ЛитМир - Электронная Библиотека

За окном продолжал сыпать мелкий дождь, нагоняя на Шарлеманя дремоту. Из головы у него не выходила странная тень, промелькнувшая на фоне кирпичной стены дома и вмиг растворившаяся во мраке проулка. Нет, на сову она не была похожа. Так что же это тогда было?

Просидев битый час у окна и не заметив на дорожке ни совы, ни кошки, Шарлемань встал, надел халат и неслышно спустился по лестнице на первый этаж, чтобы проверить, плотно ли закрыты окна. Ветер крепчал, и его порыв мог распахнуть створки. Так, во всяком случае, рассуждал Шарлемань, идя по темному коридору. Но это был самообман. Его снедала неосознанная тревога, вызывавшая мурашки на коже, не замечать которые он не мог.

Он беззвучно вошел в утреннюю гостиную и замер, отчетливо уловив чуть слышный вздох, и едва успел уклониться от человека, прыгнувшего на него из угла. В следующий миг Шарлемань мощным ударом кулака отправил нападавшего на кушетку. Пока тот приходил в себя, Шарлемань с яростным рыком перешел в контратаку, преисполненный решимости защитить близких от наглого злоумышленника, дерзнувшего тайком проникнуть в их родовое гнездо.

– Получи, гад! – рявкнул он, обрушивая на незнакомца град ударов. Рухнув на пол, тот задел ногой столик, с которого упала и разбилась фарфоровая ваза с цветами.

Внезапно в темноте возникла еще одна фигура.

– Стоять, мерзавец! – прорычал Стэнтон и взвел курок пистолета.

– На помощь, Стэнтон! Убивают! – завопил человек, которого угощал тумаками Шарлемань.

Откуда же ему известно имя дворецкого? И почему тот целится из пистолета не в негодяя, а в него, своего хозяина? Неужели они в сговоре?

– Что за чертовщина здесь творится? – грозно спросил у Стэнтона Шарлемань.

– Это вы, милорд? – Дворецкий остолбенел.

– Да зажги ты, наконец, свечу! – сказал Шарлемань.

На лестнице раздался топот башмаков Себастьяна, спешащего на шум. В одной руке он держал фонарь, в другой – пистолет.

– Что случилось, Стэнтон? – воскликнул герцог, но, увидев, что Шарлемань контролирует ситуацию, немного успокоился.

– Милорд, вы меня не узнали? Это же я, ваш слуга Том! – хрипло вскричал мужчина, которого держал за грудки Шарлемань. – Можно сказать вам два слова с глазу на глаз?

– Том! – вмешался в разговор дворецкий. – Я все объясню господам сам. А ты выпей чашку чаю и снова заступай на пост.

Шарлемань тяжело вздохнул и вышел в коридор.

Герцог пошептался с дворецким и подошел к брату. Шарлемань, уже догадавшийся кое о чем, спросил:

– Зачем ты расставил по дому посты?

– Береженого Бог бережет, – нахмурившись, ответил герцог – Стэнтон оставил в каждой комнате засаду. Смотри не перестреляй всю прислугу!

– Но ведь я сказал тебе, что видел сову!

– Допустим. Однако неизвестный проник же в твой дом. У нашей семьи есть враги, возможно, кто-то из них решил действовать. И, честно говоря, мне просто не верится, что ты принял человека за птицу.

– Все возможно, особенно когда дует северный ветер, – ухмыльнулся Шарлемань.

– Ложись спать, Шей. Наш дом надежно охраняется, – сказал Себастьян. – Тебе нужно отдохнуть.

Заметив в его глазах нешуточную озабоченность, Шарлемань понял, что с ним действительно происходит что-то неладное, и покорно последовал совету брата.

– Ты в самом деле собираешься отправиться на пикник с лордом Гриффином сегодня? – спросила леди Ганновер, вбежав в спальню дочери. – Так мне сказала служанка.

Сарала продолжала невозмутимо намазывать масло на гренок. Ее взволнованная мамаша воскликнула:

– Надеюсь, ты не оглохла? Я задала тебе вопрос!

– Да, мы условились встретиться в полдень, мама, – наконец ответила ей Сарала и откусила кусок от бутерброда. Ей не хотелось посвящать леди Хелен в свои личные дела, потому что мамаша могла превратно истолковать их с Шеем деловое свидание. – Но он хотел совершить со мной поездку по Лондону, а не на природу, – слукавила она, чтобы поскорее завершить разговор. В конце концов, твердой уверенности в том, что Шей не забыл о своем обещании, у нее не было.

