ЛитМир - Электронная Библиотека

– Сарала? – переспросил Шарлемань, сделав глубокий вдох.

– Так решил назвать меня отец, поскольку мы не собирались уезжать из Дели. Правда, мама поначалу возражала, считая это имя неподходящим для европейской девочки, но, в конце концов, она согласилась.

– Сарала… – повторил Шарлемань, испытывая неописуемое наслаждение от звучания индийского имени, вызывающего в воображении картины восточных реалий – пестрой, яркой шелковой материи, кожаных сандалий, влажных ночей, пронизанных страстью, и ароматных экзотических кушаний, подаваемых смуглыми красавицами с гибкими станами. – Леди Сарала! Вам определенно подходит это звучное имя.

– А мне кажется, что имя Шарлемань – Карл Великий – вам как нельзя больше соответствует. Вы всегда такой самоуверенный?

Сообразив, что собеседница понятия не имеет, с каким влиятельным мужчиной разговаривает, Шарлемань кашлянул и добавил с интригующей интонацией:

– Я не совсем уверен, что это комплимент, однако один мой близкий родственник оценил бы его очень высоко. Я подразумеваю своего старшего брата Себастьяна, которому матушка дала имя нашего отца, в соответствии с традицией.

– Кто же он? Я теряюсь в догадках. Пожалуй, настала ваша очередь поведать мне свою семейную историю, – вздохнув, сказала Сарала.

Шарлемань чуть поднял бровь, сомневаясь, что ему надо откровенничать с этой прелестной юной леди. Опасался он, однако, не признаться ей в том, что является предполагаемым наследником родового герцогского титула как второй сын в семье, а смутить Саралу и дать ей повод насторожиться.

– Можете ограничиться именем своего портного, – пришла ему на помощь леди Карлайл. – Надеюсь, что он-то не отпрыск известного дворянского рода?

– Предлагаю продолжить наш разговор во время вальса! – предложил бархатистым баритоном Шарлемань, обнимая одной рукой прекрасную партнершу за талию.

– Не слишком ли вы торопитесь? – кокетливо спросила она, – А вдруг я обещала станцевать вальс с кем-нибудь еще?

– Ручаюсь, что нет, – пророкотал Шарлемань и положил ее ладонь себе на плечо.

– Откуда вам это знать?

– Элементарно! Вы же еще ни с кем не познакомились в Лондоне, в чем только что сами же мне и признались.

Наивная прелестница захлопала глазами. Любуясь ею, он отметил, что она пока не научилась лицемерить, как столичные светские львицы. Его воображению представилась сказочная картина теплой звездной ночи, которую они с ней проведут, возлежа на шелковом китайском покрывале в его опочивальне, предаваясь головокружительному сладострастию.

– Разве правила хорошего тона позволяют подобную вольность? – спросила Сарала.

– Об этом не тревожьтесь, все нормально! – заверил ее Шарлемань и, презрев возможные неприятные последствия, привлек ее к себе.

Сегодня ему хотелось получить как можно больше удовольствия от танцев. Однако сделать первое па ему домешала чья-то крепкая рука, легшая ему на плечо.

Взбешенный такой неслыханной наглостью, он резко обернулся, но мгновенно остыл, когда увидел перед собой Себастьяна. Столь скорой новой встречи с ним он не ожидал.

– Ах, это ты! – наконец сказал он.

– Какая муха тебя укусила? – спросил у него Себастьян. – Почему ты внезапно оставил нас?

Пожав плечами, Шарлемань отвечал:

– У меня должна была состояться деловая встреча с Шипли. Но мы с ним условились перенести ее на завтрашнее утро, да ты и сам, братец, был занят решением ответственной семейной проблемы, не так ли? Я счел разумным не беспокоить тебя по всяким пустякам и укатил на этот бал.

– Но мы же не завершили наш деловой разговор, ты так ничего и не рассказал мне о предстоящей сделке с шелком…

– Поговорим об этом позже! – ответил ему Шарлемань и закружил свою очаровательную даму в танце.

– Кто это? – поинтересовалась она, посматривая на Себастьяна.

– Мой брат герцог Мельбурн.

– Герцог Мельбурн, Себастьян Гриффин? Тот самый? Глаза Саралы засветились неподдельным интересом. Она, как, оказалось, все-таки знала кое-что об английском высшем обществе, следовательно, подумал Шарлемань, не совсем простодушна.

