ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Меня зовут Грета. Голос, который вдохновил весь мир
Биомеханика. Методы восстановления органов и систем
Король и Шут. Как в старой сказке
Дни, когда все было…
Сеть Алисы
5 методов воспитания детей
Смелость не нравиться. Как полюбить себя, найти свое призвание и выбрать счастье
Эви и животные
Капкан для простушки
A
A

— Как я уже успел рассказать Рэю, — начал паренек, от волнения ерзая на скамейке, — нам нужно уходить из деревни чем скорее, тем лучше. С Лерой мы обсудили всё еще вчера. Но куда уходить — неведомо… Единственное, что могу сказать — путешествовать придется лесом. Через пару часов на всех дорогах карателей будет — пруд пруди. Если они поняли, кто от них сбежал, вести разнесутся до самого Императора…

Шангри нахмурился и замолчал, изучая содержимое глиняной миски. Что мог поделать он, хотя и не по годам мудрый, но все еще ребенок?

— Я в Меллидане не дольше двух суток, — нарушил тяготящую тишину Рэйнорд, — но не надо иметь семи пядей во лбу, чтобы понять, что здесь происходит. Я почувствовал её сразу, как оказался на этой земле, ощутил с первым глотком воздуха, — глаза мага потемнели, как море перед бурей.

— Почувствовал кого? — удивленно покосился Шангри.

— Тьму, — короткое слово упало, как удар молота, — направленный прорыв Тьмы.

Лера и Шангри переглянулись. Так вот оно что! Это многое объясняет.

— Ну вот, что я говорил? — оживился парнишка, — некромансер нам нужен! Мессир Рэйнорд сразу догадался, что здесь творится. Теперь мы и с тремя такими Императорами справимся!

— Погоди, Шангри, — Рэй мягко прервал излияния мальчишки, — я и впрямь чувствую себя обязанным вмешаться. Остановить Тьму, прежде чем она поглотит ваш мир — это мой долг, не отрицаю. Но нельзя же действовать столь поспешно, даже не поняв, откуда она наступает. И, что-то подсказывает мне, что Император — слишком очевидный виновник бедствий. В жизни так не бывает…

— Почему ты так думаешь? — Лера едва успевала следить за полетом его мысли.

— Тьма призвана осознанно. Для этого нужно быть очень сильным магом. И, даже не магом, а… кромешником, — последнее слово прозвучало очень зловеще.

Даже мороз по коже… Валерия поежилась, представив, каким же монстром должен быть этот кромешник.

«Боги! Как же я сразу этого не понял, — в страшном волнении Рэй встал из-за стола и заходил по комнате. Что же делать? Я должен остановить бедствие. Но как поступить дальше? Дать злу уйти, перебраться в другие миры? Нет. Я не могу этого допустить. Это неправильно. Но ведь учитель говорил мне… Враг силен, ОЧЕНЬ силен. А отступить, едва напав на след — это трусость. Нет, не бывать тому, не для того я избрал свой путь, путь некроманта, чтобы бежать поджав хвост при одном упоминании кромешника. Пусть это станет делом моей жизни — одержать победу хотя бы ценой собственной жизни! Сколько лет я прожил бесцельно, слепо следуя законам чьей то дурацкой игры? Никто и не пытался схватиться с кромешником, пустить в ход против него самые древние, самые могучие заклятья…»

Мысли лихорадочно метались в голове, впервые Рэй позволил образу Учителя поблекнуть, отступить в сторону. Он давно сам по себе. Высшее посвящение… Да, действительно, с этого момента он будет слушать лишь свою совесть.

Рэйнорд остановился посреди комнаты, резко, словно поставив точку своим размышлениям.

— Уходим сейчас же. В дороге расскажу обо всем…

— Это дело! — кивнул Шангри, — только сначала не помешает вооружиться как следует. Пойдемте со мной, — он чему-то довольно улыбнулся и направился вперед, показывая дорогу…

* * *

Да, Шангри сумел удивить даже повидавшую многое Леру. Кто бы мог догадаться, что отец его, добродушный толстяк Лэнгли страстно увлечен коллекционированием редкого, большей частью иномирового, оружия?

Огромная, светлая комната, уступающая по габаритам лишь трапезной зале, являла собой настоящий оружейный музей. Сам хозяин коллекции был тут же — не без гордости он представлял магам свои редкости:

— По правде говоря, я ценитель и любитель редкого оружия аж в пятом колене. Еще мои предки начали собирать коллекцию, и, как вы сейчас удостоверитесь, весьма преуспели. Начнем, пожалуй, отсюда… Вот этот двухлезвийный топор — принадлежал самому Хрону, гномьему вожаку из славного мира Элайя. А вот, гордость моей коллекции — Сумеречный фламберг. Бесценная вещь! Он был зачарован самим Королем Мертвых — Дренором.

