ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Действительно, первые успехи он проявил очень рано…

……………

Занятия по огненной магии проходили на свежем воздухе — в роскошном университетском саду. Столетние дубы, высокие тополя и развесистые березы сияли малахитовой зеленью в веселых лучах летнего солнышка. Порхали птахи, пели в высокой траве кузнечики. На специально приспособленной под аудиторию полянке расположились полукругом ученические столы из светлого резного дерева. Все давно в сборе, дожидаются своего наставника — слышен гомон голосов; кое-где загораются яркие вспышки — несколько начинающих магов, затеявшие бурный спор, обмениваются своеобразными «оплеухами». Недалеко позади «аудитории», Рэй удобно устроился на нижней ветке дуба, столь широкой, что на ней запросто можно остаться на ночлег, не боясь свалиться. Отсюда всё хорошо видно и слышно, а сам он, чтобы не смущать «огненных» своей черномагической персоной, сплел заклинание невидимости. Хотя, в его исполнении, это сложное чародейство и не будет обладать должной силой, постепенно истаивая, но и за это недолгое время можно узнать много интересного!

…лекция продолжалась уже около часа, а ничего полезного из размеренной речи мессира Рона Рэйнорд не почерпнул. Он даже начал подремывать, чего не позволил бы себе самый худший из учеников… Но вот послышался шум крыльев, шелест листвы, и пронзительное карканье прервало мирный сон Рэйнорда и патетическое выступление Огненного мага. Большой ворон, с переливающимся, обсидианово-черным оперением расположился на ветку выше Рэя, и громким криком своим нагло нарушал тишину и торжественную обстановку занятия. Долго терпеть это мессир маг не собирался:

— А вот и прекрасная возможность для одного из вас проявить меткость и силу заклинания! — высокий, седобородый Рон внимательным взглядом обвел аудиторию, — задание будет сложным. Предлагаю одному из вас сбить птицу огнешаром так, чтобы не воспламенилось ее оперение. Ну, или в худшем случае, хотя бы не сжечь дерево, — почтенный маг поспешно спрятал в густых усах добродушную усмешку.

Ученики зашептались — задание трудное, тут нужна предельная концентрация и полный контроль над заклинанием… Кто сможет?

— Учитель, позвольте мне! — с легким поклоном со своего места поднялся темноволосый, за лето порядком возмужавший, Энди.

«Так, так, — мысли вихрем взметнулись у Рэя в голове, — если он промахнется, будет туго… срочно нужен щит. Нет, нет, щит нельзя! Невидимость пропадет… Что же делать?» — парнишка изо всех сил вжался в ствол дерева, покрытый шершавой корой. Конечно, он мог сейчас спастись бегством, прикрывшись остатками невидимости. Но… что-то удерживало от этого, вполне разумного решения.

«А, была не была, останусь, — решил Рэйнорд, — насмерть все равно не убьет, разве что поджарит немного…»

Энди тем временем, получив дозволение мастера, приступил к творению огнешара. Между его ладоней занялось сначала легкое, едва заметное в свете дня, свечение, постепенно скручивающееся в маленький, но ослепительно яркий шарик. Видно было, что заклинание дается трудно — лицо юноши быстро покрыли бисерины пота, от усердия он закусил губу. Ворон еще раз возмущенно гаркнул, но взлететь не успел — росчерк огня был стремителен. Птица, в падении несколько раз кувыркнулась среди ветвей и неожиданно повисла в воздухе… Что такое? Дюжина удивленных глаз сейчас была направлена в сторону дуба, но только мессир Рон понял, что происходит на самом деле. Несколько небрежных пассов, и пелена невидимости спала, а перед пораженными огнемагами предстал Рэйнорд, с мертвым вороном в ладонях.

Ну, и скажите пожалуйста, как на это реагировать?… Устав не запрещает ученикам других кафедр присутствовать на его лекциях, но к чему невидимость, скрытность?

