ЛитМир - Электронная Библиотека

Закинув назад голову, вытянув морду к луне, он опять завыл. Теперь это был даже не вой — рыдание неслось над бесплодной землей под безучастными звездами.

По спине Лэнсинга пробежали мурашки; неимоверным усилием воли он заставил себя стоять во весь рост. Сандра скорчилась на земле, закрыв голову руками. Мэри склонилась над ней. Лэнсинг почувствовал на своем плече чью-то руку и обернулся. Рядом с ним стоял Юргенс.

— Со мной все в порядке, — успокоил он робота.

— Конечно.

Волкоподобное существо стенало, хныкало, рыдало, изливая свою боль. Казалось, плач никогда не смолкнет. И вдруг вой оборвался. Остался лишь неясный изломанный контур утеса, освещаемый уплывающей на восток луной.

Позже, той же ночью, когда люди уже забрались в спальники, а недремлющий Юргенс нес свою вахту, пришел Вынюхивающий. Верный своим привычкам, он обошел лагерь крутом. Тепло спальных мешков и знакомое сопение отогнали страхи. После жуткого воя на скале Вынюхивающий был особенно желанным гостем.

На следующий день они миновали бедленды и вышли в узкую поначалу, но постепенно расширяющуюся зеленую долину. Вскоре они наткнулись на ручей. По мере продвижения вдоль его русла скалы отступали все дальше и дальше, превращаясь в дымку на горизонте, пока наконец не растаяли совсем.

Незадолго до заката им встретился другой ручей, больше первого, текущий с запада. Между двумя потоками, в месте их слияния, они обнаружили гостиницу.

Глава 21

ТОЛКНУВ НЕЗАПЕРТУЮ ДВЕРЬ, все четверо очутились в просторной комнате с камином в дальнем углу. Перед камином стоял большой стол, окруженный стульями. Два человека сидели в креслах, придвинутых к камину, спиной к вновь прибывшим. Из кухни, вытирая руки о клетчатый фартук, навстречу новым посетителям поспешила маленькая женщина с лицом круглым, как луна.

— О, вы уже здесь, какая неожиданность! — воскликнула она. — Вы добрались быстрее, чем я рассчитывала.

Она остановилась перед вошедшими и, прищурившись, оглядела всех.

— Надо же, — вяло удивилась трактирщица, — вас четверо! Вы потеряли в городе всего двоих. Ваши предшественники лишились четырех спутников, а были отряды, что исчезли полностью.

Негромкий звук привлек внимание Лэнсинга к другой, хуже освещенной части комнаты. Там сгорбились над столом картежники. Поглощенные игрой, они не обратили ни малейшего внимания на появление новой группы. Кто-то ударил картой о стол — этот звук и услышал Лэнсинг.

Он кивнул в сторону игроков:

— Давно они здесь?

— Пришли прошлой ночью Направились прямо к столу и сразу за карты. С тех пор играют.

Двое сидевших у камина поднялись и подошли к путешественникам. Женщина оказалась высокой стройной блондинкой, мужчина же напомнил Лэнсингу коммивояжера, пытавшегося когда-то продать ему весьма сомнительные акции.

Женщина протянула руку Мэри:

— Меня зовут Мелисса. Я не человек, я марионетка. Дальнейших объяснений не последовало. Мелисса по очереди пожала всем руки.

— Джоргенсон, — представился ее спутник. — Очень рад вас видеть. Признаюсь вам, мы испуганы. Мы уже несколько дней здесь и никак не можем рискнуть продолжить это бессмысленное путешествие, в которое невольно оказались вовлечены.

— Прекрасно понимаю ваши чувства, — ответил Лэнсинг. — Думаю, не будет слишком смело с моей стороны утверждать, что все мы испытываем нечто подобное.

— Вернемся к огню, — предложил Джоргенсон. — Мы тут никак не справимся с бутылкой, поможете?

— С удовольствием, — откликнулся Лэнсинг. — Спасибо за приглашение.

Женщина в фартуке — хозяйка гостиницы — ушла. Картежники по-прежнему не обращали ни на что внимания.

Когда все расселись у камина и наполнили кружки, Джоргенсон сказал:

— Полагаю, самое время познакомиться друг с другом поближе, обменяться впечатлениями и соображениями. Начнем с меня. Я путешественник во времени. Попав сюда, я решил было, что это просто промежуточный этап, но в таком случае мне полагалось бы быть уже далеко отсюда. Однако это не так. Почему, и сам не знаю. Я не вполне понимаю, что происходит, — я впервые застрял во времени.

