ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Вся беда в том, что многие явления, вполне доступные нашему пониманию, иные люди считают загадочными. Это мешает нам понять истину. Вот, к примеру, разве не все видят, что солнце влияет на климатические условия, на смену времен года, дня и ночи? Но, вместо того чтобы внимательно присмотреться к тому, что происходит вокруг нас, иные предпочитают видеть в этом тайну и неразрешимую загадку.

– А как же понять слова моего мудариса? Он много раз говорил, что аллах настолько всемогущ и так всесилен, что если захочет пойти навстречу молящимся, то может изменить естественный ход вещей. Я помню, мударис говорил, будто можно заколдовать скорпиона так, что он совсем перестанет жалить.

– Пойми, юноша, что это ложь. Пора бы тебе уже понять, что никакие мольбы и заклинания не могут повлиять на естественный порядок явлений в природе. Нет такой молитвы, которая могла бы изменить облик скорпиона. Животные и растения живут благодаря земле, солнцу, воздуху и воде. А возможности, необходимые для поддержания жизни животных, ограниченны. Но наряду с этим, а отчасти и благодаря этому у животных и растений есть постоянное стремление размножаться и бороться за свое существование.

Эти разговоры с великим устодом помогли Якубу совсем по-новому понять и прочитанные им книги. Юноше было очень интересно услышать из уст ученого всякие любопытные примеры, подтверждающие мысль о том, что в мире растений и животных идет борьба за жизнь. Устод говорил, что если дать возможность какому-нибудь растению беспрепятственно размножаться, то оно может вытеснить все и покрыть всю землю. Этому мешают другие растения, также стремящиеся жить и размножаться.

– Природа как садовод, который дает возможность расти на дереве наиболее жизнеспособным и здоровым ветвям, отрезая больные и негодные.

Так перед Якубом подымалось покрывало таинственности, которым богословы и мударисы пытались прикрыть непонятное. Теперь уже сын Мухаммада понимал, как велико значение науки в познании окружающего мира и как много вреда приносят невежество с суеверием, которыми пытаются объяснить непонятное. Теперь Якуб реже обращался к всемогущему аллаху и все больше доверял научным открытиям своего устода.

* * *

Прошло шесть лет с того дня, когда Якуб впервые перешагнул порог дома Абу-Райхана в Гургандже. Юноша возмужал и повзрослел. Теперь он уже был настоящим помощником, умудренным опытом. За это время Якуб только дважды посетил свой дом в Бухаре, и, если бы устод предложил ему лишний раз съездить в родной город, он вряд ли согласился бы. Чем старше он становился, тем больше ценил каждый день, проведенный рядом с Абу-Райханом.

Якуб по-прежнему часто писал отцу и матери, но теперь разлука с близкими стала уже привычкой. Мухаммад отлично видел, как много получил сын от великого устода, и бывалый купец, умеющий отлично все взвесить и измерить, достойно оценил сокровища, приобретенные Якубом. Мысленно он уже видел Якуба при дворе багдадского халифа.

Как-то, навестив сына в Гургандже, Мухаммад спросил его, не пора ли вернуться в Бухару. Он сказал это потому, что, беседуя с сыном, пришел к выводу, что Якуб уже превзошел в своих знаниях самых образованных людей Бухары. Сын отказался. Но отец был полон благодарности устоду. В эту минуту у Мухаммада появилось желание одарить Бируни драгоценными камнями и золотом, но теперь купец уже знал, что нельзя просто протянуть ученому мешочек с золотом. Он хорошо помнил, каким гордым жестом Абу-Райхан отверг плату за исцеление сына. Теперь Мухаммад решил сделать по-другому. Вернувшись в Бухару, он прислал Якубу драгоценные камни, которые могли пригодиться для опытов и которые, как писал потом Якуб, очень порадовали устода и доставили ему удовольствие. Конечно, ему, Мухаммаду, очень хотелось бы поскорее увидеть сына в Бухаре, но уж если так случилось, что он связал свою судьбу с наукой, грешно было отказать ему в этом. В сущности, Мухаммад был всем доволен. Его лишь тревожило то обстоятельство, что Якуб, слишком углубленный в науку, и слышать не хотел о сватовстве. А каких богатых и красивых невест сватали ему купцы Бухары! Может быть, они так старались не только потому, что Якуб их прельщал своей ученостью, но и потому, что отлично знали, как богат Мухаммад. Он не уставал водить караваны и вел торговлю во многих городах мусульманского мира.

