ЛитМир - Электронная Библиотека

– Да, его самого, – подтвердила Сарала, удивленная тем, что маркиза осведомлена о существовании в Лондоне этого мелкого дельца, торгующего старинными вещицами. Напрасно она упомянула его имя! Леди Деверилл вовсе не обязательно знать, что семья Карлайл вынуждена продавать вещи из своего наследства.

Элеонора Корбетт взглянула на Саралу так, словно бы ожидала от нее приглашения составить ей компанию в этой поездке к антиквару. Но, не дождавшись его, она с улыбкой проворковала:

– У меня остались наиприятнейшие впечатления от нашей вчерашней встречи на музыкальном вечере, и я подумала, что было бы чудесно пообедать вместе послезавтра. Ко мне придут некоторые мои близкие друзья, я представлю им вас. Уверена, что вы друг другу понравитесь. У вас природный дар легко сходиться с людьми.

Сарала была польщена и тронута ее словами. В круг друзей маркизы входили избранные члены высшего лондонского общества. Знакомство с никому не известной девицей, родившейся за границей, не делало им чести, но для Саралы, не имевшей в городе подруг, это был прекрасный шанс повысить свой статус в свете и обзавестись друзьями. Тем не менее интуиция подсказывала ей, что не надо обнаруживать радость.

– Это очень любезно с вашей стороны, миледи, но я… – пролепетала было она, однако Элеонора ее перебила:

– Обращайтесь ко мне просто по имени. И пожалуйста, не отказывайтесь!

Это было произнесено так искренне, что Сарала тотчас же согласилась и сказала:

– Кажется, в эту пятницу я свободна.

– Прекрасно! – Маркиза улыбнулась. – В половине первого вас будет ожидать мой экипаж.

Сарала благодарно улыбнулась.

Удовлетворенная ее согласием, леди Деверилл продолжала:

– Буду с нетерпением ожидать нашей скорой новой встречи!

– Благодарю вас, Элеонора! – поклонившись, сказала Сарала.

После ухода маркизы она еще несколько минут пребывала в задумчивости. Визит Элеоноры не только приятно удивил, но и насторожил ее. Однако угадать, нет ли подвоха в ее приглашении на званый обед, Сарале так и не удалось. Оставалось только радоваться открывающимся для нее возможностям, уверив себя в том, что маркиза ищет ее дружбы без всяких задних мыслей.

– Ты здесь, Сарала? – спросил у нее отец, заглянув в гостиную.

– Мне вернули мое настоящее имя! Ура! – воскликнула она.

– Напрасно радуешься, доченька! Ты по-прежнему Сара, прости меня, – сказал он. – Право же, не стоит обращать внимание на это маленькое сокращение. Это сущий пустяк!

– Честно говоря, папа, я не вижу никакого смысла в перемене моего имени, – сказала Сарала. – Уж если маме взбрело в голову придать ему более английское звучание, то Нужно было позаботиться об этом еще до нашего возвращения в Англию. Теперь же с ним возникла нелепая путаница, которая порой ставит людей в неловкое положение. Что прикажешь им отвечать, когда они спрашивают, как меня лучше величать?

Пожалуй, только Шарлемань воспротивился вздорному капризу ее матери, хотя и знал о нем с самого начала, и за это Сарала была ему втайне благодарна.

– Поверь мне, деточка, я не желаю, чтобы ты сама переменилась вместе с именем. Оставайся собой, не подстраивайся под чужие капризы, будь верна своим убеждениям.

– Благодарю тебя, отец! Ты вызвал к нам господина Уоррика, надеюсь? Я хочу отвезти наши старинные часы к господину Пули пораньше, пока на улицах еще мало народу.

Впрочем, подумала она, леди Деверилл уже наверняка отправилась наносить визиты, как и все свахи из окружения маркизы. Обитатели района Мейфэр имели привычку вставать и приниматься за дело рано.

– Именно в связи с этим я и зашел к тебе, – сказал маркиз. – Видишь ли, тебе не надо встречаться с Пули.

– Это почему же? Ты нашел клад у нас под лестницей?

– Хорошо бы! Нет, доченька, дело не в этом. Ко мне обратился с деловым предложением младший брат герцога Мельбурна, Закери. Он изъявил желание взять у нас в аренду пастбище для скота, ну то, что досталось нам в наследство от дяди.

– Заливной луг в пригороде Бата? Да, я слышала о нем.