Лэнсинг попробовал вино. Оно оказалось неплохим, и он отхлебнул еще глоток.

— Как я уже сказала, — в свою очередь заговорила Мелисса, — я марионетка. Мне говорили, что марионетка — имитация человека. Зачем нужны подобные имитации, я не знаю. Нас немного, точнее, было немного, — поправилась она, — когда я жила дома. Мы жили, можно сказать, во Всеобъемлющем Городе — месте очень удобном и обеспечивающем наши потребности. Все было прекрасно, за исключением одной неприятной детали: наша жизнь не имела цели, что иногда угнетало. Вполне возможно, все мы были марионетками. Впрочем, это лишь моя догадка — я боялась спрашивать, боялась оказаться единственной марионеткой среди людей, что было бы ужасно.

— Многие годы, — вновь заговорил Джоргенсон, — я ищу некие время и место. Когда-то, очень давно, я попал туда, а потом нечаянно переместился. С тех пор пытаюсь вернуться, но, как ни бьюсь, ничего не получается. Мне почему-то кажется, что по каким-то причинам часть времени и пространства закрыты для меня. Но почему? Вот чего я никак не могу понять.

— Попробуйте ясно представить, куда вы хотите попасть, — предложила Мэри.

— О, я отлично представляю. Двадцатые годы двадцатого века — так называемые Ревущие двадцатые. Хотя, пока я жил там, бурными они мне не казались. Для меня, наоборот, это был нескончаемый летний день, мирный и спокойный. Мир еще не научился циничной изощренности, что появилась спустя несколько десятилетий. Думаю, мне удалось довольно точно определить время и место. Итак, время — тысяча девятьсот двадцать шестой год, август. Место — сонный приморский городок на восточном побережье, может быть Массачусетс, или скорее Делавэр, или Мэриленд.

Мне эти названия ничего не говорят, — пожаловалась Мелисса. — Вы называете Северную Америку, но я не знаю никакой Северной Америки. Мне известен лишь город, в котором я жила. Прекрасное место. Маленькие шустрые механические слуги поддерживали в нем чистоту и порядок. Они исполняли малейшие наши желания. А названия — их просто не было. И наш город был безымянным. Мы никогда никуда не хотели попасть, так что в названиях просто не было необходимости. Да и неизвестно, существовали ли какие-то другие места, помимо города.

— Нас было шестеро, — прервал ее Джоргенсон, — шестеро угодивших сюда.

— И нас тоже, — кивнула Мэри. — Может быть, такие группы всегда состоят из шести человек?

— Понятия не имею, — ответил Джоргенсон. — Мне известно о существовании только нашей и вашей групп.

— С нами был один идиот, — стала вспоминать Мелисса. — Не то чтобы умственно отсталый, но чудной какой-то. Он все развлекал нашу компанию дурачествами и каламбурами. А еще был шулер с Миссисипи. Кстати, мне неудобно было спросить, что такое Миссисипи?

— Это река, — объяснил Лэнсинг.

— Мы слышали от хозяйки, что четверо из вашей группы пропали в городе. Расскажите, как это случилось, — попросила Мэри.

— Они просто не вернулись, — ответила Мелисса. — Однажды мы все ушли в город, на поиски. Мы сами толком не знали, что ищем. Мы вдвоем вернулись засветло в наш лагерь на площади. Развели костер, приготовили ужин — ждали, что вот-вот подойдут остальные. Однако ночь прошла, а никто не появился. Как ни страшно нам было, мы отправились на поиски. Искали пять дней… Они исчезли бесследно. И каждую ночь на холме над городом огромный зверь плакался на свою судьбу.

— А потом вы нашли дорогу на запад и в конце концов очутились в этой гостинице, — подытожила Сандра.

— Все именно так и было, — подтвердил Джоргенсон. — С тех пор сидим здесь и боимся нос высунуть.

— Хозяйка уже намекала, — сказала Мелисса, — что нам пора выметаться. У нас ни гроша, и она это знает. У двоих из нашего отряда были деньги, но мы лишились денег вместе со спутниками.

30
{"b":"104485","o":1}