ЛитМир - Электронная Библиотека

Сарала оцепенела, почувствовав устремленные на нее со всех сторон любопытные взгляды. Шарлемань шумно задышал и нетерпеливо переступил с ноги на ногу. Сарала пролепетала:

– Прямо здесь и сейчас? Но на нас обращают внимание.

– Ерунда! Я объехал почти весь город, чтобы встретиться и поговорить с вами, – возразил Шей. – В Карлайл-Хаусе вас не оказалось. Слава Богу, что дворецкий подсказал мне, где вас можно найти.

– Почему вы меня преследуете? – Сарала надула губки.

– Умоляю, Сарала, только не задавайте лишних вопросов! Лучше пройдем в одну из пустых комнат и поговорим там обо всем без свидетелей.

Поняв, что он действительно чем-то серьезно обеспокоен, Сарала согласилась:

– Хорошо, ведите же туда меня, милорд!

Без лишних слов он взял ее под руку и увлек в кабинет, очутившись в котором, первым делом затворил за собой дверь. Это не понравилось Сарале, и она воскликнула:

– Откройте дверь немедленно! Иначе я закричу! Вы слишком многое себе позволяете!

Шарлеманю не оставалось ничего другого, кроме как закрыть ей рот поцелуем, и тотчас же все ее страхи и сомнения рассеялись, она ответила ему с неописуемым восторгом, забыв о правилах приличия и возможных пересудах светских сплетниц. Обвив руками его плечи, Сарала упивалась чудесным мгновением, готовая расстаться с китайскими шелками даром, если он и впредь станет целовать ее так же сладко.

Но Шарлемань вдруг отстранился и глухо произнес, глядя ей в глаза:

– Отдайте мне ткань, Сарала!

Ошеломленная таким неслыханным коварством, она вскинула брови и спросила:

– Так вот, значит, почему вы меня поцеловали? Шарлемань насупился и с негодованием вскричал:

– Нет, разумеется! Я поцеловал вас, потому что не в силах устоять. Продайте же мне скорее китайский шелк, Сарала! Промедление подобно смерти!

Она приказала себе сосредоточиться на смысле его просьбы и, помолчав, спросила:

– Но к чему такая спешка? Целую неделю вы разводили канитель, а сегодня вдруг оторвали меня от собеседницы и предъявили мне какие-то нелепые требования. Чем вызвана происшедшая с вами метаморфоза?

– Плачу вам за всю партию четыре тысячи фунтов! – рявкнул он, вытаращив глаза. – Подпишите купчую и скажите, где хранится товар! – Он извлек из кармана лист бумаги и, развернув его, ткнул в него пальцем: – Поставьте вот здесь свою подпись, и я мгновенно испарюсь.

Всего-то четыре тысячи? Это Саралу не устраивало.

– Я ничего не стану подписывать! – взвизгнула она. – Очевидно, вы нашли покупателя, готового заплатить вам большую сумму. Нет, я не позволю вам одурачить меня!

– Вы неверно поняли меня, Сарала! – разъярился Шей, запустив пятерню в свою шевелюру. – Никакого покупателя я не нашел, а просто устал от этого дурацкого торга и хочу с ним покончить. Вас устраивает моя цена?

– Дурацкого торга? – прищурившись, переспросила Сарала. – Если вы подразумеваете под этим собственную неспособность умело торговаться, тогда я с этим согласна. Только не считайте меня дурочкой, милорд!

Подперев бока кулаками, Шарлемань обошел ее вокруг и заявил:

– Я нахожу объявленную мной цену честной и обоснованной.

– Цена подскочила до восьми тысяч, милорд! – заявила Сарала.

– Что? – переменившись в лице, спросил он. – Но еще позавчера вас устраивали три с половиной тысячи фунтов!

– Вы сами подали мне повод поднять цену, предложив на пятьсот фунтов больше, – пожав плечами, пояснила Сарала. Взгляд ее застыл на его чувственных губах, полных, влажных и красных. С трудом совладав с собой, она добавила: – И вы заплатите-таки мне восемь тысяч, если вам действительно приспичило купить этот товар.

– Ах вот вы какая! – Шей вновь обошел вокруг Саралы, разглядывая ее с головы до ног так, будто видел впервые.

Неожиданно его рука протянулась к ее вздернутому подбородку, он подался вперед и вновь поцеловал ее в полураскрытый рот.

– Впрочем, как вам угодно, я согласен, – заявил он, прокашлявшись. – Расписка вас устроит? У меня нет при себе такой огромной суммы. – Он достал из кармана еще один лист бумаги.

