ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

А ведь Стэнли прав! Флоренс задрожала от обиды и, взглянув на хозяина, вздохнула и жалобным тоном промямлила:

– Ну, я пошла… А рубашку я вам верну. Не беспокойтесь.

Уходит. Слава Богу. Через минуту он обретет долгожданную тишину и покой. Мейсон взглянул на ее босые ноги и такую огромную и несуразную на ней рубашку и внезапно понял, что не может ее так отпустить.

– Постойте! – Он нагнал ее в коридоре. – У вас на самом деле нет ни плаща, ни зонта?

Она молча помотала головой.

Мейсон поморщился как от зубной боли. Уму непостижимо! Он тянет время, и они оба это прекрасно понимают.

– Куда же вы пойдете в. таком виде?

Она с любопытством заглянула ему в лицо.

– А вам не все равно?

Мейсон колебался.

– Могу одолжить плащ. Или подвезти в Инвернесс, до аэропорта.

– Спасибо, вы очень любезны, только в аэропорт мне не нужно.

Снова вспыхнула молния и на миг осветила холл. Она стояла перед ним в белой рубашке, точно привидение. Маленькая, хрупкая, жалкая…

Словно ребенок, которого выгоняют в грозу вон из дома.

Мейсона считают суровым. И даже бессердечным. Но надо быть чудовищем, чтобы выгнать даже собаку в такую ночь. А ведь она не собака… А он не чудовище. Во всяком случае, пока.

Ругнувшись себе под нос, он шагнул к двери и заслонил ее спиной.

– Похоже, гроза не скоро утихнет. – Мейсон решил проявить гостеприимство. А что ему оставалось делать? – Черт с вами, оставайтесь на ночь. А утром уедете. И расскажете Дэну все, что вам заблагорассудится. Скажите ему, что мы с вами устроили настоящую оргию. Пусть порадуется.

Флоренс замерла, а пальцы судорожно сжали ворот рубашки. Похоже, хозяин дома сексуальный маньяк. Может, лучше уйти в грозу? Как говорится, из двух зол…

– Я вас не понимаю… – выдавила она, прервав тягостную паузу. – О чем вы?

– Да будет вам притворяться! – Мейсон хохотнул. Ситуация начала его забавлять. Он поднял свечу повыше и повел гостью на кухню. – Скажите Дэну, что я сразу на вас запал. И не долго думая, швырнул вас на кухонный стол, – он резко кивнул головой в сторону стола, и Флоренс от страха чуть не подпрыгнула, – и овладел прямо в подвенечном уборе. Короче, мы с вами так распалились, что предавались любовным утехам всю ночь напролет и вам пришлось сбежать с утра пораньше, потому как больше вы не могли выдержать. – Он плотоядно ухмыльнулся. – Ну что, расскажете? Пусть послушает и позавидует. Согласны?

Флоренс прижалась к плите и прикинула расстояние до двери черного хода. Такой поворот событий ей совсем не нравился.

– Извините за беспокойство, – пробормотала она. – Все-таки я, пожалуй, пойду.

– Куда? – Мейсон нахмурился.

Что это с ней? Из-за чего она так всполошилась? Неужели из-за экспромта насчет траха на кухонном столе? Не может быть. Тоже мне целка-невидимка! Ведь сама же заявилась сюда, чтобы скрасить его одиночество. Причем самым незамысловатым образом. А теперь разыгрывает перед ним угнетенную невинность. Никак не выйдет из амплуа инженю. Мейсон отвернулся, раздраженный и смущенный, хотя ни за что на свете не признался бы в этом даже себе самому.

– Послушайте, не делайте из себя посмешище! – грубо сказал он. – Никуда вы не пойдете. Ведь вы с самого начала знали, что останетесь, за этим и приехали! Ну, что же вы молчите?

Флоренс не знала, что сказать, но он и не ждал от нее ответа. Судя по его свирепому виду, он давно вынес ей обвинительный приговор.

– Можете остаться, только зарубите себе на носу: у нас в семье плейбой один. Это Дэнис. Связи на одну ночь не в моем стиле.

Слава Богу! Флоренс выпрямилась и, просияв, заявила:

– Представьте себе, и не в моем тоже.

Мейсон окинул ее насмешливым взглядом. Интересно, а что же она тогда здесь делает?

– Ладно. Оставайтесь, но только на одну ночь.

Она чихнула.

– Не могу же я отпустить вас в одной сорочке. А то еще простудитесь… – Он кивнул на стул. – Садитесь. Сейчас приготовлю чай.

Флоренс в изнеможении опустилась на стул.

