ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

И с неожиданной легкостью поплыла дальше по залу. Такие приемы светская публика старается не пропускать, размышляла Линн, глядя на гостей, по большей части ей незнакомых. Но она определенно могла сказать, что не один миллион долларов посетил сегодня этот отель. Трепещи, страховая компания!

В семь часов прозвучал гонг к ужину, пышная и пестрая толпа устремилась в банкетный зал, выискивая на столах таблички со своей фамилией.

– С кем мы сидим рядом? – поинтересовалась Линн у мужа.

– Это имеет какое-то значение?

Как нарочно, на своем столике Линн обнаружила карточку Шанны Делаэнти. Что это – злой рок? Или чья-то недобрая рука? К счастью, высокой брюнетки не было видно.

Но Линн рано обрадовалась: в дверях появилась знакомая фигура. Неужели этот эффектный выход был частью задуманной игры?

В черном бархате, с открытой спиной и обнаженными плечами Шанна плыла по залу, приковывая к себе все взгляды. Но неожиданно она села за другой стол – достаточно далеко, чтобы немедленно начать беседу с ними, но все же близко, чтобы при первом удобном случае заявить о себе. Все, все продумано, с тоской мысленно сказала себе Линн и принялась за еду, чтобы хоть как-то отвлечься. Горячее, закуски, десерт, сыры – Линн толком не видела, что ей подают, но не отказывалась от шампанского, надеясь на его поддержку.

Подошел к концу недолгий показ новой коллекции австралийских модельеров-дизайнеров, подали кофе, что означало завершение официальной части. Впереди были танцы, дружеские беседы, неизменные реки шампанского… и флирт, вечный спутник светских сборищ.

Интересно, сколько продержится Шанна?

– Димитр! Линн! Здравствуйте!

Улыбка красавицы была царственной, голос – звонким. Она села на свободный стул рядом с Костакидасом. Линн знала, что сейчас за ними наблюдают с любопытством и ожиданием.

– Шанна, добрый вечер! – дружелюбно улыбнулась она сопернице, проклиная все на свете, потому что Димитр приветствовал старую знакомую с самой искренней радостью. О небо, как же вести себя в присутствии его бывшей любовницы, Когда сердце как назло сжимается от ревности?

Линн выручила врожденная естественность, безукоризненные манеры и великолепное самообладание. В течение всего разговора она оставалась уверенной и доброжелательной.

– Бедняжка Линн, – тем временем нарочито сочувственно промурлыкала Шанна, задерживая, однако, свою руку в ладони Костакидаса. – Тебе, должно быть, так плохо теперь… без Пейж. Ты так потеряна…

Спокойно, приказала себе Линн.

– Горько лишиться матери, особенно если она была моим лучшим другом. – Слова эти дались ей спокойно, ибо это была правда. В красивых кошачьих глазах Шанны мелькнула досада… и зависть.

– Вот как, – неопределенно молвила она, прежде чем обрушить свое внимание на Димитра. – Завтра вечером я устраиваю вечеринку. – Шанна плотоядно улыбнулась. – Приглашаю. В любое время после восьми.

Затаив дыхание, Линн ждала, что ответит муж.

– Боюсь, мы не сможем прийти. Как-нибудь в другой раз.

Губы его улыбались, но не глаза. Заметила это Шанна? Линн не знала.

– Конечно, конечно, дорогой. Еще увидимся. – Завидная у нее выдержка.

Линн тем временем изучала ее лицо. Прическа и макияж были бесподобны. Притягивали взгляд полные, ярко очерченные губы, светились подведенные глаза, обрамленные длинными ресницами. Интересно, подумала Линн, с чего начинает свое утро фотомодель, если она в течение всего дня умудряется так прекрасно выглядеть. Внезапно эта праздная мысль вызвала болезненный укол в сердце: сколько раз Шанна начинала утро, проснувшись в постели Димитра? Наверняка эта женщина искушена в искусстве секса, наверняка знает, как соблазнить и удовлетворить мужчину… Здесь Линн не потягаться с ней.

Ей вдруг мучительно захотелось уйти, но как это сделать, не привлекая внимания? Так ничего и не придумав, она осталась сидеть, время от времени вставляя вежливые реплики. Впрочем, Линн не нужно было много говорить, так как Шанну откровенно интересовал только Димитр. В конце концов она встала, одарила Линн вялой улыбкой, вызывающе пожала запястье Костакидаса и отплыла, оставив после себя удушливое парфюмерное облако.

