ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
КриБ,или Красное и белое в жизни тайного пионера Вити Молоткова
Хюгге по-русски. Как жить счастливо в России
Прекрасное зло
Уверенность
Заговор
Грамерси-парк
Мадьярский рикошет
Триумфальная арка
Добрее

Операция обмена прошла далеко не так гладко, как планировалась. В маленьком Скае были весьма заинтересованы все политические структуры Галактики, ведь уникальная возможность изучить генетический код новорожденного природного Диктатора обещала в перспективе подарить похитителю все его способности.

К счастью, опасность создать парадокс времени и нарушить целостность причинно-следственной структуры континуума не позволяла противникам применить силу; однако один из Диктаторов сумел на короткое время получить доступ к единственной в Галактике машине времени и успел клонировать новорожденного Ская. Впоследствии украденная информация была использована им в борьбе против Империи.

С самого рождения Скай рос сильным и исключительно быстрым драконом. Очевидно, за миллион лет эволюция успела модифицировать генотип вида, так как Скай почти на два метра превосходил своих сверстников размерами, и развивался при этом гораздо быстрее. В возрасте пятнадцати лет молодой дракон стал чемпионом Дракии по скоростным полётам, после чего неожиданно оставил спорт. Как позже он напишет в своих мемуарах, «Мне не хватало скорости. Я хотел скорости, я хотел летать ещё быстрее, выше и быстрее всех!»…

Жажда скорости привела Ская в лётное училище. Дракон закончил его на два года раньше сверстников, проявив необыкновенный талант к пилотированию любой техники. Поэтому нет ничего удивительного в том, что Скай изъявил желание стать лётчиком-испытателем.

Им он оставался до середины 3213 года. За это время Скай стал самым знаменитым пилотом планеты, его имя было известно всем драконам. И когда Каэл Ривз подбирал пилота для Второй Межзвёздной экспедиции, совершенно ествественно его выбор пал на Ская.

Этот полёт превратил Ская в того, кем он должен был стать от рождения. Экспедиция обнаружила примитивную планету Ринн и впервые встретила разумный вид Homo Sapiens. И там выяснилось, что гордо названная Первой Межзвёздной, их экспедиция на самом деле была Второй.

Как оказалось, исчезнувшие космонавты не погибли. Первые межзвёздные двигателели основывались на теории хроносмещений Арр Ногана, и представляли собой частный случай машины времени. Ошибка в проектировании забросила звездолёт почти на 2000 лет в прошлое, где он потерпел катастрофу. Таким образом на планете Ринн оказался Ареал драконов… Порабощённых людьми и служивших объектом охоты.

Если вспомнить историю Дракии, можно легко понять, каким шоком явилась для Ская и его товарищей по экспедиции ситуация на Ринне. После ледникового периода самым страшным преступлением на Дракии стало убийство. На Ринне драконов держали за крылатых лошадей, а на «диких» охотились весьма специфическими способами.

От автора - Killers.jpg

Драконы просто неспособны вообразить себе целенаправленное причинение вреда детёнышу любого вида. Это заложено в их генах, охрана детей для дракона — выше любой рассудочной деетельности, это рефлекс. Первое, что узнал Скай Фалькорр на Ринне — метод привлечения диких драконов путём использования наживки в виде маленького дракончика. Ребёнка привязывали у ловушки и наносили болезненное ранение, чтобы он криками завлёк пытающегося его спасти дракона на смерть.

«Почему я не сошёл с ума — для меня загадка. Я должен был сойти с ума. Психологи подтвердили — шок превысил сопротивляемость организма.» — напишет позже Скай. — «Наверно, виновата ненависть. Ненависть… О, да, ненависть. Я как сегодня помню тот день. Помню туман в глазах и примитивный деревянный дом, помню череп дракона на стене и вкус крови во рту… Никогда до того момента я не убивал. Я и не думал, что способен убить! А мне понравилось! Да, как ни страшно сейчас писать об этом — но мне понравилось. Помню, с каким наслаждением я убивал их. О небо, как тогда было хорошо!» — говорит Скай на страницах своей книги «Десять веков борьбы».

