного газа в энергетике растет и потребление возобновляемых видов топлива: ветра, биогаза (продукт биоразложения), соломы, древесины, мусора, низкопотенциального тепла, начинают разрабатываться первые геотермальные скважины. К 1990 году ветряных турбин было уже более пяти тысяч, их мощность превысила 500 МВт. Доля угля медленно сползает с 90 до 85%. Все эти годы проводится агрессивная пропагандистская кампания: мероприятия по энергосбережению печатаются на листовках и развешиваются на жилых домах. Суть энергетических реформ популярно объясняется в школах, в СМИ, в трудовых коллективах.

К 1990 году, когда датское правительство заявило о новой энергетической стратегии «Энергия-2000», основные пункты предыдущих программ были уже выполнены. И хотя стратегия предполагала 80 законодательных актов и нововведений, по большому счету она была продолжением предыдущих. Но одно из нововведений все-таки серьезным образом отразилось на энергобалансе Дании, а именно введение жесткого налога на выбросы углекислого газа. В результате пострадала угольная энергетика, доля которой с 1994 года в производстве электроэнергии уменьшилась с 82 до 50%. Датским технологам пришлось поработать над эффективностью остающихся в работе угольных электростанций. По словам Ларса Тофта Хансена, именно в Дании появились первые угольные ТЭЦ, работающие на суперсверхкритических параметрах пара, с электрическим КПД 47% и общим (с выработкой тепла) - 92%. В результате принятых мер, стимулирующих повышение энергоэффективности экономики, энергоемкость каждой единицы ВВП в 2007 году снизилась на 40% по сравнению с 1980 годом. За это время общее потребление энергии увеличилось лишь на 7,4%, тогда как датская экономика выросла на 78%.

Управляйте сотнями электростанций

Округ Тистед, расположенный в северой Ютландии невдалеке от побережья Северного моря, - одно из тех мест, на примере которых видно, как росла альтернативная энергетика в Дании. В 2007 году он был отмечен специальной премией Евросоюза как лучший в Европе по развитию и использованию ВИЭ и мерам, принимаемым для уменьшения вредного воздействия на окружающую среду. Показанная нам Ларсом Тофтом Хансеном в самом начале поездки небольшая тепловая электростанция в Тистеде как раз и есть детище реформ. Конечно, для нас, привыкших к масштабным проектам, тистедская станция кажется совсем небольшой: ее электрическая мощность составляет 3 МВт, тепловая - еще 11 МВт. Этого хватает, чтобы отапливать 700 домовладений и обеспечивать электричеством около 500. Построенная в 1977 году ТЭЦ была рассчитана на сжигание угля и мусора, сейчас в котлах жгут в основном бытовой мусор, примерно шесть тонн в час (по теплоемкости это эквивалентно тонне мазута). Еще 10% энергии получают за счет сжигания сельхозотходов. Мусор поступает со всей округи. Домовладельцы платят не только муниципальной компании за вывоз мусора, но и электростанции за его утилизацию: это намного дешевле, чем отправлять его на свалки. В Дании это общая практика, здесь складируется менее 10% бытового и промышленного мусора, остальное идет в повторное использование, переработку и энергетику. По сути, местные жители платят принадлежащей им же станции, ведь подавляющее большинство из них - ее совладельцы, состоящие в членах MMPA, коммунальной (от слова «коммуна», то есть местная организация самоуправления) ассоциации потребителей. Одно домовладение имеет в совете MMPA один голос, а большие - площадью свыше 500 кв. м и многоквартирные дома - от двух до пяти голосов. Таких ассоциаций, владеющих и управляющих относительно небольшими местными (их здесь называют децентрализованными) электростанциям, в Дании сотни, и это тоже результат реформ. Принадлежащие им станции не являются в строгом смысле коммерческими, так как вся заработанная прибыль идет в зачет коммунальных платежей «акционеров» и на сдерживание роста тарифов на электроэнергию. А они растут, так как 224 МВт собственных мощностей покрывают лишь около 80% потребностей округа в электричестве, остальное приходится докупать на крупных тепловых станциях, работающих на газе и угле. Коммунальные платежи высоки, только за централизованное отопление, при том что оно обходится значительно дешевле индивидуального, семье, живущей в стандартном доме площадью 130 кв. м, приходится платить в среднем 6600 крон (около 40 тыс. рублей по текущему курсу) в год. Но с учетом инфляции это все равно в два с половиной раза меньше, чем приходилось платить в 1981 году.

54
{"b":"104428","o":1}