– Простите, милорд, но я не сразу сообразила, что вы тоже принадлежите к этому знаменитому семейству! Я слышала, что недавно ваш брат женился на художнице. Это верно?

– Да, но лишь отчасти: женился на портретистке мой младший брат Закери, – уточнил Шарлемань.

– Похоже, что ваш старший брат сердится на вас. – заметила Сарала. – Надеюсь, это не потому, что вы танцуете со мной?

– Осмелюсь сказать, что я вправе самостоятельно выбирать себе партнерш по танцам, – мысленно послав Себастьяна ко всем чертям, ответил Шарлемань. – Я вижу, что он произвел на вас сильное впечатление. Не беспокойтесь, он недоволен тем, что я не ввел его в курс одной своей завтрашней сделки, а он считает братским долгом совать свой нос во все мои дела. Такой уж у него характер.

Горделивая осанка могущественной столичной персоны была способна потрясти воображение даже лондонской девушки, впервые вышедшей в свет, а не только уроженки далекой восточной страны, где царят иные нравы и порядки.

Восхитительная грудь Саралы, заинтригованной словами Шарлеманя, стала вздыматься чаще, изумрудные глаза ее засверкали. Она спросила:

– Это секретная сделка? Или вы чего-то боитесь? Не меня ли?

– Вовсе нет, – проклиная себя за болтливость, ответил ей Шарлемань. – С чего вы так решили?

– Какая досада! – сказала девушка разочарованно. Догадавшись, что ей хотелось прикоснуться к тайне, Шарлемань доверительным тоном добавил:

– Но в определенном смысле эта сделка действительно конфиденциального свойства. Распространяться о ней вам не следует, поскольку речь идет о заморской поставке. Вы меня понимаете?

Ему вспомнилось, что Закери не раз упрекал его за то, что он пренебрегает природным любопытством представительниц прекрасного пола. Сам же он был уверен, что женщины в большинстве своем не способны познать все тонкости и нюансы коммерции, а потому лучше вообще не разговаривать с ними о делах. Но Сарала, похоже, была редким исключением.

– Откуда же пришел этот товар? – шепотом спросила она.

– Из Китая, – ответил он.

– Ах, как бы мне хотелось когда-нибудь побывать в этой далекой загадочной стране! – Она мечтательно закрыла глаза.

Очевидно, это наивное юное создание приняло его таинственный тон за чистую монету. Желая произвести на Саралу еще большее впечатление, Шарлемань сказал:

– Пожалуй, я раскрою вам этот маленький секрет!

– Я польщена вашим доверием! – промолвила она.

– Судно «Непокорный» уже вошло в док Блэкфрайарз этим утром, имея на борту пятьсот рулонов отменного китайского шелка. Но об этом еще не знает ни одна живая душа! Капитан поклялся мне, что будет иметь дело только со мной.

Сарала, как ему показалось, затрепетала и невольно прильнула к Шарлеманю, очевидно, ощутив легкое головокружение от его слов. Окрыленный таким успехом, он продолжил:

– Капитан Блинк лично закупил эту партию, решив не тратиться на услуги посредников, и теперь столкнулся с непредвиденной проблемой… – Шарлемань умолк, вдруг подумав, что детали сделки девушке могут быть и неинтересны. Но она развеяла его опасения, спросив ангельским голоском:

– Какие же трудности настигли его, милорд? Шарлемань оглянулся по сторонам и, нахмурив брови, ответил заговорщицким тоном:

– Опасность возникновения бунта на судне!

– Какой кошмар! – воскликнула Сарала. – Но почему?

– Капитану срочно нужно вернуть деньги, потраченные на покупку товара, – продолжал интриговать ее Шарлемань. – Иначе ему будет нечем выплатить матросам жалованье. Он попал в цейтнот. Этим-то я и надеюсь воспользоваться… Главное, чтобы никто не прознал про редкостный груз, иначе цена за него может утроиться.

– Какой ужас! – пролепетала девушка. – Что же делать? Шарлемань успокоил ее:

– Не беспокойтесь, я все предусмотрел.

Сарала была в шоке: очевидно, ей впервые доверили коммерческую тайну. Она облизнула коралловые губки и спросила прищурившись:

3
{"b":"105","o":1}