– Может быть, вы, наконец, объясните, что происходит? – звонко спросила Сарала, дрожа от возбуждения. – Я требую правдивого ответа!

– Ничего особенного! Я готов заплатить восемь тысяч фунтов за все ваши рулоны шелка. На чье имя писать расписку? На ваше или на вашего отца? – Шарлемань склонился над письменным столом и взял в руку перо.

– Нет! – заявила Сарала. – Цена повысилась до двенадцати тысяч фунтов!

В подтверждение своих слов она притопнула ножкой. Шарлемань отшвырнул перо и бумагу и резко обернулся. Испуганная его гневным обликом, Сарала попятилась к двери.

– Я не шучу! – рявкнул Шей, наступая на нее.

– А, по-моему, вы первый превратили наш торг в забаву, – парировала Сарала, задрав носик. Всем своим дерзким видом она демонстрировала Шарлеманю, что ни капельки не испугалась его натиска.

– Вам это только так показалось, миледи! – воскликнул он, подойдя к ней вплотную. – Этот груз предназначался мне, и вам это известно. Я делаю вам любезность, соглашаясь на восемь тысяч. Подписывайте купчую!

– Не подпишу, пока не скажете, сколько надеетесь получить с вашего покупателя! – возразила Сарала.

Шарлемань шумно вздохнул и потер ладонями лицо.

– Вы не поверите, но этот шелк принадлежит китайскому императору, который требует вернуть ему его! – выпалил он.

Сарала расхохоталась:

– Так вы хотите отправить шелк в Китай? Удивительная изобретательность! Я преклоняюсь перед вашей способностью любому заморочить голову!

Шарлемань схватил ее за плечи и встряхнул.

– Повторяю, миледи, я не шучу! Дорога каждая минута! Подпишите купчую, если не хотите…

– Вы меня запугиваете? – возмутилась Сарала.

Ему не оставалось ничего другого, как привлечь ее к себе и пылко поцеловать. Сладкая истома мгновенно вытеснила из ее сердца гнев и отчаяние. Сарала прильнула к Шею и затрепетала от вожделения. Он скомкал лист бумаги и, разжав пальцы, впился ими в ее волнующие ягодицы. Сарала застонала и задвигала бедрами. При этом она случайно задела столик, на котором стояла китайская фарфоровая ваза, хрупкий сосуд упал на пол и разбился вдребезги. Но влюбленные не обратили на это внимания.

Сарала подумала, что заблуждалась, полагая, что нельзя совместить удовольствие с предпринимательством. Шарлемань доказал ей обратное. Вот и теперь его язык проник ей в рот, и она стала с жадностью его сосать. Их поцелуй казался ей сладким, как мед. Шарлемань начал подталкивать Саралу к дивану. Она споткнулась о край ковра и упала на диван спиной, увлекая за собой Шарлеманя. Сарала вновь томно застонала и крепче обняла его.

В следующий миг кто-то тихо окликнул Шея по имени.

Он обернулся и, к своему ужасу, увидел в дверях кабинета старшего брата. Лицо герцога словно окаменело. Сарала похолодела. Шей чертыхнулся.

Из-за спины герцога Мельбурна в кабинет проскользнула Элеонора. За ней – еще несколько ошеломленных дам с округлившимися глазами. Всем им не терпелось увидеть редкостную сцену на диване. Лицо Элеоноры стало бледнее мела.

– Черт бы вас всех побрал! – прорычал Шей.

Сарале подумалось, что все это ей привиделось. Она расслабилась и раскинула в стороны руки. По комнате и коридору распространился ропот. В дверях кабинета началось столпотворение. Наконец Шей выпрямился и отпрянул от дивана. Сарала продолжала возлежать на нем, словно бы ее сморил сон.

Мельбурн сделал шаг вперед и насмешливо произнес:

– Вы могли бы и потерпеть до завтра, голубки, чтобы этим зрелищем смогли насладиться супруги Карлайл, которых я пригласил на завтрак. Но раз уж так вышло, то я возьму на себя смелость первым вас поздравить. – Он обернулся лицом к толпе и добавил: – Полагаю, что все присутствующие присоединятся ко мне и пожелают моему брату и его будущей супруге счастья. Надеюсь, что вы приняли его предложение, Сарала?

«Что? О нет, нет, нет! Только не это!» Не обращая внимания на радостные комментарии всех свидетелей ее грехопадения, дружно поддержавших герцога, она раскрыла было рот, чтобы возразить. Но тут Шарлемань наклонился и прошептал, стиснув стальными пальцами ее запястье:

37
{"b":"105","o":1}