ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Вот это да! — удивился Шангри, дотоле и не ведавший о столь грозной силе простого на вид оружия.

— Друзья мои, — Лэнгли обнял всех троих, — я верю в вас. Нужно остановить это безумие, пока не поздно. Надеюсь, вы знаете, что нужно делать…

Не в силах смотреть, как слезно добряк Лэнгли прощается с единственным сыном, девушка поспешила спуститься вниз. Рэйнорд тотчас последовал за ней.

— Валерия, — заговорил он, пользуясь тем, что их наконец оставили наедине, — я знаю, что ты чувствуешь. Я и сам ощутил это впервые. Поэтому прошу, останься здесь. Это будет война. Быть может — до последней капли крови, в прямом смысле слова. И я не смогу жить, если потеряю тебя, — Рэй опустил глаза, не выдержав её взгляда. Взгляда этих серых, как острые льдистые иглы, глаз.

— Нет, — сказала она тихо, но под бархатным голосом крылась прочная, как сталь, уверенность, — я не останусь. Немного я прожила, но всё что до сих пор видела — предательство, трусость, обман. Отсиживаться как крыса в норе — не в моих принципах. Потому то я здесь — в том мире нет места для таких. И, раз уж так вышло, я буду биться до смерти, чтобы жил Меллидан, чтобы жил…ты! — тихо закончила Лера, мягко коснувшись его плеча.

Она молчала, боясь спугнуть хрупкое чувство, зародившееся в душе. В той глубине, где раньше царила лишь тщательно оберегаемая пустота, сейчас распускался неземной красоты бутон… Чувство, обрушившееся столь стремительно, ошеломило обоих. Наверное, они бы могли еще долго стоять так — рука в руке, но…

— Господа маги, время не ждет! — прозвучал деловитый голос.

На лестничном пролете возникла долговязая фигура Шангри. Паренек казался полным решимости действовать — в добротной кожаной куртке со стальными нашивками, таких же брюках с наколенниками и двумя саблями на боках он уже не казался таким зеленым юнцом, как прежде. Легкие мокасины Шангри предусмотрительно сменил на высокие сапоги воловьей кожи — более подходящая обувь для дальних походов.

Рэйнорд, единогласно признанный главным, осмотрел свой маленький отряд. Так вот, нежданно, он обрел союзников, друзей и даже больше… Пустота и гнетущая бессмысленность былого одиночества осталась в прошлом. Хотелось бы верить — что навсегда. Обретя всё так нежданно, в глубине души он боялся так же быстро их потерять.

— Ну что ж, друзья — в путь! И да хранит нас Тьма…

Троица решительным шагом скрылась за дверью, провожаемая прощальным взглядом пожилого сэра Лэнгли. Немного постояв на скрипучей, рассохшейся лестнице, он на последок осенил всех охранным знаком Единого. Может быть, боги услышат его мольбы…

* * *

Прошло совсем немного времени, а лес уже сомкнул за беглецами свои тесные ряды. Густые ветви елей и кедров, на мгновение потревоженные нежданным вторжением, сплетались за их спинами вновь. Примятая шагами трава поднималась. Казалось, здесь никогда и не ступала нога человека. Лес — огромный, живой и даже, казалось, мыслящий, благоволил доверившимся ему странникам. Словно чувствовал — они пришли с добром, спасти и избавить от тяжкого гнета разлившейся повсюду Тьмы.

Шедший впереди всех Шангри на мгновение остановился.

— Тише, — он приложил палец к губам и напряженно прислушался.

Лера с Рэйнордом переглянулись и затихли, силясь понять, что привлекло внимание парнишки. Так прошла минута или две…

— Я с малых лет гулял здесь, — заговорил Шангри, выйдя из ступора, — можно сказать — вырос в лесу. Поэтому то, что сейчас расскажу, не должно вас слишком удивить. Я слышал голос Хранителя леса. И он просит помощи, силы природы на исходе и лес не сможет долго противиться вторжению зла. Кто-то губит деревья, высасывает их жизненный сок. Северные окраины Великого леса уже мертвы, щупальца Тьмы тянутся вглубь…

— Кромешник, — тихо прошептал Рэй, и в голосе его скользнула неприкрытая ненависть, — он питается агонией и смертью всех живых существ. Будь то сжигаемый заживо маг, терзаемый нежитью крестьянин, гибнущая река или даже беззащитное дерево!