Так Скай Фалькорр стал Диктатором. Пройдёт ещё немало лет, прежде чем он узнает о своих способностях и научится ими управлять — но Диктатором он стал в тот день, о котором позже напишет:

«Тогда я понял: для врагов нет запретов. Враг может сделать то, что ты не способен даже вообразить. Враг может убивать детей. Просто он не видит в этом преступления. Для врага смерть твоего ребёнка — лишь способ добраться до тебя, потому что он — Враг! И пока ты держишься за свои понятия ценностей — ты слабее. Пока ты неспособен поступить с Врагом аналогично — ты слабее! А я не намерен быть слабее своих врагов. Я дракон. Я — Скай! В тот день я доказал самому себе, что имею право называться драконом. Ты должен быть сильным, сказал я себе. Иначе — зачем тебе быть?»

…Ему ещё предстоит научиться управлять государством и сдерживать эмоции. Ему ещё предстоит узнать человескую женщину по имени Аракити и полюбить её так, что даже угроза галактической войны не заставит его отказаться от любимой. Ему ещё предстоит узнать горечь ошибки ценой в миллионы жизней и шокировать всю Галактику уничтожением целой звёздной системы, познать вкус абсолютной власти… и встретить своего главного противника, того самого Диктатора, который многие годы спустя с помощью машины времени похитит новорожденного Ская и украдёт у него секрет силы.

От автора - Dark20.jpg

Дарк Танака родился на планете Ринн, в 3167 году. Чёрный дракон с рождения стал рабом людей, поскольку до прилёта экспедиции с Дракии оставалось ещё 47 лет. Рабом он оставался все эти годы.

Дарк не был Диктатором. Он был весьма выдающимся и очень умным драконом, но не обладал нужными цепочками генов. Поэтому никаких шансов получить свободу самостоятельно у него не было. Люди на Ринне использовали психологическое подавляющее оружие, некогда принадлежавшее гостям из другой Галактики.

С рождения Дарк рос жестоким и беспощадным воином. Его так воспитали — ведь драконы использовались для войн, в качестве боевых зверей. К семнадцати годам Дарк уже прославился своими победами на всю планету, и был избран в качестве личного дракона юной принцессы страны Тангмар. Эту девушку звали Аракити.

Более пятнадцати лет Дарк верно служил своей госпоже, не зная даже, что драконы могут быть свободными. Он воевал и убивал, побеждал и добивал поверженных противников. Репутация чёрного дракона — убийцы достигла апогея. Дарк жил как все, не помышляя о возможных переменах. Пока не встретил на своём пути человека по имени Роджер Оуэн.

Оуэн был обычным охотником на драконов. Никаких странностей или отклонений от нормы он не имел — простой человек, за деньги убивавший «диких» драконов. Подобные ему люди не были редкостью на Ринне.

Молодой чёрный дракон случайно оказался свидетелем одной из охот. Много лет спустя Император Дарк рассказал в своей книге «Диктаторы: боги космического века» о том дне.

От автора - murderer.jpg

«…Аракити приказала мне лететь к городским воротам, там происходило что-то необычное. Ещё с воздуха была заметна толпа людей, окруживших две широкие телеги. Я видел что там лежит нечто блестящее, но не заинтересовался этим. Приземлившись в поле, мы с Аракити направились к толпе. Люди расступились перед принцессой… И тогда я увидел.

Иногда, особенно в предрассветные часы, я думаю — неужели судьбы Галактики зависят от столь малых песчинок?… Не вызывает никаких сомнений, что я стал собой только в тот день. Попадись Аракити под руку иной дракон — и Дарк Танака, Император Галактики, никогда бы не появился. Возможно, так было бы лучше для всех. […]

[…] …Только трое. Их было трое, три мёртвых дракона. Золотой и два серебрянных. За свою жизнь я убил десятки подобных, почему же именно эти трое оказали на меня столь сильное воздействие?.. […]

[…] Вероятно, причина кроется в цели. Я сражался с врагом и побеждал — Оуэн подло заманил их в ловушку с отравленными копьями и снял шкуры, как со зверей. Я никогда не убивал беззащитных. А во второй телеге лежала истекающая кровью маленькая девочка, у которой был отрублен хвост. Несчастный ребёнок уже охрип от крика.

Теперь я знаю, для чего люди использовали наших детей. Но тогда… Подозреваю, Аракити почувствовала моё состояние, потому что она приказала мне лететь в город. Пожалуй это единственный приказ, за который я ей благодарен. Она спасла меня от безумия. […]

[…] …Я избегал вопросов. Мне казалось что самообман способен совершить чудо, и та девочка окажется жива — если я не спрошу, что с ней случилось… Я так и не спросил. Но девятнадцать лет спустя внезапно получил ответ. От своей жены.»

11
{"b":"104464","o":1}