— Из погибшего мира Ал'Венор, если мне не изменяет память, — Рэйнорд остановился возле красовавшегося на стене черного фламберга, — только там отливали обсидиановые мечи, превосходящие крепостью даже знаменитую гномью сталь.

— Ты совершенно прав, — Лэнгли улыбнулся, — а этот меч — трофейный. Его захватил мой отец во время последнего боя. Альянс людей и эльфов победил тогда орды нежити во главе с Дренором, но было поздно. Заклятие Короля Мертвых никто не сумел разрушить — оно пожирало звезду за звездой, оставляя вместо небес черную бездну. А когда и солнце кануло во мрак, мир остыл, превращаясь в ледяную пустыню. Эльфы открывали порталы, пытаясь спасти смертных, и, надо сказать, преуспели. Редкий случай, когда Высшие рисковали собой ради смертных… Бери этот меч, Рэйнорд, коли он тебе приглянулся, пусть еще послужит в память об отце, — Лэнгли снял меч со стенда, протянул некроманту.

— Благодарю вас, — молодой маг почтительно принял оружие.

Да, это настоящее произведение темного искусства! Рукоять удобно легла в ладонь, будто фламберг изготовлен специально для него, Рэя. Хищные изгибы «пламенеющего» меча завораживали; черное вулканическое стекло, отточенное неведомой магией не затупилось бы и за тысячу лет. Довольно легкий для двуручного меча, Сумеречный фламберг к тому же был идеально сбалансирован. В руках Рэйнорда он будто ожил — отблески солнца затанцевали на черном как ночь, лезвии. А когда молодой маг выполнил несколько изящный «восьмерок» и «мельницу», Лера и Шангри невольно зааплодировали.

— Ну что же, Валерия, выбирай и ты, что понравится, — Лэнгли жестом пригласил продолжить экскурсию, — вот тут у меня эльфийское оружие. Как видите, Высшие больше доверяют рунам, — и впрямь, большинство мечей покрывала хитроумная вязь рунического письма.

Хватило беглого взгляда, чтобы Лера увидела свое излюбленное оружие: полутораручный меч-бастард с простой крестовиной гарды. То, что нужно! Сияющее лезвие, отливающее голубым, несколько уже классического, и это придает мечу изящную благородность. По обе стороны вдоль дола пролегли два ряда серебристых рун, как уже сказал Лэнгли — против нежити.

— А, — сэр Лэнгли улыбнулся, — хороший выбор. Меч эльфийской воительницы. Хотя, я больше склонен думать, что она была лишь наполовину эльфийкой, как и её оружие — дитя слияния двух культур. Эльфийские мечи, как видите, намного тоньше и легче… Его купил еще мой дед у заезжих торговцев. Те сами не знали, какую ценность он представляет для опытного мага.

— Он чем-то необычен? — Валерия начала удивляться столь богатой коллекции.

— Мой брат, да пребудет душа его в милости Единого, сумел разгадать загадку, прочитав руны. Один их ряд — обычная защита от нежити, а второй — заклинание. Если прочесть его, то станешь невидимым. А вот чтобы снять невидимость, нужно прочесть его наоборот. Братец то мой пока до того догадался два дня проходил невидимкой… Бери его, Валерия, и пусть твой меч всегда разит первым!

— А мне дай сабли Сторма, — вмешался нетерпеливо переминавшийся с ноги на ногу, Шангри, — я в Ноэле только на саблях и учился биться. И, между прочим, высший балл заслужил! — поспешно добавил он свой самый веский аргумент, словно боясь, что отец не доверит ему оружие.

— Ну, бери, — махнул рукой добродушный толстяк, — я по молодости тоже сабли любил. Как закрутишь бывало «веер», так ни один гад близко не подберется…

— Сэр Лэнгли, позвольте, я угадаю? — Лера указала на две сабли необычного серебристого цвета, — они тоже магические?

— Так точно, — трактирщик протянул оружие едва сдерживающему восхищение, сыну, — первая магическая особенность сабель Сторма — зная особое заклинание, можно значительно ускорить свое движение во время боя! Но, увы, только раз в день, да и то ненадолго. А вот второе — скрестив сабли над головой и произнеся нужные слова, призовешь на море шторм, а на суше — грозу.

17
{"b":"104496","o":1}