— Он наступает с севера, — полувопросительно промолвила молчавшая дотоле Валерия.

— Да, и это очень странно, — согласился Рэй, — монстр питается эманациями мучений и должен находиться поблизости ее источника. А Ноэль с императорским замком — далеко на юге, в тех краях не так зверствуют эпидемии вкупе с восставшими мертвецами…

— Именно так, — удивленно подтвердил Шангри, — но откуда ты это знаешь?

— Чутье некроманта, — усмехнулся Рэй, — я тоже ощущаю колебания темной силы, но, в отличие от некоторых, не питаюсь ею, — он с омерзением передернул плечами.

— Вперед! — поторопил всех парнишка, — Хранитель обещает помочь, отвадить карателей. Я ему верю. Лесной дух на многое способен — и следы запутать, заманить в чащобу или болото, а то и стаю волков напустить.

— У тебя редкий дар, Шангри, — заметил Рэй, вновь трогаясь в путь, — лишь высшие эльфы умеют говорить с Хранителем.

— Выходит, мне осталось лишь отрастить уши, — улыбнулся парнишка, поправляя массивный заплечный мешок.

Валерия шла позади всех, прикрывая тыл — то и дело оборачиваясь, она держала ладонь на богато украшенной рукояти меча. Но пока единственным звуком, нарушавшим тишину, был лишь тихий шелест ветвей, смыкающихся за их спинами, повинуясь незримому приказу Лесного духа. Безмятежный покой царил здесь — в невообразимой высоте порхали с ветки на ветку неугомонные птахи, выглядывали из домика-дупла удивленные белки. Их черные бусинки-глаза с интересом смотрели вслед незнакомцам.

Ноги мягко погружались в зеленый мох, делавший шаги бесшумными, словно они шли по пушистому, изумрудному ковру. Шангри ориентировался посреди густых зарослей подлеска с поразительной точностью, будто обладал звериным чутьем. Они шли прямо на север, врожденное чувство пространства указывало путь лучше любого компаса.

На какой то момент Валерии показалось даже, что она видит Меллидан откуда-то сверху, из-под самого купола неба — мир маленький и плоский, в отличие от большинства миров, наполняющий Юниверсум. И она видела, как с севера, покрытого вечными снегами и острыми пиками высоких гор, растекаются черные реки ядовитого сумрака, и поднимается от них пар — серо-зеленый, бледный… Вдохнешь такой и станешь безвольным зомби, куклой, болтающейся на веревочках неведомого кукловода. Страшно. Но она продолжала смотреть, постепенно снижаясь, птицей паря над мертвыми, заледеневшими скалами, бездонными, наполненными жидко-белым туманом, пропастями. Тьму исторгали из себя, казалось, сами камни, лезвийно-острые, изъеденные ветрами отроги скал. Смерть ползла из под безжизненной земли, выступая повсюду, как испарина. Маленькие, матово поблескивающие капельки сливались вместе, образуя потеки, потом собирались в ручейки… Но, странно, — Тьма казалась сейчас величественной и равнодушной, ничьей. Сродни огнистой реке Силы, несущей свои потоки по всему Юниверсуму. Вырываясь на свободу через поры земли, Тьма оставалась пока еще свободной, первородной силой, и лишь много позже, разлившись широкой рекой по пустынным мерзлым склонам, она наполнялась злом, жаждой разрушения, ненавистью ко всему живому. Вернее — некто наполнял ее этим смыслом, направлял и пожинал плоды. Кровожадный монстр был где-то рядом…

— Валерия?… — видение оборвалось, рассыпалось осколками разбитого стекла.

Перед девушкой стоял взволнованный Рэй, он до сих пор держал ее за плечи, и пытался прочесть что-то в совершенно помертвевших минуту назад глазах.

— Мне нехорошо, — Лера отерла выступивший на лбу холодный, липкий пот и отвернулась.

Не хватало еще, чтобы ее при всех стошнило… Но нет, содрогающийся только что в жестоких спазмах, желудок успокоился.

— Ох, вроде полегчало, — не откладывая в долгий ящик, девушка принялась рассказывать друзьям о своем видении.

— Невероятно, — Рэйнорд выглядел взволнованным, — ты очень сильный маг, Валерия. Учитель рассказывал мне, что дальнему зрению нельзя обучиться, это редкий дар…

18
{"b":"104496","o":1}