ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Мейсон не хотел спешить. Он хотел ласкать ее, хотел, чтобы все было романтично… Но он сдерживал себя слишком долго. Если он не возьмет эту женщину сейчас и здесь, он взорвется. Он не выдержит больше этой муки!

Мейсон впился в ее губы с неистовой силой, как будто хотел завоевать. Схватил почти грубо, хотя она сама предлагала себя, и еще больше распалился от ее податливости. Заглянул в бездонные глаза Флоренс и понял: она всецело принадлежит ему. Хотя бы сейчас.

Дыхание у Мейсона участилось, он сорвал лифчик купальника и обхватил ладонью еще прохладную грудь. Флоренс застонала и впилась пальцами в его плечи, притягивая к себе все крепче и крепче. Он оторвался от ее рта и начал ласкать языком сосок, а руки скользнули вниз и сорвали трусики.

– Где? – хрипло выдохнул он, пожирая ее глазами.

– Здесь! – шепнула она, пятясь к кухонному столу.

Ждать больше она не могла. Его желание было слишком властным, слишком первобытным. Она должна слиться с ним воедино в тот же миг.

Она никогда еще не знала мужчины, который желал бы ее с такой страстью. И возбуждал в ней ответную страсть. Она хотела его так, что перехватывало дыхание. Он нужен ей как воздух, даже больше.

– Сейчас! – шепнула она, притягивая его к себе. – Возьми меня! Быстрее! Мейсон, прошу тебя! Флоренс легла спиной на стол, и он овладел ею с болезненным стоном. Она вскрикнула, обвила его руками за шею и сомкнула ноги вокруг его талии. Мейсон обхватил ее за бедра и прижал к себе, словно боялся, что она ускользнет. Она не могла дышать. И не хотела. Она слилась с ним воедино и двигалась, повинуясь ритму страсти. И Мейсон вел ее за собой к вершинам экстаза, которого она еще никогда, не знала…

Однако кухонный стол не самое удобное место для любовных утех. Мейсон взял Флоренс на руки, и она с улыбкой посетовала:

– Жаль, не дотянули до спальни! И всего-то десять шагов…

– Ну, это легко поправимо! – Мейсон ухмыльнулся и понес ее в спальню. Положил на кровать, склонился над ней и, глядя на ее стройное тело, снова испытал мощный прилив желания.

– Еще? – спросила она, потянувшись к нему.

– Еще! – шепнул он, пряча лицо в душистом шелке ее волос. Он покрывал поцелуями ее лицо, грудь, живот. Потом его рука скользнула ниже… Губы Флоренс приоткрылись, и она сладко застонала. Мейсон понимал: теперь не надо спешить. Он хотел ласкать ее долго и нежно. И все же через миг тела их сплелись, и Флоренс снова испытала наслаждение.

Она лежала с закрытыми глазами в дремотной истоме и удивлялась, почему раньше не знала, что секс доставляет такую радость. Как же она жила до сих пор? Она открыла глаза и, взглянув на Мейсона, почувствовала такую – нежность, что у нее перехватило дыхание. Неужели она влюбилась?

Во всяком случае, это очень похоже на любовь. И ей нравится. Нравится это ощущение восторга и полноты. В теле и душе. Очень нравится.

– Хоть бы они так и не пришли! – прошептала Флоренс, лежа в объятиях Мейсона. – Пусть налетит ураган, пусть разразится буря, пусть они забудут обо мне! – Она приподнялась на локте и залюбовалась его лицом, загорелой кожей, карими глазами, темными волосами. – Мейсон, а ты бы разрешил мне здесь остаться? Если бы они забыли обо мне… – Она мечтательно улыбнулась. – Я каждый день плавала бы в заливе, рисовала бы на веранде… А ты уезжал бы в Глазго по понедельникам и возвращался на выходные. И мы целые дни проводили бы в постели… И жили бы как в раю. – Она помолчала и тихо добавила: – Пока ты от меня не устанешь.

Мейсон снова притянул ее к себе.

– С чего ты взяла, что я от тебя устану? – хрипловатым голосом спросил он. – Мне кажется, ты мне никогда не наскучишь. Как бы ни старалась.

Флоренс счастливо вздохнула. Вот такой и должна быть жизнь. У каждой женщины должен быть такой мужчина. Жаль только, у нее нет уверенности, что он ее не бросит… И жаль, что она сама не способна на прочные отношения.

Всего два дня назад она собиралась выйти замуж за одного, а теперь… А теперь занимается любовью с другим. Неужели она такая пустышка?

