1
2
3
...
33
34
35
...
69

– Нет, своих секретов я не раскрываю, – отвечал герцог. – Но могу дать совет: регулярно читай утренние газеты. Вот, ознакомься! – Он протянул Шарлеманю свежий номер «Тайме».

– И что же там любопытненького? – Шей откусил кусочек гренка, пробежал глазами несколько строк и едва не подавился.

– Ага! Выходит, ты ничего об этом не знал? – усмехнулся Себастьян.

– Откуда же я мог знать? – Шарлемань прочел потрясшую его новость вслух: – «Разыскивается капитан судна, подозреваемый в мошенничестве». Так-так, очень любопытно. Куда же запропастился наш Питер Блинк?

– Ведь это он продал тебе партию китайского шелка? Шарлемань не торопился отвечать.

Шелк у капитана Блинка он бы действительно мог приобрести, если бы его не опередила Сарала, развеяв этим миф о его непобедимости в торговых делах. Но пока его позорное поражение еще не стало достоянием гласности, и почти все были уверены, что он является владельцем этой партии товара.

Боже правый! По телу Шея пополз холодок. Нет, исчезновение капитана судна «Непокорный» не могло быть связано с этим грузом; главное – не паниковать, приказал он себе и сказал:

– Да, шелк мне продал Блинк.

– А не мог ли он впасть в запой, этот старый морской волк? – спросил Себастьян, продолжая сверлить его взгляда – Для людей его породы это обыкновенное дело.

– Возможно, ты прав, – уткнувшись носом в газету, пробурчал Шарлемань. – В заметке сказано, кто заявил об его исчезновении?

– Его первый помощник. В понедельник судно должно было отправиться в плавание по Средиземному морю. Однако капитан до сих пор не позаботился о погрузке на корабль запасов воды и продуктов и не заплатил портовую пошлину.

Это было совсем не похоже на старину Блинка, человека серьезного и предусмотрительного, хотя и корыстолюбивого.

– Странная история, – заметил Шарлемань. – Хотелось бы мне знать, не связана ли она каким-то образом с попыткой неизвестных грабителей проникнуть в мой дом и со слежкой за мной в последние дни…

В комнату вбежала Пенелопа.

– Доброе утро, папочка! Доброе утро, дядя Шей! – звонко воскликнула она. – О чем вы тут без меня секретничали?

Шарлемань чмокнул племянницу в щечку.

– О том, как я промок позавчера вечером на прогулке до нитки под проливным дождем. Меня до сих пор еще знобит.

Девочка скорчила смешную рожицу.

– Надеюсь, что сегодня дождя не будет.

– По-моему, нет. А почему это тебя волнует? Пенелопа положила себе на тарелку гроздь винограда и уселась рядом с отцом.

– Потому что сегодня я собираюсь дать вам еще одну возможность сводить меня в музей. Амелия Харпер утверждает, что одна из мумий ей подмигнула. Мне в это, конечно, не верится, но я хочу лично убедиться, что она все это выдумала.

Шарлеманю тоже нужно было кое в чем удостовериться, а именно: что с Саралой ничего подозрительного не произошло. При всей сомнительности гипотезы о скрытой связи между исчезновением капитана судна и нападением на Гастон-Хаус, он испытывал настоятельную потребность разобраться в этой темной истории до конца, поскольку был заинтересован в приобретении партии шелка, которую увела у него из-под носа Сарала.

– Ты не против того, чтобы в музей мы отправились после полудня, Пенелопа? – спросил он у племянницы.

– Нет, разумеется! – ответила она.

Шарлемань откусил еще кусочек гренка и встал из-за стола.

– Прошу меня извинить, но у меня есть кое-какие дела. Себастьян тоже поднялся и сказал:

– Минуточку, Шей! Пройдем в утреннюю гостиную! Мне надо поговорить с тобой. Пенелопа, проследи, чтобы лакей не забрал мою тарелку!

– Хорошо, папочка, я постерегу ее.

Братья прошли в гостиную, где Шарлемань спросил:

– В чем дело?

– Ты предполагаешь, что исчезновение капитана Блинка связано с партией китайского шелка?

– Да, у меня возникло такое ощущение. Нужно в этом разобраться.

Перед его мысленным взором возникла черноволосая принцесса на фоне экзотического индийского ландшафта, одетая в сари. Ее изумрудные глаза излучали таинственный свет.