Раз угощает чаем, значит, все не так плохо… Будь у него дурные намерения, он, скорее всего, предложил бы ей чего покрепче. Сплетя пальцы, она украдкой следила, как он зажигает огонь, наливает чайник, достает пакетики с чаем…

– Спасибо, – тихо поблагодарила она, когда он вручил ей чашку и сел напротив.

– Ни лимона, ни молока у меня нет… Только сахар. – Он открыл буфет. – Я ведь не знал, что у меня гости…

Флоренс осторожно отхлебнула и почувствовала, как горячий чай согревает ее и успокаивает нервы.

– Как вы думаете, когда дадут свет? – спросила она, чтобы поменять тему.

– Трудно сказать. Может, оборвало провода. В этой глухомани с удобствами туго. – Он придвинул к ней сахарницу. – Муниципальные власти не обращают на нас особого внимания. Но именно это мне и нравится.

Ей тоже нравилось, пока она не оказалась запертой один на один в темном доме с незнакомым мужчиной.

– Как вас зовут? – внезапно спросил он.

Флоренс колебалась. Вдруг о ней сообщат в «Новостях»? Впрочем, какая разница? Пока электричества нет, он все равно ничего не узнает.

– Флоренс Хэзлтон. А вас?

– Мейсон Кроули. А разве вы не знаете?

А разве должна знать? – удивилась Флоренс и, вместо ответа обведя глазами кухню, спросила:

– Это ваш загородный дом?

– Ну, это громко сказано… Я живу в Глазго, так что для загородной резиденции это далековато.

– А чем вы занимаетесь?

– Я юрист.

– Юрист? Престижная работа. И денежная…

– Только деньги эти даются не так легко, как кажется после просмотра детективного сериала. – Он хмыкнул. – В последнее время у меня одно дело сложнее другого… Чертовски устал! Решил приехать сюда отдохнуть и расслабиться. Только имел глупость сказать об этом Дэну.

– Я не…

– Послушайте, я не хочу быть грубым, – перебил он ее, – и, прошу вас, не принимайте это как личное оскорбление, но я в состоянии выбрать себе компанию сам. Без помощи Дэна.

– Криво усмехнувшись, он окинул ее критическим взглядом. – Как видно, у меня с ним совершенно разные вкусы.

Флоренс смотрела на него во все глаза. Интересно, он родился таким обаяшкой или долго трудился над собой?

– Значит, я вас не привлекаю? – Она расхохоталась. Можно подумать, ее это волнует!

Ну и тип!

Мейсон пожал плечами.

– Если честно, то нет. Не в обиду будет сказано, вы, на мой вкус, мелковаты. Мне нравятся высокие элегантные женщины. Интеллектуальные, изысканные…

Флоренс чуть не поперхнулась.

– Понятно. А я, значит, простушка?

– Я этого не говорил.

– Но подумали. – Она шутливо свела брови, изобразив праведный гнев. – Признайтесь!

В один миг его лицо помрачнело, а карие глаза стали колючими.

– И не подумаю! – отрезал он. – Я не наследственном дознании.

Флоренс ухмыльнулась.

– Сразу видно юриста. Говорите как истинный крючкотвор. Скажите еще, что мы с вами по разные стороны стола…

В глубине его глаз промелькнул гнев, и он с тихой угрозой произнес:

– Я бы попросил вас не переходить на личности.

Флоренс вздохнула. Нет, он просто несносен! Напрасный труд объяснять ему очевидное. Тем более что он не желает ничего понимать… Вот дуболом!

– Послушайте, а как, по-вашему, я должна себя чувствовать? Вы прямо в глаза заявляете мне, что, мол, я вас не завожу. Мало того, судя по всему, вы держите меня за шлюху. Ну и что мне теперь, бедной, прикажете делать? – с сарказмом в голосе спросила она. – Как жить дальше?

Мейсон смотрел на нее так, будто перед ним инопланетянка, лопочущая на своем марсианском наречии. Но одно он понял: проститутки так себя не ведут.

– Извините, если что не так. – Он нервно хохотнул. – Однако, похоже, я тоже не произвел на вас впечатления? Выходит, мы не пара.

Ну и хватит об этом! Тем более что сочетаться узами брака мы не собираемся.

Флоренс раздумывала, стоит ли сказать ему правду. Может, пора положить конец этому дурацкому недоразумению? Фарс зашел слишком далеко. Но внезапно ей ужасно захотелось спать, и она передумала. Она так устала от всей этой словесной перепалки… Ну и денек выдался! Предсвадебная суматоха, треволнения, бегство из церкви, незаконное проникновение в чужой дом и неожиданное появление хозяина – не многовато ли будет? Сейчас ей хотелось только одного: завалиться спать. И как можно скорее.

3
{"b":"104932","o":1}