ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Внезапно он догадался и, хлопнув себя по лбу, простонал:

– Черт бы тебя побрал, Дэнис! До чего же ты надоел мне со своими дурацкими придумками! – Он покачал головой. Нет, это уже не смешно.

Без сомнения все это подстроил братец. Дэн обожает розыгрыши, особенно с привлечением особей женского пола. Сдуру сказал сопляку, что собирается приехать на выходные в Инвернесс, отдохнуть на природе… Вот паршивец! Стоило ему узнать, что брат мечтает побыть в тишине и покое, как он тут же обеспечил его компанией.

Проклятье! Теперь придется тратить время и силы на то, чтобы выставить отсюда очередной сюрприз Дэна. Ну и где же прячется хозяйка платья? У него нет ни малейшего желания играть в кошки-мышки.

Заглядывая во все углы, Мейсон отправился на поиски непрошеной невесты. Обошел коридор, гостиную… В колеблющемся свете свечи любую тень можно было принять за человека. Он остановился и прислушался: дождь все так же барабанил по крыше. Так и стадо невест не услышишь…

А может, стаю? Он усмехнулся, заглядывая за высокое кресло, а потом и за диван. Никого… Ну и куда же подевалась эта чертова птичка-невеличка? – подумал он, направляясь на кухню. Там тоже никого не оказалось… Мейсон разозлился: он валится с ног от усталости, а ему еще предстоит восстановить неприкосновенность своего жилища.

Он вернулся в гостиную и вдруг, повинуясь инстинкту, пошел назад, в спальню, где лежало платье. Заметил, что так и не закрыл окно, и чертыхнулся. Поставил подсвечник на комод, и ему показалось – нет, он увидел, – что у стенного шкафа скользнула чья-то тень.

– Стойте! – скомандовал он. – Все равно я вас вижу. Не шевелитесь!

Тень и не думала шевелиться. Все это начинало действовать Мейсону на нервы. Он шагнул к шкафу, протянул руку, схватил женщину за рукав и вытащил на свет.

Она здорово смахивала на уличного воришку с иллюстрации к роману Диккенса: вьющиеся белокурые волосы растрепаны, в серых перепуганных глазищах сверкает вызов. Мейсон невольно усмехнулся: ну да, вылитый Оливер Твист! Джентльмен держит его за шиворот, а он вопит и лягается.

– Не смейте меня трогать! – прошипела гостья, сверля его глазами, и вырвала руку. – А то я вызову полицию.

От подобной наглости Мейсон оторопел.

– Вызовете полицию? – словно не веря ушам, эхом повторил он. – А чей это, по-вашему, дом?

– Вот именно – чей? – нагло вопросом на вопрос ответила незнакомка, как будто пострадавшей стороной была она сама. – Явились без приглашения… Может, у вас столько же прав быть здесь, сколько и у меня!

Мейсон помрачнел. Ну и штучка! С характером… Тем хуже для нее. Он терпеть не может сильных женщин. Хотя, справедливости ради надо признать, ему импонирует, что она сумела заставить его оправдываться.

– Хорошо еще, что вы признались, что это не ваш дом.

– Ничего подобного. Ни в чем я не признаюсь!

– Разумеется. – Он хмыкнул. – Воришки редко в чем признаются.

Флоренс вздрогнула, словно от пощечины. Она проникла в дом совершенно незаконно, и он вправе вызвать полицию.

– Я не воришка, – возразила она, отведя глаза в сторону.

– Не воришка? – Мейсон усмехнулся. – Интересно… Ну а как бы вы себя назвали?

– Я… гостья, – нашлась Флоренс. Это звучит намного приятнее. Не станет же он вызывать полицию из-за гостьи?!

– Ну ладно, допустим, что гостья, – согласился он. – Только гостья незваная. Или непрошеная. Как вам больше нравится?

Теперь, когда стало ясно, что хозяин не намерен обезвреживать «гостью» с помощью полиции, дерзость Флоренс потихоньку улетучивалась.

– А вам как больше нравится? – спросила она уже мягче, – Ведь это ваш дом.

– Мой.

Флоренс тянула время. Судя по тону последней реплики, вероятность вызова полиции еще есть.

– Симпатичный домик…

Хозяин удивленно вскинул брови.

– Мне нравится, – с язвительной улыбкой заметил он. – А вы, как я понимаю, привыкли к большей роскоши?

Флоренс поразилась его догадливости и, заглянув в его темные глаза, кивнула.