И вот на ясном небе Якуба сгустились черные тучи. Однажды Якуб получил горестное письмо из Бухары. Ему писал старый мударис, которого пригласил к себе Мухаммад. Отец Якуба тяжко заболел и был настолько беспомощен, что не смог сесть за письмо. Мухаммад продиктовал старику несколько строк о том, что тяжкий недуг сразил его в тот час, когда был готов к выходу из Бухары его большой караван с богатым грузом для Багдада. Мухаммад сообщал, что почти все его состояние в этом караване и если задержать выход каравана на неведомый срок, то все пойдет по ветру. В Бухаре эти товары будут проданы за бесценок. Пропадут деньги, уплаченные за верблюдов и погонщикам, все пойдет прахом.

«У нас черный день, сын мой, – писал Мухаммад. – Моя дрожащая рука не удержала калама. Я так слаб, что мударис едва слышит мой голос. В этот день я решаюсь просить тебя – оставь ненадолго свое благородное занятие и выполни мое поручение. Если тебе угодно будет пойти с моим караваном, я, сын мой, доверяю тебе свои богатства. Я надеюсь, твои знания и твое благородство помогут тебе в трудном деле. Не откажи, сын мой! Да благословит тебя аллах на доброе дело!»

Последние строки письма Якуб прочел сквозь слезы. Страх охватил его. А что, если Мухаммад не подымется?.. Нет, этого не может быть, отец всегда был здоровым и неутомимым. Он не страшился знойного солнца и не боялся холода. Почему же врачеватели Бухары не могут ему помочь? Как прискорбно, что искуснейший врачеватель ибн Сина покинул Бухару! Он здесь. Может быть, спросить у него доброго совета, не назовет ли он хорошего врачевателя из своих учеников… Он сейчас же поговорит с Абу-Райханом и тут же добудет верблюда, чтобы отправиться в Бухару. В караван-сарае он найдет спутников, примкнет к какому-нибудь каравану.

Абу-Райхан с большой сердечностью выслушал Якуба и посоветовал ему поговорить с ибн Синой. Конечно, Абу-Али знает, кто из его учеников заслуживает доверия.

– Если молодой врачеватель примется за дело с такой же серьезностью, как это делает ибн Сина, он вылечит твоего отца. А караван с товарами для Багдада должен быть доставлен вовремя, – сказал Абу-Райхан. – Ты должен поторопиться, юноша. Не откладывай, ступай в караван-сарай и договаривайся: с попутным караваном тебе будет безопасно.

Прошел караван столетий (сборник) - i_072.jpg
Прошел караван столетий (сборник) - i_073.jpg
* * *

Тревожно было на сердце у Якуба, когда он покидал Гургандж. Впервые он призадумался над своим будущим, с болью в сердце думал о бедной своей матери, которую трудно было представить себе одинокой, без заботливого внимания отца.

Прощаясь с Абу-Райханом, Якуб спросил ученого, может ли он сделать для него что-нибудь полезное в Багдаде. Ал-Бируни сказал, что будет очень рад, если Якубу удастся добыть какие-нибудь книги по астрономии и математике, написанные учеными Багдада и Дамаска. И еще он просил узнать, есть ли в Багдаде астрономическая обсерватория, где астрономы могут наблюдать за небесными светилами.

– Впрочем, – сказал устод, – ты сам, Якуб, отлично знаешь, что нам нужно для нашей работы. Я думаю, что годы, проведенные в Гургандже, оставили свой след. Они не пропали для тебя.

Никогда еще время не тянулось так долго, как в те дни, когда Якуб должен был пересечь пустыню по тропе, ведущей в Бухару. На привале юноше снились страшные сны. Он то и дело видел себя у постели умирающего отца. Его преследовали вопли матери. То он видел себя сиротой, то обращался к отцу с просьбами и восхищался его свежим и здоровым видом. «Да ты такой же, как прежде!» – говорил он отцу и тут же просыпался.

56
{"b":"104473","o":1}