ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Здесь что-то не так… Как он сказал? Пока не захотите вернуться? И куда же, по его мнению, она собралась возвращаться? Мейсон так и не сказал, что думает по поводу ее пребывания здесь. Встав из-за стола, Флоренс отправилась за ним.

Мейсон уже заканчивал убирать постель, и помогать ему было поздно, но Флоренс подошла к креслу и принялась складывать плед.

– Постараюсь не попадаться вам на глаза, – бодрым голоском пообещала она. – Ведь вы приехали отдохнуть. Вот увидите, я не стану вам мешать. Вы только дайте мне знать, что собираетесь делать, и я не буду путаться у вас под ногами.

– Не беспокойтесь! Я сделаю все, что в моих силах, лишь бы не сталкиваться с вами нос к носу.

Его грубость обидела Флоренс. В конце концов, ничего обидного она не сказала. И вообще, хотела как лучше. Ну, зачем он так? Она резко выпрямилась и, бросив плед на кресло, повернулась к нему, а он в этот момент тоже выпрямился, и они столкнулись. Он, чуть не сшиб ее с ног. Флоренс, потеряв равновесие, обеими руками вцепилась в его тенниску, а Мейсон, желая поддержать ее, случайно коснулся рукой ее груди.

Флоренс отпрянула: ей показалось, будто ее пронзило током. Она уставилась на него своими серыми глазищами, но не двинулась с места.

Мейсон рассвирепел.

– Может, хватит? – рявкнул он, кляня себя за неосторожность. Он коснулся ее не нарочно, и теперь она явно переигрывает, изображая испуг.

– Что – хватит? – опешив, спросила Флоренс. Она еще не пришла в себя. – Это вы меня схватили.

Ну и что? Зачем устраивать из этого целое событие? Вот ломака! Сама залезла к нему в постель, а теперь строит из себя недотрогу! Мейсон хотел повернуться и уйти, но почему-то не ушел, а стоял слишком близко к ней и не мог сдвинуться с места, словно она держала его в магнитном поле.

– Случайно, – отрезал он, пристально глядя на нее сверху вниз.

– Неужели? – Флоренс с вызовом вздернула подбородок и встретила его взгляд. Она прекрасно понимала, что это произошло нечаянно, но уже не могла остановиться.

– Когда мне хочется обнять женщину, я так и делаю. – Глаза у него потемнели, а руки сжались в кулаки. – Я в поддавки не играю.

Флоренс смотрела на его упрямо сжатый рот и чувствовала, как в ней растет возбуждение.

– Вы слишком самоуверенны! – парировала она: не могла же она допустить, чтобы последнее слово осталось за ним!

– Да. И не скрываю этого, – тихо сказал Мейсон, пристально глядя ей в глаза.

По спине у Флоренс бегали мурашки, лицо горело… Разумом она понимала, что должна остановиться, но какой-то своенравный бесенок так и подначивал ее продолжать игру: ведь игра с каждой минутой становится все рискованнее и интереснее.

Флоренс еще ни разу не испытывала столь сильных ощущений. Ей казалось, будто она идет по канату, натянутому над пропастью…

– Вот как? А мне сдается, что все это маска, – сделала она следующий ход.

– Какая еще маска? – опешил Мейсон. – Что вы имеете в виду?

Флоренс понимала, что нужно отодвинуться от него подальше, но вместо этого взяла и придвинулась еще ближе, словно бросая ему вызов. Теперь они едва не касались друг друга.

– А вы не понимаете? – усомнилась Флоренс. – Полагаю, женщины вам безразличны. Вернее, вы питаете к ним отвращение.

Мейсон прищурился. Он понимал: она его провоцирует. Не на такого напала! Он не попадется на крючок. Сейчас рассмеется и отойдет подальше. Однако по какой-то неясной ему самому причине он этого так и не сделал.

– Ошибаетесь! – со злостью выдохнул он. – Я вовсе не женоненавистник. – Он схватил ее за плечи, заглянул в глаза и понял, что хочет ее поцеловать. – Просто я терпеть не могу капризных светских дамочек, – сказал он, стараясь убедить себя самого.

– Потому что они вам не по зубам? – Флоренс чуть подалась вперед и подняла к нему лицо. – А может, боитесь, что вы не в моем вкусе?

Мейсон притянул ее к себе и залепил рот поцелуем. Губы у него были властные, горячие и сердитые. Флоренс ответила на поцелуй. Его жар передался ей, и она почувствовала, что под его напором тает.