– Советую тебе поскорее избавиться от этого товара! Совет был хорош, но неосуществим: прежде ему нужно было приобрести шелк.

– Я не привык опасаться чьих-то махинаций за моей спиной, – ответил Шарлемань. – Я хочу сам добраться до сути.

– Эта история скверно пахнет, Шей!

– Мне она тоже не нравится, Себастьян. Обещаю держать тебя в курсе дела.

– Советую поторопиться! Медлить нельзя!

– Не беспокойся, брат! Возможно, это всего лишь мои досужие домыслы. Никакой определенной угрозы для себя и нашей семьи я пока не вижу.

– Именно это меня больше всего и беспокоит, – сказал герцог. – Во всяком деле должна быть полная ясность.

Приказав оседлать коня, Шей верхом отправился в дом Карлайлов, чтобы лично поговорить с Саралой, а не ограничиваться предупредительной запиской. К его огорчению, дворецкий сказал, что хозяев нет дома.

– Где я могу найти леди Саралу? – спросил Шей.

– Леди Сара с большой компанией дам отправились куда-то завтракать, – последовал ответ.

Это известие чрезвычайно расстроило Шарлеманя. Ему во что бы то ни стало нужно увидеться с Саралой, хотя явных причин для этого у него не было. Он прокашлялся и сказал дворецкому:

– Позвольте мне задать вам еще один вопрос.

– Сочту за честь ответить, – сказал дворецкий.

– В вашем доме в последние дни ничего необычного не случалось?

– Необычного, милорд? В каком смысле?

– Ну, не разбивал ли кто-то окон, не наносил ли вам визита какой-нибудь подозрительный незнакомец?

– Ни о чем подобном мне лично не известно, – сухо ответил удивленный дворецкий.

– В таком случае я удаляюсь, – сказал Шей. – Это хорошо, что у вас обошлось без происшествий. По городу прокатилась волна краж со взломом, я хотел предупредить ваших хозяев о необходимости быть начеку.

– Пусть только кто-то сунется сюда, милорд! – проговорил дворецкий со скрытой угрозой. – Им не поздоровится.

– Рад это слышать! До свидания!

Немного успокоенный разговором с дворецким Карлайлов, хотя ничего толком так и не узнав, Шарлемань решил не метаться в поисках пропавшего Питера Блинка по Лондону в надежде разыскать его в стельку пьяным в трактире, а вернуться домой, где все спокойно обдумать.

Когда он прибыл в Гриффин-Хаус, Себастьян уже отправился в парламент. Зато возле лестницы его поджидала, зажав под мышкой блокнот для рисования, Пенелопа.

– Я собираюсь сделать несколько зарисовок, – заявила она. – Этот блокнот мне одолжила тетя Каролина.

– Отличная идея! – одобрил Шей, выходя с племянницей из дома, чтобы сесть вместе с ней в экипаж. – В музее много подозрительных мумий, которые ты сможешь запечатлеть.

– Да, я так и сделаю! – заявила девочка. – И докажу, что голова у Амелии Харпер набита опилками. Я уверена, что мумии не подмигивают посетителям и вообще не шевелятся.

В Британском музее она направилась прямиком в египетский зал, сопровождаемая озабоченным дядей. В новой экспозиции появилось несколько оригинальных экспонатов, чему Шарлемань очень обрадовался и стал их с интересом рассматривать.

– Дядя Шей! – дернув его за рукав, сказала Пенелопа. – Могу я одолжить у вас трость?

– А зачем она тебе? – с подозрением спросил он.

– Чтобы ткнуть ею в мумию и проверить, не закричит ли она.

С трудом подавив улыбку, Шей произнес:

– Не думаю, что это следует делать, Пенелопа! Экспонаты лучше не трогать, чтобы не подхватить от них какую-нибудь экзотическую заразу.

– Но как же тогда я узнаю, что у этого человека в саркофаге не открываются глаза? – шепотом спросила девочка.

В этот момент в зал вошел смотритель музея.

– Давай спросим у него об этом, – предложил племяннице Шарлемань. – Он все знает об этих египетских мумиях.

– Хорошо, дядя Шей! – воскликнула Пенелопа. – Только я сама с ним поговорю! А вы подождите меня возле этого древнего гроба.

– Как вам будет угодно, миледи!

34
{"b":"105","o":1}