ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Тут уже мне стало так интересно, что не удержался.

— Лиар, почему ты всё это говоришь? — спросил я негромко. — Я же дракон, враг. Зачем рассказываешь?

Она опять усмехнулась.

— Потому что я ненавижу драконов.

Ненавидит?…

— Но почему? — спросил я. — Что я тебе сделал плохого?

— Ты — ничего. — пожала она плечами. — Но ты дракон. А я ненавижу ваш род, Ариман. От истребления со стороны драконов некогда бежали мои предки, бежали в чужой мир, без надежды выжить. Но мы выжили. Мы создали свою Империю, мы обезопасили её от потенциальных врагов, мы превратили чужой мир — в наш. И спустя полторы тысячи лет вернулись домой…

Лиар нахмурилась.

— Вернулись только для того, чтобы узнать об истреблении всех людей!

Она наклонилась ко мне и с угрозой сказала:

— Империя должна всё знать о вашем проклятом роде, дракон. Каждая деталь — даже твоя реакция на этот рассказ — может нам помочь. Помочь уничтожить вас всех!

— Но… но… — я от непонимания сел на хвост и распустил оба крыла. — Зачем?! Зачем уничтожать, зачем убивать?! Неужели нельзя жить мирно?!

— С драконами — нельзя. — твёрдо ответила Лиар. — Вы Враги.

— Это злые драконы — враги. — возразил я. — А я добрый. Я людей защитить должен, а ты меня ненавидишь! Разве так можно?!

Она рассмеялась.

— Ты не добрый, а глупый дракон.

— Нет. — серьёзно ответил я. — Я не глупый. А вот ты — глупая женщина. И злая. Зачем ты убила богиню бабочек? Она была такая маленькая и красивая! Как могла такая маленькая богиня причинить тебе вред?! Обязательно надо было её убивать?! — крикнул я. — Если так ненавидишь бабочек, посадила бы в клетку, как меня!

Лиар пару минут молча смотрела мне в глаза, а потом расхохоталась.

— Это надо рассказать Тэйлору… — пробормотала она сквозь смех и встала. — А ты веди себя хорошо. — сказала мне. — И тогда, может быть, я тебя отпущу.

— Не отпустишь. — мрачно ответил я. — Я же знаю, что ты обманываешь.

— Обманываю. — согласилась Лиар. — Но тебе лучше не знать, что тебя ждёт.

И она вышла, громко смеясь.

А я первый раз в жизни подумал, что люди тоже бывают разные.

Глава девятнадцатая

Над Ун-Тоаном вились воздушные змеи и ленты. У кажого храма горел высокий костёр, украшая небо разноцветным серпантином дымных столбов. Все улицы были полны радостными жителями, тысячи цветов наполняли воздух сводящим с ума ароматом… В город входил новый бог.

Волшебством возникший за одну ночь на окраине города, серебристо-белый, двухэтажный мраморный дворец был буквально засыпан цветами. Вспышки огненных ромашек в небе заставляли Солнце стыдливо прятаться в тучи, звучала музыка, в парке вокруг Храма Аримана танцевали сотни людей. А с севера, гордо трубя, в город вступал караван разукрашенных золотом и драгоценностями слонов.

Файтер, усыпанный алмазной пылью, напоминал огромный бриллиант. Он сидел в паланктине на спине первого слона, озираясь по сторонам и заставляя себя приветственно помахивать крыльями. Слон покачивался под тяжестью грифона.

— Скажи честно, неужели тебе это не нравится? — негромко спросил молодой погонщик, примостившийся на шее могучего зверя. Смуглый, черноглазый юноша был одет в белые с золотом одежды жреца, все волосы были тщательно выбриты. Несмотря на это, Кондор наслаждался триумфом.

— Нравится. — признался Файт. — Хотя в душе я содрогаюсь от ужаса.

— Почему? — изумился человек, не забывая улыбаться красивицам внизу.

— Ракшас самый настоящий колдун. — негромко заметил грифон. — Чтобы так влиять на массы, одной силы недостаточно. Он владеет неизвестными способностями, магией… Бррр, сам не верю, что это я говорю.

— Отчего же? — Кондор на миг повернулся к другу. — Магия существует, Файт. А Ракшас могучий маг, это не вызывает сомнений. Назидания гласят, что Враги были наделены великой демонической силой…

Грифон фыркнул.

— Назидания, ха.

— Зря фыркаешь. — спокойно возразил юноша. — Напомни мне, как звали атеиста, оказавшегося сыном отрицаемого им бога?

Файтер вздрогнул и некоторое время молчал.

