ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Теперь замолчала я. Почти минуту молчала, стараясь подавить эмоции и не потерять бдительности. Удалось. Выходит, чёрных воинов было почти вдвое больше.

— Куда они отправились? — спросила совершенно спокойно. Мой голос окончательно согнал краску с лица охотника.

— Дракон улетел к западу, но долго летать он не сможет…

— Когда это случилось?

— Часов десять назад.

Десять часов! Я вскочила.

— Где трофеи первой охоты?

Пленник дрожал.

— Шкуру… и зубы отправили в Ый-одолмыр. Повезли пятеро наших…

— Кому вы служите? — спросила я резко.

— Кто — мы?…

— Вы! — я указала на труп воина в чёрном, видневшийся из прохода. — Что это за форма?

— Просто одежда…

— Не лги! — крикнула я. Пленник вжался в каменную стену.

— Мы… наёмники. Служим кагану-колдуну Найкызу из города Ый-одолмыр, он правит всей Степью. Делаем, что прикажут… У нас нет выбора! — внезапно крикнул юноша.

Я стиснула зубы.

— Отпустить тебя я не могу. Взять с собой — тем более. У меня тоже нет выбора! — с этими словами я взмахнула мечом и отрубила пленнику голову. Куросао невольно заржал.

— Так было нужно, — сказала я ему. — На войне нет места жалости.

Конь попятился.

— Это был враг, — я осторожно протянула руку и коснулась Куросао. — Отпустить его — означало предупредить всю Степь о нас. Иногда жестокость необходима, Куросао. Так меня учили.

Жеребец явно колебался, ускакать или нет. Поэтому я отбросила меч и вышла из пещеры, захватив с собой Тошибу. Минуты через две за нами последовал Куросао.

— Помни, ты свободен, — сказала я, не повернув головы. — Никто не держит тебя с нами.

Жеребец молчал.

— Если уйдёшь сейчас, — я медленно повернулась, — погибнет раненная мать и её маленький дракончик. А значит, они… — кивнула в сторону мёртвых тел, — …они победят.

Куросао повернул голову и посмотрел в степь. Потом на меня. Потом ещё раз в степь.

— Самурай, — сказала я негромко, — должен контролировать эмоции. Очень важно научиться подавлять жалость к врагу, это одна из сложнейших граней бусидо. Сейчас я стою рядом с телом убитого мною безоружного человека. И знаешь, Куросао… — медленно опустила голову. — …это непросто — делать вид, словно ничего не случилось.

Конь молча шагнул вперёд и мотнул гривой. Я подняла взгляд.

— Поможешь спасти драконов?

Куросао через силу кивнул. Я положила крыло ему на спину.

— Спасибо.

Полчаса ушло на сбор арбалетных стрел. Я подыскала относительно неплохой прямой меч, подняла и зарядила четыре арбалета, перевесив их через спину Куросао. Тошиба всё это время вёл себя очень тихо, наверно понимал, какие важные вещи происходят.

— Готов? — спросила я коня. Тот ударил копытом.

— Тогда вперёд, спасать крылатых! — и мы помчались на запад, оставив мрачное место смерти за хвостами.

А на душе всё равно было тяжело. Наверно, я ещё не готова стать самураем.

* * *

Столб дыма заметили через час. Прямо посреди степи, цээгах в двадцати от нас, что-то горело. И мне очень не хотелось бы найти там костёр, где жарят мясо убитого дракона…

— Быстрей, Куросао!

Конь ровно и глубоко дышал. Выносливость Куросао превосходила всё, что мне было известно о лошадях; казалось, чёрный жеребец способен без устали бежать ещё месяц. Впрочем, на такой скорости мы будем у источника дыма через полчаса.

Скоро я заметила группу всадников, быстро скакавших по степи в направлении пожара. Они приближались с запада, из чего я заключила — передо мной новый отряд прислужников Найкыза. Однако, где же двенадцать охотников?

Всадники заметили меня в тот же миг, как я заметила их. Разумеется, на таком расстоянии ни один человек не сумел бы узнать во мне маленького дракона, однако встреча одинокого всадника в степи — всегда привлекает внимание, и скоро следует ожидать нападения.

— Куросао, притормози… — вполголоса сказала я. — Скоро придётся убегать от погони, отдышись.

Конь оценил совет и умерил скорость бега, перейдя с галопа на спокойную иноходь. Даже сейчас, после полутора часов бешенной скачки, у него не сбилось дыхание.

