ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Семья с детьми. Выжить и не сойти с ума
Бард. Отступники
Каким человеком вырастет ваш ребенок? Мораль и воспитание детей
Падчерица (не) для меня
Мертвое озеро
Я твой монстр
Лечение простуды народными средствами
50 ошибок, которые убьют твой стартап
Курсант
A
A

В комнате воцарилась атмосфера отрешенности. Послышалось смущенное покашливание. Никому не нравилась мысль, что кто-то, кто переигрывает их, свободно бродит по городу. Новый труп привел всех в еще большее уныние.

— Значит, вот куда мы пойдем отсюда. Берни, ты и Изабель едете в «Аква-Сите». Принюхайтесь, поговорите с людьми. Ничего официального. Никаких заявлений. Просто покажите жетоны и поболтайте.

— Должны мы проверить кого-нибудь в первую очередь? — спросил Берни, зачесывая назад черную челку. Он был одет в свою обычную форму — синие джинсы, черную тенниску и поношенные кроссовки. Льняной пиджак висел на спинке стула.

— Человека, который там руководит, зовут Тарру, — ответил Жако. — Возможно, будет правильно сначала представиться.

Берни кивнул, потянувшись за пиджаком.

— Этьен? Шарль? — Жако посмотрел на мужчин по очереди. — Я хочу, чтобы вы проверили пристани.

Оба застонали. Этьен Логанн, вытаскивая зубочистку изо рта, его коллега, Шарль Сэрр, гася окурок в пепельнице.

— Мне жаль, но надо. Монель попала в озеро, а эта в море. Значит, кто-то должен иметь доступ к лодкам или по крайней мере знать, как с ними обращаться. Начните со Старого порта, Мальмуске, причалов... все, что будет казаться подозрительным. Поздние отъезды или подходы, все такое.

— Тра-та-та, тра-та-та, — отозвался Этьен с язвительной улыбкой, сломал зубочистку пополам и бросил ее в урну. — У нас четкая схема действий.

— Пьер, Люк, продолжайте связываться с другими бюро вне Марселя — любые сходные смерти, связанные с водой, где угодно по стране. Если наш парень родился и вырос не в Марселе и любит именно таким образом обделывать делишки, он мог оставить след где-нибудь еще. Опять же мы могли бы установить кое-какие связи. Еще... — Жако вытащил из кармана адресную книжку Вики, помахал ею и бросил Пелюзу. — Сними копии с каждой страницы и распредели между всеми — начинайте обходы. И все не забывайте оглядываться на дело Баллард и Грез. Быть может, есть что-то, что мы пропустили. Вдруг есть какая-то связь с Монель.

Жако посмотрел на Гасталя, который ковырялся в ногтях. Он должен был сказать им кое-что еще.

— Вам следует знать, что пресса в курсе. Так что ждите звонков от желающих признаться, указать на соседей или направить нас черт знает куда. Все, что я хочу сказать: не дайте ничему проскользнуть через сеть. Просто будьте начеку. Ждите всякого.

На улице замолчали отбойные молотки.

— И последнее. Наш парень, похоже, зачастил. Две за два месяца, а теперь две за столько же недель. Возможно, он наглеет. Возможно, на этот раз он делает ошибку. Давайте просто сработаем так, чтобы взять его до того, как он доведет счет до пяти. Что-нибудь еще? — Он обвел взглядом присутствующих, зная, что вопросов не будет. — О'кей, давайте займемся делом, пожалуйста. На сегодня четыре трупа и пока ни одной ниточки. Нам не сносить головы, если не продвинемся по этому делу. Причем быстро.

На улице опять застучали отбойные молотки.

Именно напоминание коллегам быть начеку дало Жако паузу для раздумий. Он понимал, что и сам должен пребывать в готовности. Но не получалось. Что-то такое беспокоило, что видел утром, но пропустил. Какая-то маленькая связь, которую он уловил, но не смог обработать.

Вернувшись в кабинет, комнатку из стекла и деревянных панелей в конце главной комнаты группы, он подошел к окну и раздвинул полоски жалюзи. Двумя этажами ниже между полицейским управлением и собором Катедраль-де-ла-Мажор в земле была прокопана глубокая траншея, последний отрезок продолжения метро, который соединит Ла-Жольет и Старый порт. Он смотрел, как полотно гофрированной стали размером с экран кинотеатра опускалось при помощи крана в яму, а тяжелый желтый погрузчик маневрировал, чтобы загнать его на место.