– Потанцуем?

Линн взглянула Димитру в лицо. Глаза, как обычно, глубоки и непроницаемы. В них ничего не прочтешь.

Он взял ее за руку и сжал пальцы, когда она попыталась незаметно отдернуть ее. Линн была на виду, пришлось очаровательно улыбнуться, встать и позволить вывести себя в центр зала.

Танцевала она всегда с удовольствием. От природы грациозная и музыкальная, она была еще и хорошо обучена этому искусству. А в объятиях опытного партнера двигаться легко, особенно когда он тебе небезразличен.

Димитр держал ее уверенно и властно. И очень близко к себе. Линн прекрасно понимала, что все попытки отодвинуться от него будут напрасными. Вечные соперники – рассудок и чувство – вновь принялись испытывать друг друга: безумно хотелось уткнуться в его плечо, прижаться к нему щекой, но она не позволяла себе расслабиться и была внутренне напряжена так, что ломило мышцы. Димитр не произнес ни слова, хотя Линн чувствовала его губы у своего уха.

Медленная музыка сменилась быстрым ритмом, и Димитр повел супругу к столику, властно придерживая ее за талию.

– Может, ты уже хочешь уйти?

Линн помедлила с ответом. Оставаться здесь совершенно не хотелось, но она не была уверена, что жаждет остаться с ним наедине. Уйти домой? Это значит спальня, это значит постель… Нет, только не это, только не сегодня!

– Тебе завтра рано вставать? – вежливо поинтересовалась она. Глаза Димтра чуть сузились.

– Не раньше обычного.

– В таком случае решай сам.

Теперь в темных глубинах мелькнул какой-то огонек.

– Полагаю, обязанности свои мы выполнили. К тому же еще минут тридцать будем выбираться отсюда.

Он не угадал – это заняло гораздо больше времени. Они остановились у одного столика, потом у другого, у третьего, перемолвились с одними, попрощались с другими… Империя Костакидаса была воистину могущественной, поэтому всякий считал за честь знаться с ее главой Димитром Костакидасом. Одни держались с ним на равных, другие – с подобострастием, третьи – с завистью, но со всеми он был одинаково вежлив. Линн изумляло, как ловко и деликатно избегал он нежелательных бесед, как искренне интересовался успехами коллег и даже соперников.

К «ягуару» они подошли только около полуночи. Город уже опустел. Димитр включил музыку, и Линн с наслаждением погрузилась в нее, радуясь, что не надо разговаривать. Дома она зажгла свет в гостиной и нерешительно остановилась. Димитр предложил глоток легкого спиртного на ночь. Отказываться Линн не стала, надеясь, что это поможет ей заснуть.

Через несколько минут они поднялись в спальню. Линн со стаканом в руке села в кресло. Димитр начал раздеваться. На глазах у нее свершалось некое превращение. Исчезал светский лев, его место занимал мужчина-победитель, мужчина-хищник, с такой чувственностью, против которой не смогла бы устоять никакая женщина. Линн ощутила, как забурлила кровь, как сжалось от вожделения женское естество… Она ненавидела себя в эти минуты. И ненавидела его.

– Устала?

– Вопрос с подвохом, – внешне беспечно ответила она. – Как, по-твоему, я должна отвечать.

– Почему бы не ответить честно? – приподняв брови, с легкой усмешкой поинтересовался Димитр.

Губы у нее дрогнули, в глазах что-то сверкнуло. Слезы? Гнев?

– Я не хочу спать с тобой.

Он провел пальцами по ее нежной щеке, шее, и Линн сжалась от этого прикосновения. В горле у нее стоял комок. Она была как маленький, беззащитный зверек.

– Нет? – переспросил Димитр. Сознавая, что поражение близко, Линн отступила на несколько шагов, съежившись еще больше. Главное – не потерять самообладания.

– Я не заменитель, – сдерживая ярость, бросила она и тут же испугалась сказанного: не те слова, не так надо было говорить!

– Заменитель чего? Или кого? Шанны? – вкрадчиво спросил Димитр. – У меня нет ее…

16
{"b":"104469","o":1}