ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Кусты зашевелились и оттуда показались два силуэта.

- Юрка! Вини! - вскрикнула раненной птицей Рита и, неожиданно для самой себя, метнулась к мужикам.

- Ваши? - деловито спросил дед Кирьян.

Но Еж не ответил. Бросив винтовку, он уже бежал навстречу к друзьям…

- …А мы думали, кто там по болоту скребется? - улыбаясь после очередного глотка шнапса, говорил Лешка Винокуров.

- Г-главное, вроде не г-гансы, - чуть заикаясь, как обычно, добавил Юра Семененко. Фляжку он пропустил мимо, как совершенно не пьющий человек, что удивительно не только на войне, но даже и в «Поиске». Ежа это радовало всегда, а сейчас тем паче. Ибо больше достанется.

- Рассказывайте, ваша очередь! - сказала Рита, когда закончила свою и Ежовую историю.

- Чего тут рассказывать… Мы снаряд тот едва стронули - и вспышка в глазах. И темнота полнейшая. Я очухался - кругом бойцы наши лежат. Сразу понял - где и что.

Лешку передернуло. Он помолчал и продолжил:

- Побродил, прибарахлился. А через час Юрку встретил. Он пулемет в кустах разбирал.

- М-максим. Жалко кожух пробит. М-мы бы с собой укатили.

- Далеко? - поинтересовался дед.

- Два дня ходу, - ответил Вини.

Дед разочарованно махнул рукой:

- Не к месту.

- А ч-чего?

- Завтра к вечеру тут немцы будут.

- О как! - воскликнул Вини. - С чего бы это? Мы тут неделю по лесам шаримся еще ни одного не видели, понимаешь.

- Ж-живым! Мертвыми навидались.

- Мертвыми - это хорошо, - оскалился Валера. - Хороший фриц - это мертвый фриц.

Вини покосился на его фингал и ничего не сказал.

Дед молчал, присматриваясь к новым бойцам своего отряда. Лешка Винокуров, он же Вини, показался ему парнем бывалым, с едва уловимой военной косточкой.

- Служил ли? - подал дед голос

- Ну, как сказать… - замялся Вини.

- Леш, это Кирьян Васильевич. Он знает все. И Валера, доктор, тоже в курсе всего, - перебила его Рита.

- В смысле в-всего? - спросил Юра.

- В смысле, что мы из будущего.

- О как… - потер подбородок Вини. - Не служил. Хотя лейтенант запаса.

- Это как? - Удивились в один голос Валера и дед.

- Ну, высшее образование получил. И корочки лейтенанта запаса.

Ответом было недоуменное молчание…

- Военная кафедра, называется. Неделю в сапогах походишь - и звание лейтенанта дают.

- Теперь я понимаю, почему страна ваша развалилась… - невесело сказал дед Кирьян.

- Почему это в-ваша? - удивился Юра. - В-вроде и в-ваша тоже. Разве нет?

- Моя развалилась, да заново собралась. Хорошо, что хозяин нашелся. Было кому собирать. А у вас некому. Нет хозяина. Командирские звания, вона, за неделю службы дают. Смешно. А ты, Юрий, как там тебя по батюшке?

- Тимофеевич. Пожарным работал, а теперь спасателем.

- На лодочной станции, что ли?

- Зачем же. Вот представьте - наводнение или, там, дом рухнул. Вот мы людей из зоны затопления вывозим или из-под завалов вытаскиваем.

- Полезная работа. А что, часто дома у вас рушатся?

- Бывает… - неопределенно пожал плечами Юра.

- Бывает… Хе! Немцы к утру тут будут, так что давайте о насущном, - сказал Валера с наслаждением грея разутые ноги у костерка.

- Уходить надо, - сказал Еж. - Чего мы тут навоюем?

- Далеко ли уйдем-то? - сказал Валера, - на Риту вон посмотри…

Та отчаянно пыталась не зевать.

- У вас оружие-то есть? - спросил дед Кирьян.

- К-кой чего насобирали. По карабину имеем, да гранат пара десятков и РГД, и лимонки. Пару колотушек гансовских есть. И бутылок с зажигательной смесью штук десять.

- Запасливые! - уважительно кивнул Кирьян Васильевич.

- Иван-долбай еще, - добавил Вини, улегшись на трофейную плащ-палатку.

- Чего? Какой долбай?- удивился дед.

- Мина от немецкого реактивного миномета. Здоровая дурында, метр с лишним. Упала в болотину аккурат с перешейком. Взрыватель не сработал. В самую жижу воткнулся и торчит.