– Очевидно, наша семья произвела на Гриффинов приятное впечатление, раз им захотелось иметь с нами дела. Какая удача!

Возможно, кто-то и произвел на кого-то впечатление, подумала Сарала, но лично она вчера разговаривала главным образом с Шарлеманем. Нет, предчувствие чьих-то скрытых интриг ее не обмануло, Гриффины начали оказывать их семье различные знаки внимания явно не случайно, простым совпадением это не назовешь.

Не зная, что сказать отцу, Сарала воскликнула:

– По-моему, нам лучше избавиться от этих часов, папа! Охотничьи собаки, которыми они украшены, мне совершенно не нравятся.

– Но часы могут нам еще пригодиться, доченька! Я распоряжусь, чтобы их пока убрали на чердак, где находится прочий антиквариат. – Он извлек из карманчика часы, открыл крышку и добавил, взглянув на циферблат: – Мне пора идти на встречу с лордом Закери. Пожалуй, отдам-ка я ему тот выгон в аренду. Пусть вырученные за это деньги нас и не спасут, однако же, на некоторое время успокоят волков-кредиторов. Кстати, как продвигается твоя затея с китайским шелком?

– У меня уже есть предложение на сумму в семьсот пятьдесят гиней, – сказала Сарала. – Но я хочу повременить с окончательным решением. А вдруг кто-то предложит мне большую цену?

Маркиз улыбнулся и погрозил ей пальцем:

– А ты азартна, доченька! Хотелось бы мне поприсутствовать при торге, но помни: нельзя оставлять покупателя без штанов! Лучше пойти ему на уступку, чем нажить себе врага.

– Я все поняла, папочка, и буду умницей! – отвечала Сарала, почему-то живо представив себе лорда Шарлеманя без панталон. У нее даже дух перехватило от нарисовавшейся перед ней картины.

– Увидимся за ужином, деточка, – сказал маркиз.

– И в театре тоже, папа! Надеюсь, ты не забыл, что вечером мы идем на премьеру «Бури» в «Друри-Лейн»?

– Как же я мог об этом запамятовать? – Маркиз улыбнулся, – Вот видишь, тебе уже кое-что начинает нравиться в Лондоне.

– О да, папа! Именно кое-что, – многозначительно промолвила Сарала, томно вздохнув.

– И это всего лишь начало! То ли еще будет! – Маркиз чмокнул дочь в щечку. – До свидания!

Едва только он ушел, как она вернулась в спальню и уселась за расчеты. Как же ей недоставало своего кабинета! А еще лучше было бы обзавестись собственной конторой. Но этим ее мечтам было не суждено сбыться! Пока же ее утешало только то, что мадам Констанца изъявила желание приобрести у нее десять рулонов шелка по две гинеи за штуку. Помимо нее, выразили готовность купить эту ткань и влладельцы еще двух ателье, правда, несколько дешевле. Увы, их аппетиты были весьма скромными: они ограничивались всего четырьмя рулонами. Ей было бы выгоднее продать всю партию оптом, но такого покупателя пока не нашлось. Если, конечно, не принимать во внимание Шарлеманя.

Сарала убрала письма от заказчиков в ридикюль, чтобы в случае необходимости предъявить их Шею в качестве подтверждения серьезности своих намерений, и решила, что отдаст ему всю партию не дешевле, чем за тысячу двести гиней. Эта сумма была ему по карману, вот только захочет ли он с ней расстаться? Даже названная ею поначалу цена в пять тысяч фунтов вызвала у него усмешку. Что ж, подумала Сарала, сегодня ему будет не до смеха! Отцу срочно требовались деньги на выплату долгов, и она твердо вознамерилась ему помочь.

Рассудив таким образом, Сарала вновь позвала Дженни.

– Будь добра, принеси мне коричневое муслиновое платье! – сказала она, когда в комнату вошла служака.

– Ваша мама распорядилась, чтобы вы навели зеленое, миледи! – робко заметила девушка.

Этот восхитительный наряд уже был подготовлен для Саралы. Его глубокое декольте и зауженная талия могли сразить наповал любого мужчину. Естественно, в первую очередь маркиза имела в виду герцога Мельбурна, но только Сарала относилась к ее пожеланиям скептически. Что же до его брата – мастера потрясать порядочных леди своими поцелуями, то сегодня ему предстояло понять, что, кроме деловых, никаких других отношений между ними не может быть.

26
{"b":"105","o":1}