– Вообще-то да. Хотя здесь довольно мило…

Мейсон чуть не рассмеялся. Ничего себе!

Взломщица с претензиями. Хотя она никакая не взломщица, это понятно. Ее прислали развлечь его, так что она здесь ни при чем, но он незамедлительно выставит отсюда этот сюрприз.

– Послушайте, – резко сказал Мейсон. – Сколько вам заплатили?

Гостья вытаращила глаза.

– Что?

– Знайте, если вы уберетесь отсюда, я дам вдвое больше. Сколько бы вам ни заплатили.

Флоренс смотрела на него во все глаза. Интересно, как это понимать? Значит, ни полиции, ни наручников не будет?

– Поверьте, вам не придется тратиться. Я уйду сама. С удовольствием.

Мейсон пожал плечами и сложил руки на груди.

– Тем лучше. Уходите.

– Ухожу.

Она повернулась к двери и скорчила гримаску. Ну и куда ей идти? Дождь льет как из ведра. Она промокнет до нитки. Флоренс замедлила шаг.

– Постойте!

Она с готовностью остановилась и подняла глаза на хозяина дома.

– А на вас, часом, не моя рубашка? – прищурившись, спросил Мейсон.

Флоренс оглядела себя.

– Ваша… – Она откинула волосы и взглянула на него исподлобья. – А вы не возражаете, если я… если я ну вроде как одолжу ее на время?

Он смотрел на нее с неподдельным интересом, словно изучал как явление.

– А вы, надо думать, считаете это само собой разумеющимся? – Он развел руками. – Вам что, больше нечего надеть?

Флоренс пожала плечами и одарила его лучезарной улыбкой.

– Именно так. Разве что мокрое свадебное платье. И притом поношенное… – И премило наморщив носик, она кивнула на лежащий, на полу свадебный наряд.

– Поношенное? – Мейсон заметил гримаску, но поддаваться на подобные уловки он не привык. Шагнув к платью, он поддел его ногой. – Не хотите ли вы сказать, что явились сюда в этом наряде? И никаких других вещей у вас с собой нет?

Флоренс наклонила голову набок, разглядывая хозяина с неприкрытым любопытством. Ну, до чего же странный тип! Ведет себя так, словно знает, кто она и как здесь оказалась. Остается лишь уточнить у него, за кого он ее держит?

– Представьте себе, именно так, – не сразу ответила она.

Он вздохнул и снова уставился на нее с недоуменным видом.

– Невеста в подвенечном уборе… – Он покачал головой. – Да… У Дэна извращенное представление о моих вкусах и пристрастиях.

У какого еще Дэна? Да кто он такой? Похоже, этот мрачный тип на самом деле считает, что разоблачил некий тайный заговор. Остается выяснить, какой и при чем здесь она… Флоренс нахмурилась.

– Послушайте, я не знаю, что вы обо мне думаете, но я…

– Не волнуйтесь! – поспешил успокоить ее Мейсон, заранее полностью оправдывая во всем. – Я думаю, что вы безработная актриса. И по причине незанятости согласились выполнить это маленькое поручение. За приличное вознаграждение.

Флоренс стало смешно, и она отважилась возразить:

– Ошибаетесь, я не актриса.

Он усмехнулся.

– Вообще-то, я не собирался затрагивать эту тему, но раз уж вы сами начали… Если честно, то ваша игра не произвела на меня особого впечатления.

– Шутить изволите?! – парировала она. – Признаться, меня иной раз называли комедианткой, но за актрису принимают впервые.

– Комедианткой? – повторил он, поняв ее в буквальном смысле. – Но ведь это одно и то же.

– Едва ли. – Флоренс смотрела на него во все глаза. У него что, напрочь отсутствует чувство юмора?

– Дэн уверяет, что у меня нет чувства юмора, – словно читая ее мысли, продолжил он. – Может, он и прав…

Чертовски серьезный тип! – удивлялась про себя Флоренс. Спасибо и на том, что не собирается вызывать полицию. Надо поскорее делать ноги. А на улице дождь и скоро наступит ночь… И делать ноги ох как не хочется!

Может, вернуться к алтарю? Что скажет Стэнли? Флоренс представила его торжествующий взгляд.

– Ха, – скажет он с презрительной усмешечкой. – Ну что, прискакала обратно? Думала, сумеешь без меня обойтись? Посмотри, что ты натворила! Лучше выходи за меня. Будет хотя бы кому о тебе заботиться. Ведь ты хуже малого дитяти. Для тебя гроза и то трагедия!

2
{"b":"104932","o":1}