ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

День явно не заладился, отметил он, отряхиваясь, и отер лицо салфеткой. Хотя последнее время ему постоянно не везет. Ну, ничего! Главное – он наконец-то один.

5

Флоренс шагала по пляжу и мысленно обзывала Мейсона всеми известными ей ругательствами по алфавиту. Преодолев букву «м», она почувствовала некоторое облегчение, но отойти полностью не смогла. Нет, каков наглец! Какое самомнение!

Флоренс частенько обвиняли в легкомыслии, и она ничуть не обижалась, прекрасно понимая, что обвинения эти не лишены основания. Но назвать ее расчетливой хищницей!.. Это уж слишком!

Впрочем, откровенно говоря, удивляться тут нечему. Ведь что, в сущности, Мейсон знает о ней? Не так уж и много. И, между прочим, ничего хорошего. Сначала, она проникла к нему в дом, потом разнюнилась как малолетка и не давала ему спокойно спать, а в довершение залезла к нему в постель!

А еще сдуру поведала, что сбежала с собственной свадьбы и собиралась выйти замуж за человека, которого никогда не любила. Спрашивается, что он может о ней думать? Что она без башни – вот что! И с какой стати он должен оказывать ей уважение?

Обращался со мной, как с уличной девкой! – вспомнила Флоренс. А как же быть с презумпцией невиновности? Гнев закипел в ней с новой силой. Нет, Мейсон не имел права так с ней разговаривать. И не имел права так о ней думать.

Ну и что теперь? Одно дело ляпнуть, что, мол, она не пропадет, сумеет раздобыть средства к существованию, а сделать это, да еще в совершенно незнакомом месте, – совсем другое…

Флоренс вспомнила, какое лицо было у Мейсона, когда он понял, что она на самом деле уходит, и невольно расплылась в улыбке. Нет, что ни говори, а этот раунд выиграла она! А это уже кое-что. Жаль только, что у нее нет никакого плана.

Флоренс свернула с пляжа и вскарабкалась на высокий берег. Эту часть побережья она знала неплохо. Гребень холма привел ее к развилке дорог. Одна вела к клубу «Хайлендерз-Хейвн» и отелю, где остановились ее родители. Разумеется, порознь и оба с новыми пассиями.

Пару дней назад Флоренс ужинала с родителями и со Стэнли в клубе. Все Мак-Килаки – члены клуба. Там она окажется на знакомой территории. Привратник позволит ей позвонить по телефону – и через какие-нибудь полчаса она вернется к привычной роскоши.

С минуту Флоренс стояла, глядя на ухоженные лужайки и аккуратно распланированные теннисные корты, и боролась с искушением. Стоит сделать всего один телефонный звонок… Нет, она не пойдет по линии наименьшего сопротивления! В таком случае все ее приключение будет выглядеть не более чем детской проказой или, как выразился Мейсон, блажью капризной светской дамочки. Ведь подобным образом поступают только дети: утром сбегают из дома, а вечером, как только в животе заурчит от голода, возвращаются назад. Нет, она не вернется. Ни за что!

Флоренс отвернулась и взглянула на другую дорогу, которая вела в прибрежный городишко с дешевыми магазинчиками, сомнительного вида баром и закусочными, где подают гамбургеры и сосиски. Семейство Мак-Килаков вряд ли бывает на этой территории: они делают покупки в новом торговом центре с магазинами всемирно известных фирм. Прибрежный городишко – для скромных туристов.

Вот туда она и отправится! – решила Флоренс и уверенным шагом направилась вперед навстречу приключениям.

Хотя никто Мейсону не мешал, отдых не клеился. Пляж кишел шумными соседскими чадами, книга оказалась на редкость занудной, а в транзисторе сели батарейки. В ванной, как назло, засорился сток, в холодильнике пусто… И все это называется отдыхом? Пока он раздумывал над тяготами жизни, открылась входная дверь. Он обернулся, неизвестно почему решив, что это Флоренс, но увидел Шерли, которая вломилась к нему в дом с непринужденностью хозяйки.

– А стучать необязательно? – спросил Мейсон.

– Разве я посторонняя? – изумилась сестра. – Ну, раз ты так хочешь, в другой раз буду кричать о своем появлении прямо с улицы.

– Лучше позвони заранее и предупреди, что придешь, – ворчливо заметил Мейсон, хотя в глубине души был рад видеть сестру. В последние часы ему стало тоскливо.