Флоренс совсем запуталась. Но одно знала точно: то, что произошло у нее с Мейсоном, случается раз в жизни. И она права, что поймала счастье, не дача ему пролететь мимо, урвала свой кусочек… Ведь она живой человек!

8

Они приняли душ, оделись и вернулись на кухню. Оба молчали, полные дурных предчувствий. Есть расхотелось. Скоро нагрянут Генри и Синтия… И что тогда?

Хлопнула входная дверь, и Флоренс набрала в грудь воздуха – как перед прыжком в воду. Но это оказалась Шерли. На сей раз, заботливая сестрица явилась с завтраком.

– Заскочила по дороге в китайский ресторанчик, – объявила она, ставя пакет на стол. – Вижу, я не опоздала? – Шерли приветливо улыбнулась Флоренс, а потом, подмигнув брату, со смиренным видом спросила: – Надеюсь, сегодня ты не будешь меня ругать?

Мейсон промолчал, а Флоренс рассмеялась:

– А вы всегда приносите ему еду?

– Всегда. А как же иначе? Представляете, как бы он меня встретил, приди я без еды?! – Шерли с притворным ужасом закатила глаза. – Вот и вырабатываю у братика условный рефлекс, как у собаки Павлова.

– И надо сказать, весьма преуспела в этом, – с усмешкой заметил Мейсон. – Стоит появиться Шерли, выделяется слюна. Причем не у меня одного.

– Видите? – Шерли заговорщицки подмигнула Флоренс. – Никакого почтения! И как я только его терплю?!

– Может, перейдем к завтраку? – предложил Мейсон и потянулся к пакету. – Что там у тебя?

– Утка в соусе и салат из лапши фенчоза. – Она обернулась к Флоренс. – А еще я купила вам кое-что из одежды. Вряд ли мои обноски вам подходят.

– Спасибо! А как вы узнали, что я еще здесь?

– Слухами земля полнится! – Шерли хмыкнула. – Я уже не раз слышала историю о том, как вы разгромили всех на бильярде, а потом явился мой великолепный брат и унес вас. В городе только и говорят про ваши подвиги.

– В городе или у тебя в кафе? – с ехидцей уточнил Мейсон.

– А при чем тут мое кафе? – насторожилась Шерли.

– Как это при чем? Не скромничай, сестрица! Да твое заведение это эпицентр городских сплетен. Если вдруг выдается день без слухов, – он повернулся к Флоренс, – Шерли запускает парочку-другую сама.

– Не верьте ему! – отмахнулась Шерли. – Это он так шутит. Давайте лучше завтракать.

– Вы ешьте, а я, пожалуй, пойду, проверю обстановку на пляже, – буркнул Мейсон и вышел.

– Какую еще обстановку? – спросила Шерли.

– Скоро придут мои родные, – объяснила Флоренс, опуская глаза. – И мы немного нервничаем…

– Это вполне естественно! – с готовностью отозвалась Шерли, увлеченная своими мыслями, и, просияв, добавила: – Итак, вопреки всем вашим заверениям, вы с Мейсоном пара.

Флоренс смущенно улыбнулась и, не поднимая глаз от лапши, промямлила:

– Вы так думаете?

– Нет, я уверена! – Шерли вскочила и порывисто обняла Флоренс за плечи. – Спасибо, милая моя! Спасибо вам огромное! А то я решила, что так и не увижу своего кошмарного братца женатым.

– А мы не собираемся жениться, – быстро вставила Флоренс. Лучше объяснить сразу, а то Шерли напридумывает себе всякого, а потом будет разочарована. После всего, что у нее произошло со Стэнли, она должна быть особенно осторожной.

– Не собираетесь, и не надо! – Шерли с понимающим видом закивала. – Зачем торопить события! Дело молодое…

– Понимаете, мы с ним оба… не из тех, кто связывает себя браком.

Какое-то время Шерли молча взирала на Флоренс, а потом тихо сказала:

– Я хочу одного: чтобы мой брат был счастлив. – Она улыбнулась и спросила: – Хотите взглянуть, какой он был маленьким? Я захватила с собой альбом с фотографиями.

– Правда? – Флоренс с готовностью отставила тарелку. – Очень хочу! Мейсон наверняка был ужасно симпатичный! А фотографии голышом тоже есть?

– Есть. – Шерли полезла в свою объем истую сумку и с видом циркового фокусника, извлекающего из цилиндра живого кролика, достала альбом. – Сейчас все покажу и расскажу, милая моя!

23
{"b":"104932","o":1}