ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Лера до сих пор не могла понять — кто перед ней? Длинные, тонкие фигуры; черные одежды… перепончатые серые крылья. Безоружные, в то же время они обладали неистовой яростью и стремительностью вихря. Крестя мечом во все стороны, она припоминала все, чему научил её Леонид. Тут не пройдешь, выделывая мечом изящные финты и «восьмерки»… Против такой орды годятся лишь грубые, но эффективные удары. Валерия отступала вглубь залы, ближе к свету, увлекая за собой шестерых монстров. Краем глаза видела она, как бьются Рэйнорд и Шангри. Парнишка отбивался от пятерых, его сабли сверкали каскадом смертоносной стали, но тени не спешили, тихонько отступая и высматривая слабые места. Рэйнорд! Сердце Валерии болезненно сжалось — некромант не успел разорвать кольцо напавших тварей и теперь отчаянно отбивался в тесной нише от десятка черных фигур. В такой тесноте грозный фламберг ему бы только помешал — Рэй отбивался тонким серебряным кинжалом. Кровь похолодела у Леры в жилах, когда клинок некроманта пронзил сумеречную грудь ближайшего монстра и заставил того мгновенно рассыпаться серым прахом.

— Проклятье! — одновременно прозвучал отчаянный крик Шангри, — это вампиры!

Но, странное дело — едва поняв, с каким противником имеет дело, Лера обрела привычное хладнокровие. Вампиры. Что ж, им выйдет дороже. Колыхнулась волна Силы, поднимаясь из самой глубины естества, послушно обрела форму — и вот уже девушка движется наравне с противником, стремительно, оставляя в воздухе длинный шлейф. Теперь она могла рассмотреть врага подробнее — тонкие, обтянутые бледной кожей, лица, раскосые черные глаза, иглы клыков. Не ожидая, пока заклятье ослабнет, Валерия бросилась на обступивших ее, шипящих кровопийц, обращая свой меч столь стремительно, что лезвие превратилось в призрачный голубой росчерк, заставляя вспарываемый воздух взвыть на высокой, терзающей слух, ноте. Липкое отвращение заполнило ее душу, когда меч касался вражеской плоти, с легкостью рассекая на части. То был не бой, то было избиение. Опять эта красная пелена перед глазами, превращавшая полумрак в кровавые сумерки…

Вампиры прибывали; их полное равнодушие к собственной судьбе пугало, с яростной обреченностью бросались они под вращающийся меч, преследуемые одним безумным желанием — вкусить человеческой плоти и крови. С трудом отбиваясь, Валерия тем не менее наступала. Она твердо решила проложить путь к отчаянно бившимся друзьям. Сейчас, забыв обо всем, погасив разум и чувства, Лера превратилась в машину смерти. Отмашка мечом, удар, прокрут, удар кинжалом. Боковой выпад, удар, еще один — сокрушительный, диагональный. Отточенные, четкие движения, выверенные за доли секунды. Они падали, заливая пол черной, как деготь, кровью, но другие нападали опять. Самый проворный попытался впиться ей в правое предплечье, но от удара рукояткой кинжала в висок покатился на пол. Хруст позвонков под тяжелым ботинком, и тварь затихла. Вряд ли Валерия знала, что вогнала себя в состояние, называемое Амок. Безумная жажда смерти, выжигающая разум дотла… Одна лишь цель пульсировала в погасшем разуме — убить, убить их всех!

Шангри, оправившись от первого испуга, моментально использовал заклятье своих сабель. Сейчас парнишка являл собой сплошную сферу стальных отблесков. «Веер» сабель кромсал монстров, удерживая их на расстоянии.

А Рэйнорд? Он, безусловно, оказался в худшем, чем друзья положении — с одним тонким клинком трудно удерживать с десяток врагов, превосходящих тебя в стремительности. Рэйнорд отступал до тех пор, пока не почувствовал спиной стену. Шипение у самого уха, быстрый удар — вампир разлетается прахом; еще двое или трое взрываются изнутри, когда Рэй разрывает их души на части сильным зарядом Темной энергии. И в ту же секунду Рэйнорд соткал из их праха похожий на паутину, теневой щит. Ненадолго, но он успеет хотя бы отдышаться, борясь с головокружением вызванным последним заклинанием. Удар, короткий и отрывистый, второй — с оттяжкой. Прах, серый пепел. Бешено бьется сердце в груди, нечем дышать… Остается только одно, последнее средство.