Мейсон целовал ее так, как никто ее еще никогда не целовал – разжигая кровь и вызывая трепет, какой испытываешь разве что катаясь на «русских горках».

Флоренс не была обделена вниманием со стороны мужского пола, но подобного опыта у нее не было. Она привыкла к развлечениям, но не к страсти.

А в поцелуе Мейсона было что-то первобытное. Он оглушил ее и даже испугал, обжег уверенностью, что ей захочется большего. И очень скоро.

Внезапно Мейсон оторвался от ее губ, отстранился и, отерев рот ладонью, взглянул на нее потемневшими от гнева глазами.

– Как же я попался! – пробормотал он.

Флоренс зажмурилась, словно пробуждаясь от сладкого сна, и шепнула:

– Ловко я вас подловила!

Мейсон открыл рот что-то сказать, но передумал. Он так и знал: стоит появиться женщине в доме – и спокойной жизни конец. Сейчас примется его соблазнять, а он не хочет сближаться с женщиной. С него хватит. Нужно задушить все в зародыше.

Флоренс молча наблюдала за ним. Поцелуй привел его в смятение, и она не могла взять в толк, в чем тут дело. Ей захотелось коснуться его руки, погладить и успокоить. Ну и зануда же этот юрист! Тоже мне законник… Надо сказать ему, что, мол, ничего особенного не произошло, все в порядке, а этот поцелуй ничего не значит.

Подумаешь, поцеловались, получили удовольствие, вот и все… Но при воспоминании о поцелуе сердце заколотилось как бешеное.

– Вы слишком серьезно ко всему относитесь, – тихо сказала она. – Да забудьте вы о том, что произошло. Все это пустяки.

– Пустяки?! – В глазах у него снова засверкали молнии. – Как и ваша свадьба? Сегодня вы идете к алтарю с одним, завтра набрасываетесь на другого… По-вашему, именно так и нужно относиться к жизни?

От обиды Флоренс вспыхнула и отпрянула от него.

– Я на вас не набрасывалась. Мы просто поцеловались. Разве это уголовно наказуемо? И не смотрите на меня так, будто я преступница!

– А вы больше так не делайте.

– Как «так»?

– Бросьте! Не, стройте из себя невинную девочку!

Нет, это уже слишком! Да как он смеет!

– А вы не смейте меня учить! Я буду делать все, что захочу и с кем захочу! И вас не спрошу! – Она прочла осуждение в его глазах и со всем разошлась. – Так что можете не волноваться о моем моральном облике. Я уже большая девочка и позабочусь о себе сама.

Мейсон пожал плечами, давая понять, что ее будущее ничуть его не волнует, и сдержанно заметил:

– Не сомневаюсь.

Он отвернулся, шагнул к окну и чуть не упал, споткнувшись о ее свадебное платье. Наклонился и, подняв его за кружевной рукав, посоветовал:

– Повесьте на плечики. Думаю, оно вам еще пригодится.

– Еще пригодится? – повторила Флоренс. – Ну, это вряд ли! Я поклялась больше не связываться с мужчинами. – Как и всегда, гнев ее быстро улетучился, и она с улыбкой заметила: – Похоже, мы с вами друзья по несчастью. Может, дадите мне парочку уроков, как отвратить противоположный пол? Думаю, они мне очень и очень пригодятся.

Мейсон смотрел на нее все тем же суровым взглядом. Бросил платье на спинку кресла и процедил сквозь зубы:

– Это вопрос времени. Все равно вернетесь. Флоренс замерла. Может, она ослышалась?

– Что вы сказали? – переспросила она.

– Да ладно вам! Будто вы сами не знаете, что вернетесь! – Он презрительно хмыкнул. – Стэнли просто создан для вас: богатый, красивый…

– Высокомерный, властный и наглый, – подхватила Флоренс и, разведя руками, завершила: – Ну, просто предел мечтаний!

Мейсон нахмурился.

– А что, раньше вы всего этого за ним не замечали? До того, как согласились выйти за него замуж?

Флоренс присела на край кровати.

– Представьте себе, не замечала… – Она подняла на него глаза. – А что, разве так не бывает? Раньше он казался мне настоящим мужчиной. Стэнли так красиво ухаживал… – И она улыбнулась своим воспоминаниям. – Я думала, у нас с ним много общего. Одним словом, когда он приезжал к нам, он был совсем не тем человеком, каким я увидела его здесь.

11
{"b":"104932","o":1}