- Чего с ним делать-то? - спросил Еж. - Пусть и валяется.

- Н-не скажи. Можно пару-тройку лимонок п-привязать и бахнуть.

- Так лучше растяжку сделать.

- Это, дед как ты немцу в деревне привязал…

Дед покосился на Ежа и, выразительно кивнув на Риту, показал ему кулак. Однако та уже спала, навалившись на спину Валеры, и тихо посапывала. А потом, как ни в чем не бывало, сказал:

- Сам знаю. Значит веревочку через тропу кинуть…

- И б-бахнет - мало никому не покажется! - улыбнулся спасатель Юра.

- Погодите, - перебил его Вини. - У гансов наверняка боевое охранение впереди идет. Человек пять-шесть. Они подорвутся и чего? Вообще сколько их?

- Кто его знает. Не считали, - буркнул дед. - За нами по болоту отделение вроде попробовало рыпнуться. Валерка их отпугнул пулеметом.

- У вас п-пулемет есть? Дайте г-глянуть! - обрадовался Юрка.

- Утопил я его. - Сказал Валерка. - Патроны к нему кончились.

- Жалко… - Юра испытывал к оружию прямо фрейдистское влечение. Еще в «прошлом-будущем» мог часами сидеть у костра, разглядывая и расчищая очередную раритетную железяку. Однажды нашел испанский пистолет «Астра» так почти до рассвета сидел, пытаясь его разобрать. Однако не удалось. Слишком уж заржавел тот «эксклюзив».

- Кстати, я в фильме одном видел, - подал свою идею Еж. - Можно бутылки в землю закопать и стрельнуть, когда фрицы проходить будут. Они самовозгорающиеся или с чиркалом?

- С запалом, Еж.

- Так можно бронебойно-зажигательной фигакнуть! - ответил Андрей. - Хотя, мне кажется, и обычной хватит! Огневая засада получится.

- А что? Неплохая идея! Можно попробовать!

- Значит, остаемся и принимаем бой? - дед нахмурился. Сюрпризы сюрпризами, но против роты или двух им все равно не устоять. Да и немцы не дураки. Подтащат минометы и накроют их тут. И поминай как звали.

- До рассвета час. Давайте-ка отдохнем. А там посмотрим.

И ни улеглись вповалку на кучах еловых веток вокруг костра, кое-как стащив грязную, мокрую одежду. А Юра и Вини остались караулить их сон.

Час сна это очень много и очень мало. Только закроешь глаза - и сразу надо их открывать. С другой стороны за этот час ты можешь прожить целую жизнь…Правда, очень короткую. Хотя и яркую.

Хорошо как видно ее…

Вот он опять стоит и медальон протягивает. Уставший молодой боец, лет восемнадцати - «Найди меня!» - шепчет. Тихо так шепчет. Виновато…

И спросить бы - где ты? - но зачем-то ком в горле. И слова любого невозможно сказать. Слезы душат. Только мычать в ответ. Ком в горле. И слезы. И мычать сквозь ком… Солдатик подошел, нагнулся и взял ее за плечо:

- Рита! Рит!

Она открыла глаза. Солнце уже стояло высоко над зеленеющим свежей листвой лесом.

- Который час?

- Двенадцать. - Вини улыбался, глядя на сонную девушку.

- Как двенадцать?? Дед же велел через час разбудить!!

- Так мы мужиков-то и разбудили через час. Потом делами занимались. Тебя трогать не велено было.

- Кем?

- Кем, кем… Дедом, конечно. Кто у нас командир-то? Кстати, грамотный мужик. Леонидыча бы с ним познакомить… Вот они спелись бы.

- Ой, блин… - Рита зевнула так, что едва не вывихнула челюсть. - Погоди, сейчас умоюсь…

В ближайшей воронке она умылась зеленой водой и в очередной раз пожалела о зубной щетке и пасте.

А уже потом оглядела островок посреди болота. Рядом с костром дрых Еж. Чуть поодаль храпел Валера. Юру с дедом видно не было.

- А они на перешейке, - сказал Вини. - Караулят. Дед вообще мужик железный. Все утро по позициям ползал и хоть бы что.

- Чего-то горелым пахнет. Не костром, - поморщилась Рита.

Вини помолчал, нахмурился и показал винтовкой куда-то в сторону:

- Немцы тут кого-то пожгли. Десантников, похоже. Которых мы искали. Помнишь?

Она оглянулась.

Черная груда обугленных костей. Даже издалека видно - не деревяшки, не железо - человеческие кости.

- Помню. Вот и нашли. Надо место запомнить.

29
{"b":"104439","o":1}