Жако нужно было заниматься сотней вещей, но он чувствовал, что не теряет времени зря, отрешенно таращась в окно. Он действительно не знал почему, но вдруг понял, что ощущение, которое изводило его, как-то связано с происходящим внизу, на пыльном пустыре между полицейским управлением и собором. Рабочие в жестких касках, спиральки пыли от отбойных молотков, которые подхватывал и уносил ветер, исцарапанные и помятые борта экскаваторов и тракторов, громоздящихся вокруг строительства, ржавые переплетения арматуры и катушки с кабелями — все складировано внутри ограды из металлической сетки, которая отделяет территорию стройки.

Строительство. Строительство...

Что бы это ни было, что бы ни вертелось у него в голове, это имело отношение к строительству.

Жако зажмурился, затем открыл глаза, сфокусировав взгляд на картине, открывающейся внизу, и его внимание привлек периметр ограды и установленные вдоль него рекламные щиты. Названия основных подрядчиков — «Франкон», «Мартко», «Террплю». После многих недель строительства Жако знал эти названия наизусть.

И вдруг ему стало все понятно.

Щиты в «Аква-Сите», расположенные вдоль подъездной дороги. Названия подрядных и строительных компаний, участвовавших в строительстве новой пристройки в открытом море. «Франкон» снова, «СиУэй и К°», «Сименс»... И «Вала-до-Баске». Валадо. «Валадо-э-Сье».

«Мыльные люди», как сказала мадам Пиганьоль. Но неожиданно выяснилось, что не только «мыльные». Валадо не только собственник здания на Кур-Льето, где жила Вики Монель, но еще, похоже, та же компания участвовала в строительстве пристройки в открытом море в «Аква-Сите», где была обнаружена последняя жертва. Одна компания, два трупа. Это ниточка, но очень тонкая. Может, что-то, может, ничего. Но в книжке Жако слишком много совпадений, чтобы не обратить на это внимания.

Он отвернулся от окна, снял трубку и позвонил оператору.

— Свяжите меня, пожалуйста, с «Валадо-э-Сье».

Жако ожидал соединения, когда в кабинет вошел Гасталь. Он зевнул, взял стул и удобно устроился на нем. Похоже, он заинтересован в расследовании не больше, чем в своих улитках, подумал Жако, кивнув ему. Он собирался что-то сказать, когда услышал, что сигнал вызова пропал и в трубке послышался голос молодой женщины.

— Добрый день. «Валадо-э-Сье».

— Да, — отозвался Жако. — Хотелось бы знать, не могли бы вы соединить меня с мсье Валадо?

На другом конце провода немного помолчали.

— Мне жаль, но здесь нет мсье Валадо.

Жако нахмурился.

Женский голос вновь зазвучал:

— Может, вы имеете в виду мсье Баске? Нашего главного руководителя. Мне кажется, он женат на дочери старого мсье Валадо.

— Именно его. Ну я и сглупил. Спасибо вам.

— Пожалуйста, подождите, мсье. Я соединю вас с его помощницей.

На другом конце стола Гасталь посмотрел на часы, указал на циферблат и знаками сообщил, что собирается домой. По крайней мере уходит из офиса — два пухлых пальца изобразили в воздухе шаги. Было довольно поздно, чтобы назвать это дневным временем, но и сделать что-либо полезное уже не успеть.

Жако кивнул, и Гасталь с артикулировал слово «завтра». На линии послышался голос другой женщины:

— Женевьева Шантро, слушаю вас. Чем могу помочь?

— Я бы хотел договориться о встрече с мсье Баске, — ответил Жако, наблюдая, как Гасталь протискивается в дверь его кабинета.

— Боюсь, в настоящее время мсье Баске несколько стеснен во времени. Могу я спросить о цели встречи?

Жако знал такой тон — спокойный, но непроницаемый. Барьер между ее боссом и неизвестными лицами типа Жако, которые звонят, воображая, будто запросто могут прийти и встретиться с самим когда пожелают. Послание не вызывало сомнений — мсье Баске очень важная персона, очень занятой человек.

— Это старший инспектор Жако из уголовной полиции, — отозвался Жако. В пять часов да еще с очередным трупом, лежащим на столе в городском морге, он был не в том настроении, чтобы потакать корпоративным типам или их сопливым помощницам. Особенно когда убийца рыскает по городу. — Я буду признателен ему за несколько минут.

— Конечно, старший инспектор, — послышался ответ, ее голос стал несколько уступчивее. — Позвольте, я посмотрю...

30
{"b":"104451","o":1}