— Игл не бог. — сказал он наконец. — Игл — просто историческое лицо.

— Вот и Назидания — книга по истории.

— Назидания — бред садистов, гимн маниакам. — отозвался грифон. — История не могла быть такой.

Кондор улыбнулся

— Кто же требует верить каждому слову? Ты смотри на общую картину.

— Я и смотрю. — мрачно заметил пернатый воин.

Слоны уже двигались по главной улице города, сопровождаемые толпами ликующих жителей. С верхних этажей жилых зданий на грифона и человека сыпались цветы.

— Никогда не видел подобных животных… — Кондор погладил слона по голове. — А ты, Файт?

— Я читал. Они с погибшей планеты Земля, родины всех людей. На Тегоме никогда не находили таких крупных форм. Самый большой зверь…

— …Грифон. — пошутил юноша. Файт фыркнул.

— Смешно. Самый большой зверь нашего мира не крупнее человека. Знаешь, что это означает? — внезапно подался вперёд грифон.

— Скоро узнаю. — отозвался Кондор. — Одна очень умная птица расскажет.

— Это значит, что Тегом гораздо древнее Земли. — негромко произнёс Файтер. — Эволюция всегда движется от примитивных крупных форм к более совершенным мелким.

— Выходит, грифоны примитивнее людей? — хитро усмехнулся Кондор.

— Биологически — несомненно. — кивнул Файт. — Наш организм гораздо проще устроен, за исключением обмена веществ. Его эффективность у грифона более чем в пять раз превосходит человеческую, и только поэтому продолжительность нашей жизни достигает шестидесяти лет. Имей мы обмен веществ как у кошачьих — и летающие грифоны умирали бы от старости на двенадцатом году жизни.

— Ты серьёзно? — встревожился Кондор. Файт улыбнулся.

— Это всё теории, друг. Я учился по книгам, ни разу не проводя опытов самостоятельно.

Юноша завистливо вздохнул.

— И как только в твою голову помещается столько знаний…

— Мозг грифона почти в шесть раз совершеннее человеческого, потому что он примерно во столько же раз меньше. — ответил Файт. — Многие древние авторы соглашались, что мы не могли стать разумными самостоятельно. Слишком неудачная у нас физиология для разумных существ. Почти все исследователи сходятся на идее об исскуственном происхождении грифонов… — Файтер помолчал, обоняя ароматы цветов, и добавил:

— Лично я склоняюсь к мнению великого Анубиса. Он считал, что грифоны были созданы как декоративные животные.

Человек с интересом обернулся к грифону.

— Неужто мой юный друг становится верующим? — усмехнулся он.

Файтер даже зашипел от возмущения.

— Ты, ты… обезьяна безхвостая! Только попробуй ещё раз обвинить меня в креативизме!

— В чём?!

Грифон вздохнул.

— Есть одна псевдонаучная теория, о создании жизни богом. Она носит имя креативизм. В нашем случае имело место вмешательство инопланетного разума, нечто вроде панспермии, только касательно разума. Грифоны были созданы из некоего вида неразумных птиц, а затем генетики изменили наш мозг, подарив разум.

— Созданы?

Файт поднял мускулистую руку и выпустил когти, покрутив пальцами в воздухе.

— Например, руки… — улыбнулся он непонимающему юноше. — И я ведь разговариваю с тобой, Кондор. Это уже подразумевает сложный речевой аппарат и голосовые связки, специфическое устройство гортани — которая, кстати, у грифонов почти точно повторяет человеческую, и не имеет никакого отношения к птицам… Полёт требует от организма огромных ресурсов, однако наши крылья устроены настолько эффективно, что мы способны десятки минут висеть на месте словно колибри, и не тратить на это больших сил. А уж каким образом я летаю при массе как у лошади… На этот вопрос я пока ответа не нашёл.

Файтер распушистил перья на шее.

— Но самое главное, Кон — внешний вид. — сказал он спокойно. — Ну не верю я, чтобы на свете мог сам по себе возникнуть гибрид льва и орла. Природа не терпит таких экспериментов. Мы должны были стать либо птицами, либо млекопитающими без перьев. Однако я наполовину покрыт перьями, и имею клюв. Грифоны рождают живых детей, которых выкармливают молоком — вот даже специальная канавка на клюве, но наших детей называют птенцами, и правильно делают — как ещё назвать покрытое перьями существо с головой и крыльями орла? И при всём этом мы словно сошли с картинки любого рыцарского романа людей. Нет, Кон, если у грифонов и был предок — он весьма слабо напоминал сегодняшнего геральдического зверя. Нас создали.

38
{"b":"104474","o":1}