Задыхаясь от боли, он ткал самое убийственное заклятье из своей собственной жизненной силы. Пульс ночи — звалось то заклятье, созданное когда-то самим его учителем. Еще секунда, со стеклянным звоном осыпается уже ничем не сдерживаемый щит, выпадает клинок из безвольно повисшей руки… Острые клыки, лязгнув, сомкнулись на его шее; но поздно, слишком поздно! Странная дрожь охватила беснующуюся толпу тварей, а потом, один за другим они стали падать. Падать и умирать… Жестокие муки причиняло им последнее заклятье некроманта — по частям оно вырывало души из бьющихся в агонии тел. Все вампиры, оказавшиеся в этот момент в зале, рухнули замертво.

……………………..

В ту секунду, когда Валерия увидела смертоносный капкан челюстей, сомкнувшийся на шее любимого, жуткий крик ее сотряс собор от фундамента до самой крыши:

— Нет!!! — казалось этот отчаянный, нечеловеческий вопль не мог принадлежать хрупкой девушке.

Он прокатился по пустынной зале, многократно усиленный и отраженный пустыми стенами, вырвался наружу, замирая вдали, леденящим душу волчьим воем. Время остановилось, тягучими нитями скрепив пространство. Застыли в немом ужасе деревья, этот крик навылет пронзил все живое и мертвое на мили вокруг.

Стремительные движения ее не смог бы различить человеческий глаз — Валерия бросилась к любимому, рассекая на своем пути тела вампиров — уже мертвые, но еще не успевшие пасть наземь. Единственное, что она видела — кровь, стремительно покидавшая тело любимого через страшные раны на шее. Зазвенел отброшенный в сторону меч, Валерия рухнула на колени, изо всех сил сдерживая рыдания. Шангри, бывший поблизости подоспел первым — он уже приложил ладонь к разорванным артериям, пытаясь силой магии хотя бы остановить кровотечение.

— Возьми меня за руку, — резко приказал он.

Девушка безмолвно повиновалась — кажется, в это мгновение это ее сердце готово было вот-вот остановиться. Она даже не ощутила, когда Шангри властно потянул Силу из ее безвольно замершей души. Наверное это было больно, но Лера уже не могла ничего чувствовать, она лишь отдавала и отдавала все, что только могла. Взгляд ее слепо остановился на лице любимого, сейчас страшно бледном но все же хранящем выражение глубочайшего спокойствия. Как истинный некромант, Рэйнорд презирал смерть и не боялся ее…

— Всё, — Шангри устало закрыл глаза и отер выступивший от напряжения пот.

Сейчас парнишка выглядел куда бледнее бесчувственного Рэйнорда; он отдал все силы, чтобы удержать его душу и закрыть глубокие раны.

— Он скоро очнется, но будет очень слаб. Рэй отдал все силы, чтобы уничтожить эту орду, — Шангри брезгливо кивнул в сторону быстро рассыпающихся останков. Их было никак не меньше сотни… Но не прошло и пары минут, как сильный порыв ветра развеял пепел, не оставляя и памяти о страшном побоище.

Шангри был прав, не прошло и часа, как Рэйнорд открыл глаза и, увидев друзей невредимыми, слабо улыбнулся. Но улыбка его тотчас померкла — Рэй вспомнил роковой укус.

— Лера, Шангри, послушайте меня, — голос его был тихим, усталым, — найдите мой кинжал, он должен быть поблизости. Это ритуальный кинжал некроманта — из чистого серебра. Не стану тяготить неведением — вампирий яд в моей крови неизлечим, — он немного помолчал, обдумывая сказанное, — я должен стать таким же монстром к следующей ночи. Не ждите этого, друзья. Как бы тяжело ни было говорить об этом, но вам придется меня убить. Сейчас же…

— Нет! — из глаз Валерии брызнули слезы, так долго до этого сдерживаемые, — это невозможно! Я… я люблю тебя, Рэйнорд! — девушка разрыдалась, пряча лицо в ладонях.

— Невозможно, — подтвердил Шангри, — мы не убьем тебя, даже если ты превратишься в зомби!

Как тяжело. Лежать и ждать, когда проснется, зашевелится в тебе безумная, удушающая жажда крови… Рэйнорд молчал, не в силах сказать больше ни слова — он видел, что друзья непоколебимы. Конечно, на их месте он тоже не смог бы сделать этого. Тяжело давит что-то на грудь, дыхание вырывается с хрипом. Слабость туманит рассудок, толкает в бездну лихорадочный сновидений…

24
{"b":"104496","o":1}