Тем временем я готовилась к первому конному бою. Пересадила Тошибу за спину и прижала крыльями, взяла арбалет. За мощь и дальность стрельбы этой машинки, к сожалению, приходилось расплачиваться быстротой… Хорошо, что я взяла сразу четыре самострела.

— Запомни, не поворачивайся к противнику боком, — конь неторопливо скакал по степи, слушая мои наставления. — Пока ты смотришь врагу в лицо, перед ним втрое меньшая мишень для стрел. Если тебя ранят, немедленно выходи из боя и выноси Тошибу — обо мне не думай, я продержусь и сама…

Жеребец заржал и поднял голову, пытаясь привлечь моё внимание к маленькой точке в небе. Я наблюдала за ней уже минуты две, подозревая, что передо мной ещё один Рокх. Однако сейчас стало видно — это небольшой крылатый дракон. Я первый раз видела существо своего рода в полёте, и надо сказать, выглядело оно потрясающе.

— Ух ты… — мы с Куросао остановились. Значит, детёныш здесь и в безопасности! Но где же его мать?

Пока я размышляла над этим вопросом, дракончик резко спикировал навстречу отряду всадников.

— Нет!!! — Я распахнула порванные крылья, Куросао сам рванулся вперёд. — Назад, ты поги…

Слова застряли в горле. На моих глазах, с когтей пикирующего дракончика сорвалась волна сверкающего пламени и прошлась по степи, словно огненный хлыст. Перед всадниками в мгновение ока встала жаркая пламенная стена.

Сквозь дым и огонь было плохо видно, что там происходит, но судя по всему, кони отряда впали в панику. Через несколько минут я заметила, как по степи там и тут движутся чёрные точки, некоторые без всадников. Натворивший всё это дракончик спокойно парил кругами над пламенной завесой.

— Ничего себе… — я спрыгнула со спины Куросао и недоверчиво огляделась. Такому заклинанию Хакас меня не учил… Но если детёныш способен к подобным штучкам, как же погиб его отец?!

Тем временем дракончик заметил нас и помчался навстречу. Я поспешно отбросила арбалет и сложила ладони горизонтально перед грудью, показывая, что безоружна, Куросао невольно попятился. Только Тошиба безмятежно крутил головой, разглядывая степь.

Мой сородич дал над нами круг и бесшумно опустился с десятке шагов впереди. Как ни странно, опустился на четвереньки! Теперь я видела, что он не такой уж и маленький — на голову выше меня и заметно массивнее. Самое же странное заключалось в цвете; чешуя этого дракона была ярко-красной, резко темнеющей до чёрного на груди и нижней стороне крыльев. Глаза, рога, когти и шипы вдоль спины тоже оказались чёрными.

— Кто ты?! — выпалил дракон. Голос у него оказался низким, с рокотом, а говорил он на языке, которого я никогда раньше не слышала. Однако, колдовской обруч Тотчигина этот язык знал, потому что я прекрасно понимала дракона.

— Моё имя Хаятэ Тайё, — вежливо представилась я. — Рода Акаги Годзю, с острова Ямато. Это мои друзья, конь Куросао и тигрёнок Тошиба.

Дракон попятился, раскрыв от удивления пасть.

— Ты… ты настоящая?! — спросил он внезапно охрипшим голосом.

Странно.

— Конечно, настоящая… — я насторожилась. — А кто ты?

— Я?… — он так удивился, словно только сейчас вспомнил о себе. — Я Ариман! Бог народа Утукмац, Защитник!

Бог?

— Что за народ Утукмац?

— Это на другой планете… — Ариман уселся на хвост и принялся меня рассматривать. — Хаятэ, ты… ты самка?

Я нахмурилась.

— Я девушка-самурай, приёмная дочь Акаги Годзю.

— А… а я дракон, — растерянно сказал он.

— Неужели? — я рассмеялась. — В таком случае, почему твоя чешуя алого цвета?

Ариман невольно оглядел себя. Вздрогнул.

— Я не знал, что драконы бывают и других цветов… — тут он подскочил даже. — Драконы! Там, у дерева! Помочь надо! Летим, Хаятэ!

Я вздохнула. Молча расправила крылья и показала их Ариману. Тот замер.

— Кто тебя так?!

44
{"b":"104475","o":1}