– Значит, он задумал сперва устроить для тебя экскурсию, – предположила маркиза, – а после нее – пикник. Великолепно! Как ты думаешь, доченька, его брат к вам присоединится?

– Вряд ли. Герцог Мельбурн – очень занятой человек, ему не до пикников с юными леди, он решает государственные вопросы. И почему ты вбила себе в голову, вопреки общему мнению, что герцог непременно женится во второй раз? Говорят, что он решил остаться вдовцом.

– Этого никто не может знать наверняка, доченька, – промолвила маркиза. – Надень зеленое муслиновое платье и жемчужное ожерелье.

– У меня нет обыкновения надевать на пикник жемчуга, мама! Мне казалось, что вы рекомендовали мне стараться соответствовать лондонским традициям, а не становиться всеобщим посмешищем.

– Делай как знаешь, – вздохнула маркиза и ушла, обмахиваясь веером.

Сарала взглянула на каминные часы. До полуденной встречи с Шарлеманем оставалось чуть больше двух часов. Ее охватила нервная дрожь.

Разумеется, ему следует прекратить с ней флиртовать и отнестись к этому делу серьезно. Пока же Сарала не была уверена, чем обернется их рандеву. Ситуация выглядела довольно курьезной, прежде ей никогда не доводилось участвовать в подобном торге. Пожалуй, отношения с Шарлеманем все больше напоминали своеобразное развлечение. И оно начинало доставлять ей удовольствие.

К завтраку леди Хелен почему-то не вышла, отец же распорядился, чтобы яичницу с ветчиной ему подали в кабинет. Это было скверным предзнаменованием: очевидно, маркиз был огорчен ухудшающимся положением дел с покрытием семейных долгов, из-за которых им приходилось даже продавать имущество. Жизнь в Лондоне резко отличалась от той, которую они вели в Дели. Если в Индии в их доме всегда был достаток, то в Англии им стало трудно сводить концы с концами. Пополнять дырявый семейный бюджет им пока помогал оставшийся от дяди Роджера антиквариат. Вот и сегодня Сарале было поручено продать несколько ценных безделиц. В дверях возник дворецкий и доложил:

– К вам посетитель, миледи!

У Саралы учащенно забилось сердце. Кто бы это мог нанести ей столь ранний визит?

– Он представился? – спросила она у Блэнкмана, зная наверняка, что это не Шарлемань, которого она ожидала только в полдень.

Дворецкий протянул ей на серебряном подносе визитную карточку с виньеткой, посередине которой значилось витиеватыми буквами имя – леди Элеонора Деверилл, а в левом верхнем углу был изображен миниатюрный грифон, свидетельствующий о принадлежности указанной особы к королевской фамилии. Чем же она обязана вниманию знатной персоны? Что побудило леди Элеонору навестить ее в половине десятого утра?

– А где она меня ожидает? – спросила Сарала у дворецкого, встав из-за стола и обтерев кончики пальцев от масла салфеткой.

– В утренней гостиной, конечно, – удивленно ответил Блэнкман. – Я провожу туда всех почтенных гостей.

Сарала усмехнулась, предположив, что обыкновенных посетителей он сопровождает в погреб, и сказала:

– Благодарю вас, Блэнкман. Пожалуйста, подайте туда нам чаю.

С этими словами она торопливо пошла по коридору, на ходу поглядывая в зеркала и оправляя на себе платье. Двери гостиной были распахнуты, поэтому гостью она увидела издалека: одетая в безупречное роскошное голубое платье, чудесно сочетающееся с темно-синей мантильей с сапфировыми застежками, эта жгучая брюнетка была прекрасно причесана и светилась жизнерадостностью, как и положено одной из богатейших и красивейших молодых родовитых англичанок.

– Доброе утро, миледи! – мелодично приветствовала Сарала маркизу и сделала вежливый реверанс.

– Здравствуйте, леди Сара, – хорошо поставленным голосом ответила гостья. – Примите мои извинения за столь ранний визит.

– Но я давно уже на ногах, миледи, вы ничуть меня не потревожили. Я как раз собиралась отправиться к господину Пули.

– Вы имеете в виду торговца антикварными изделиями?

25
{"b":"105","o":1}