– Где она? – спросила Шерли, заглядывая во все углы, как будто Флоренс играла с ней в прятки.

– О ком это ты? – нагло спросил Мейсон, пытаясь выиграть время.

Шерли окинула его суровым взглядом.

– Я говорю об особе, которую застукала у тебя в постели.

Мейсон поморщился и, отвернувшись, буркнул:

– Ушла.

– Как это ушла?

– Очень просто. Ногами. – И он устало плюхнулся на диван.

Шерли села в кресло напротив.

– Почему ты ее отпустил?

Говорить на эту тему Мейсону ничуть не хотелось, и он предпринял отчаянную попытку переменить тему.

– А с какой стати мне ее задерживать? Она мне не нужна.

– Да? – Шерли многозначительно хмыкнула, но от комментариев воздержалась. – Ну и что все это значит?

Мейсон откинулся, на спинку дивана, не зная, с чего начать. Может, рассказать все как есть? В конце концов, Флоренс здесь больше нет. И правда никому не повредит.

– Вчера вечером она влезла ко мне в дом, – бесстрастным голосом сказал он. – Через окно.

– Что?! Она хотела тебя ограбить?

– Нет. Просто ей негде было переночевать. – Мейсон покосился на Шерли и отвернулся. Делать нечего: раз уж начал, придется договаривать. – Видишь ли, она сбежала со своей свадьбы.

– Шустрая особа! – Помолчав, Шерли уточнила: – А она сбежала до того, как сказала «да», или после?

Мейсон не сдержат улыбки.

– До того. Во всяком случае, так она мне сказала. Знаешь, за кого она собиралась замуж? За нашего старого знакомого Стэнли Мак-Килака.

Шерли шлепнула себя по лбу.

– Вот оно в чем дело! Теперь все понятно! Я бы тоже сбежала.

Они рассмеялись, а потом Шерли, заглянув брату в глаза, с упреком спросила:

– Ну и почему же она ушла?

Мейсон пожал плечами и отвел взгляд. Больной вопрос. Он и сам не прочь это знать. Хотя бы для того, чтобы избавиться от угрызений совести…

– Понятия не имею. – Он чувствовал себя подследственным.

– А куда она ушла?

– Не знаю.

– Как это не знаешь? – Терпение Шерли было на исходе. – Она ничего не сказала.

– А ты не спросил?

Мейсон молча покачал головой.

– Ну ладно. Давай рассуждать логически. Куда она может пойти? Кого она здесь знает? Она сказала, что у нее нет денег. Надеюсь, ты додумался дать ей денег?

Мейсон уставился в окно, шумно вздохнул и признался:

– Нет.

Шерли смотрела на него круглыми глазами.

– Ты не дал ей денег?! Ну и что же она будет делать?

– Шерли, хватит доставать меня своими дурацкими расспросами! – огрызнулся Мейсон. – Флоренс не маленькая девочка. Уверяю тебя, она давным-давно в объятиях Стэнли.

– С чего ты взял?

– Посуди сама. Ну, куда ей еще деться? Она выждала момент и вернулась к жениху. Как говорится, совет им да любовь!

Какое-то время Шерли молча смотрела на брата, словно видела впервые, потом медленно покачала головой.

– Нет, – отрезала она. – Ошибаешься, братик! Насколько я разбираюсь в людях, к Стэнли эта юная леди не вернулась.

Мейсон удивленно вскинул брови. Он не помнил себя без Шерли. Она заменила им с Дэном мать, и он привык доверять ее интуиции. Как правило, чутье ее не подводило. И все же ему показалось, что на этот раз сестра поспешила с выводами.

– Откуда ты знаешь?

Шерли пожала плечами.

– Знаю, и все. Уверяю тебя, сейчас она бродит по городу и пытается выкрутиться. Без денег, без друзей, в незнакомом месте… – Шерли хмуро смотрела на брата. Иногда ее пугала холодная рассудочность Мейсона. Неужели он не может понять чувства других? Конечно же, ей бы не хотелось, чтобы он вырос слюнтяем, – хотя это ему никогда не грозило, – но быть чуть-чуть поотзывчивее ему бы не помешало. – Как ты мог ее отпустить?

– Как-как? Очень просто. Пойми, Шерли, я ее совсем не знаю. – Мейсон пожал плечами. – Она вломилась в мой дом. Что, по-твоему, я должен был сделать? Сказать спасибо? – Он хохотнул. – Может, надо было одолжить ей машину?

13
{"b":"104932","o":1}