Ученики терпеливо ждали решения мастера. А Рон молчал — всё его внимание было направлено на Рэя, маг чувствовал мощные колебания Силы вокруг мальчишки, но что тот задумал, понять не мог. Тонкие вибрации наполнили воздух и почву под ногами, забираясь в душу холодным, липким касанием. Заклинание было из чужого и чуждого стихийной магии арсенала, и даже Рон не мог прочесть его или прервать ритуал. Оставалось лишь наблюдать…

Рэйнорд держал бездыханную птицу в ладонях, склонившись над ней что-то шептал, — это было видно по чуть подрагивающим губам, приобретшим сейчас мертвенно-синий цвет. Да и лицо юного мага страшно побледнело; на мгновение Рону показалось, что неожиданно заострившиеся черты приобретают жуткий, нечеловеческий вид…

Ученики чувствовали себя не лучше — ничего не понимая, невольно теснее пододвинувшись друг к дружке, они с ужасом наблюдали, как их, хотя и далеко не лучший знакомый, превращается в подобие живого мертвеца.

К счастью длилось все это недолго — через минуту солнце вновь весело заиграло в зеленой листве, Темные энергии улеглись в положенное им русло, а Рэй стал самим собой — худеньким черноволосым пареньком с бездонным, обжигающим взглядом. Может быть, дотоле происходящее всем померещилось? Но нет, победно улыбающийся Рэйнорд держал на руке не безвольно распластавшийся комок перьев, а совершенно живого ворона. Живого? Памятуя о профессии юного мага — едва ли…

Даже далеко не слабонервного Энди пробрала дрожь. Непонятное чувство страха, смешанного с омерзением вызывал этот ворон-зомби. Бр-р-р!

— Похвально, Рэйнорд, — сильный голос мессира Рона прозвучал в полной тишине, — твое заклинание куда сложнее огнешара и заслуживает высшей оценки. Но, насколько мне не изменяет память, заклинания из разряда высших, изучаются только на четвертый год…

— Так точно, мессир, — Рэй пересадил ворона на плечо, пригладил взъерошенные перья, — но то, что вы видели — это мое собственное заклятье, а не изученное. Временное оживление много проще зомбирования. И я создал его только что…

— Сам? — дотоле невозмутимый учитель выглядел ошарашенным, — в таком возрасте?!

— Да мессир, — Рэй скромно опустил взгляд, хотя глаза его улыбались. Искреннее удивление Рона польстило ему.

— Хм, ну хорошо, можешь идти. Никогда бы не подумал, что Дарк воспитывает гения…

Вполне довольный собой, Рэйнорд удалился. И на этот раз провожающие его взгляды были уже далеко не пренебрежительными.

Но то было лишь начало. А годы шли…

…………………….

Воспитанники Высшего магического университета надолго запомнят страшного зомби, с жуткими хрипами слонявшегося по коридорам, вызывая ужас, и распространяя зловоние. Опять проделки Рэя! Да, он ведь всегда отличался чувством юмора, правда, немного своеобразного.

Вернув несчастному трупу жалкое подобие жизни, начинающий некромант заставил того бродить по университету, но настрого запретил причинять даже малейший ущерб. Это оказалось чертовски сложно — оживший мертвец жаждал лишь убивать и крушить все на своем пути. Итак, Рэй, морщась от боли непосильно сложного заклятья, взваленного на свои плечи, провел свое «творение» по коридорам и аудиториям и благополучно вернул в свой заклинательный покой. Вернуть то вернул, но заставить зомби вновь стать недвижимым трупом оказалось куда сложнее. Контролируя поведение зомби, Рэй растратил слишком много сил. Благо, что вовремя подоспевший на шум Дарк, спас не в меру деятельного ученика от острых зубов и когтей. Одного удара черного посоха хватило, чтобы обратить зарвавшегося зомби в серый прах; но не завершенное, а грубо прерванное заклинание вернулось к Рэю сокрушительной отдачей.

Только теперь, скорчившись на холодном полу, он узнал, что такое БОЛЬ.

Все-таки он еще не был настоящим некромантом — без страха и упрека. Позже, много позже предстоит научиться достойно переносить боль, подавлять страх; стать настоящим повелителем жизни и смерти. Ну а пока — впереди еще много неизвестного и потому влекущего, еще столько нехоженых дорог, непрочитанных книг, ненаписанных заклинаний… И теперь, глядя ночами в чернильно-темное небо, усеянное бриллиантами далеких звезд, Рэйнорд стал задумываться о смысле жизни и своем предназначении в ней. Неудивительно — в таком возрасте лирические настроения не редкость. Даже если ты — будущий Темный маг.

13
{"b":"104496","o":1}