ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Вы что, японец или англичанин? – фыркнула Мона. – Здесь Америка, где ездят по правой стороне.

– И мне это хорошо известно, – буркнул незнакомец. – Я сам американец и отлично знаком с дорожными правилами. – Голос звенел от возмущения, так что возраст нарушителя определить было нелегко.

– Во что трудно поверить, судя по вашей манере вождения, – с откровенной издевкой ответила она. – Надеюсь, вы не будете отрицать, что несете всю ответственность за этот инцидент?

– Еще как буду.

– Что? – заорала Мона, разозлившись. – Вы ехали по встречной полосе.

– Не спорю, – закричал он в ответ. – Просто отрицаю, что ответственность лишь на мне. Перед вами была абсолютно пустая дорога, вы отлично видели меня, но до последней секунды ничего не предпринимали.

От такого откровенного нахальства у Моны перехватило дыхание. Пока она собиралась с силами, чтобы достойно ответить, из лимузина выпорхнула высокая женщина с ярким шарфом на шее. Дамочка подошла к спорщикам и раскрыла над их головами зонтик.

– Вот так лучше, – сказала она. – Теперь вы можете скрещивать шпаги с удобствами.

Оба уставились на нее. Даже в пылу спора профессиональный взгляд Моны успел отметить, что незнакомка была одной из самых красивых юных особ, которых ей доводилось видеть. Но она тут же отвела от нее глаза, возвращаясь к схватке.

– Вы осуждаете меня за то, что сами не можете отличить правой стороны от левой? – возмущенно вопросила она.

– Нет, мэм, но вас стоит осудить, потому что вы не обращаете внимания на дорогу. Вы должны были предпринять соответствующие меры, как только увидели встречную машину.

– Если бы вы ехали как следует, ничего не нужно было бы предпринимать.

Мужчина вынул из кармана носовой платок и вытер лицо, дав Моне возможность увидеть, что он моложе, чем ей показалось. Лет под сорок, и его худощавое с резкими чертами лицо можно было бы назвать красивым, не будь оно так искажено гневом.

– Позвольте напомнить вам, – тяжело дыша, сказал он, – что первое правило дорожного движения требует от сидящего за рулем вести себя так, словно все остальные водители идиоты…

– Приятно слышать, что вы сами это признаете.

– …и быть готовым в любой момент уклониться от столкновения.

– Вы ехали по встречной полосе! – заорала она.

– Да, да, но дело в том, что в тот момент я этого не осознавал. Я думал, что еду по своей полосе. А вот вы знали, что я на встречной, и должны были отреагировать куда раньше.

– Вы считаете, я должна была думать за вас? Почему бы вам самому не пошевелить мозгами? Кто вы – посторонний свидетель или любитель разыгрывать из себя дурачка?!

Молодая особа издала сдавленный смешок и поперхнулась под яростным взглядом мужчины.

– Так почему же вы не попытались перестроиться? – потребовала ответа Мона.

– Потому что я считал, что это сделаете вы, – с трудом нашелся мужчина. – Я же думал, что это вы едете по встречной полосе…

– Я и близко к ней не была, – развела руками Мона, не в силах отделаться от впечатления, что все это напоминает сумасшедший дом. – Я ехала по своей полосе, и вам чертовски повезло, что на моем месте не оказался грузовик.

Красивая молодая женщина взяла спутника за руку.

– Ты же знаешь, что она права, – услышала Мона ее шепот.

– Что? – уставился на нее мужчина, словно был не в силах поверить услышанному.

– Она права. Это ты ехал по встречной полосе. – Красавица повернулась к Моне. – Мне очень жаль. Понимаете, мы только что вернулись из Англии, где другие правила движения. Он впервые после месячного отсутствия в Штатах сел за руль и…

– Софи, – проворчал мужчина, – если тебе больше нечего сказать, возвращайся в машину.

– О, нет! Пожалуйста, разреши мне остаться, – замялась молодая особа.

– Тогда молчи и веди себя как следует. Мона изумленно слушала этот обмен репликами.

– Вот уж не думала, что такие мужчины, как вы, еще существуют, – заговорила она наконец. – Почему вы позволяете ему обращаться с вами подобным образом? – обратилась она к Софи.

– Не могу остановить его, – грустно ответила та.

– София!

Опустив голову, молодая женщина тут же замолчала.

Мона почувствовала, что готова взорваться.

Мужчина набрал полную грудь воздуха, и, когда снова открыл рот, по тону можно было понять, что он сдерживает себя с большим трудом.

– К вашему сведению, мэм, эта девочка…

– Девочка? – саркастически прервала его Мона. – Значит, вы тот еще тип!

– То есть?

– Из той породы мужчин, которые называют женщин девочками, потому что так проще всего унизить их. Жаль, что за рулем сидела не ваша спутница. Мы не попали бы в переделку.

У незнакомца вспыхнули глаза.

– Вы в самом деле хотите подискутировать о женщинах-водителях?

– Нет, благодарю. Вы предубеждены против нас, даже когда мы за рулем, не говоря уже о других наших занятиях.

Она с удовольствием заметила, что оппонент потерял дар речи.

– Я? – наконец выдавил он. – Это я… предубежден против женщин?

– Да, вы. И лишь потому, что не правы, вы готовы во всем обвинять женщину.

Реакция Софи оказалась совершенно неожиданной. Она покатилась со смеху, а ее спутник задыхался от переполнявшего его гнева.

– Послушайте, – наконец выдавил он, – эта юная особа… да замолчишь ли ты? – Последние слова были обращены к Софи, которая продолжала смеяться.

– Не обращайте на него внимания, – сказала ей Мона. – Я рада, что вы находите все это смешным. Но на вашем месте я бы задумалась о своей жизни. С такой внешностью, как у вас, не стоит иметь дело с человеком, который исповедует архаичные взгляды времен Дикого Запада. Ее внимание снова обратилось к мужчине. – Позвольте заметить, если вы не в курсе дела, сейчас двадцатый век.

– Да провались он, этот двадцатый век! взорвался тот. – Есть вещи, которые никогда не меняются, – нет ничего страшнее женщины за рулем. Вы просто грезили наяву, потому и не успели меня заметить. Если есть водители, которых я боюсь пуще смерти, то это тупоголовые маленькие создания…

– Тупоголовые маленькие?..

– Мэм, я не отношусь к архаичным личностям, а вот вы, видимо, из тех миниатюрных особ, в головке у которых лишь платья и прически. Единственное, о чем вы никогда не думаете, – это о том, что происходит перед капотом вашей машины.

– Ну хватит! Мы выложили друг другу все, что необходимо, – стиснув зубы, пробурчала Мона.

– Без сомнения. Вот моя визитная карточка. На обороте – адрес моей страховой фирмы. Попросите, пожалуйста, вашего мужа связаться со мной. А теперь, надеюсь, вы будете настолько любезны, что сообщите мне свои данные, дабы мы могли разъехаться на своих покалеченных машинах и никогда больше не встречаться.

– Любой, кто видел вас за рулем, постарается не ездить с вами по одной дороге, – с жаром парировала она. – Водитель вы отвратительный. Небось привыкли, что при встрече с вами любой жмется к обочине.

Софи робко хихикнула, но под возмущенным взглядом своего спутника замерла.

– А вот это, – сказала Мона, нацарапав несколько слов на клочке бумаги, извлеченном из кармана пальто, – адрес моей страховой фирмы. Там же вы найдете мой телефон и другие интересующие вас сведения. – Она испытала удовлетворение, увидев, как при этих словах мужчина вытаращил глаза. – А теперь я буду вам весьма обязана, если вы уберете с дороги свою машину, ибо вы все еще торчите на чужой полосе движения.

Не дожидаясь ответа, Мона повернулась и залезла в кабину. Она видела, как Софи взяла бумажку из рук спутника и стала внимательно ее изучать.

К облегчению Моны, машина сразу же завелась. Несколько секунд, пока разогревался мотор, она изучала визитную карточку. На ней было написано «Арни Гарленд», а дальше шел ряд телефонов каких-то офисов.

Ничего нет удивительного, что он взбесился, когда я спросила, что он собой представляет, усмехнулась Мона. Когда машина этого человека проехала мимо, она увидела его руки, лежащие на баранке, и все еще рассерженную физиономию.

2
{"b":"104813","o":1}