ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Храброе сердце. Как сочувствие может преобразить вашу жизнь
Нёкк
Вдохновляющее исцеление разума
Мои южные ночи (сборник)
«Я всегда на стороне слабого». Дневники, беседы
Кровавые обещания
Противодраконья эскадрилья
Драконоборец. Том 2
Любимая для колдуна. Лёд

– Однако, дамы, где же герцог и лорд Шарлемань? – спросил маркиз, озираясь по сторонам. – Почему их здесь нет?

– Я настояла, чтобы они подождали, пока я не переговорю с вами, – сказала Сарала и, кашлянув, добавила: – Но да будет вам известно, что я не хочу выходить замуж.

Родители молча посмотрели друг на друга.

– Как? – разом спросили, наконец, они. – Ты не желаешь стать супругой Гриффина? Да ты с ума сошла!

– Мы с Шеем вели чисто деловые переговоры, – пояснила Сарала. – Разве это может стать поводом для женитьбы?

– А почему бы и нет, деточка? – воскликнула маркиза – Или ты предпочитаешь остаться опозоренной на весь свет?

– Но ведь он тебе нравится? – спросил у нее отец.

– Да, разумеется, – сказала Сарала. – Он очень умный человек.

О том, что он еще и симпатичный, энергичный, образованный джентльмен, не лишенный чувства юмора, она говорить не стала. Потому что к их внезапной помолвке это не имело никакого отношения.

– Если он тебе нравится, тогда я даже не знаю, что нам теперь делать, – растерянно пробормотал маркиз.

– А вот я знаю! – Маркиза топнула ножкой. – Мы примем это своеобразное предложение лорда Шарлеманя своей руки и сердца нашей единственной дочери. И точка!

– Но Шей не предлагал мне стать его женой! За него это сделал Мельбурн! – возразила Сарала.

– Какая разница? Ведь они родные братья! – резонно заметила леди Ганновер.

Однако Сарала так не считала.

– Папа! – сказала она, обращаясь к маркизу. – Я поступлю так, как скажешь ты. Но мне все-таки думается, что должен быть какой-то другой выход из этой нелепой ситуации.

Маркиз обессилено откинулся на спинку стула, страшно побледнев. Помолчав немного, он хрипло проговорил:

– Надо подождать, что скажет герцог. Он глава семьи Гриффин, ему и принимать решение.

В следующий миг раздался энергичный стук, дверь распахнулась, и в гостиную вошел герцог Мельбурн, а следом и лорд Шарлемань.

– Приношу вам свои извинения, – сказал Мельбурн, обращаясь к маркизу. – Полагаю, вам уже известно, что здесь произошло?

– Да, мы все знаем, – сказал маркиз и, встав, гневно обратился к Шарлеманю: – Как вы посмели, сэр, так поступить с моей дочерью?

– Предлагаю обсудить все спокойно, – вмешался Себастьян, заметив, что по скулам брата заходили желваки. – Уверяю вас, что при любых обстоятельствах Шарлемань поступит благородно, как джентльмен.

– Надеюсь, что так оно и будет, – вставила маркиза.

– Не находите ли вы, что это касается исключительно нас с Шарлеманем? – воскликнула Сарала, не совладав с собой. Герцог пожевал губами и произнес:

– Вам обоим будет предоставлено слово во время разбирательства.

– Какого еще разбирательства? – спросила Сарала.

– Веди себя прилично, Сара! – одернула ее мать.

– Полагаю, что нам следует встретиться завтра в десять утра в нашей семейной резиденции Гриффин-Хаус, – сказал глава семьи. – Вы вправе взять с собой туда любого защитника ваших интересов. Вас это устраивает, лорд Ганновер?

– Да, конечно, – подтвердил маркиз.

– В таком случае до завтра, господа!

– Мне надо поговорить с Саралой! – заявил Шарлемань.

– Придется подождать до завтра, – строго сказал ему брат. – До свидания, господа! – Он отвесил всем поклон, повернулся и покинул помещение. Шей растерянно посмотрел на Саралу и последовал за ним, махнув рукой.

– А ведь он прав, – задумчиво произнес маркиз. – Нельзя ничего решать сгоряча! Поехали домой, мне нужно связаться с Уорриком и Дейли.

Он имел в виду своих поверенных, разумеется.

Сарала вышла за родителями из гостиной, молча миновала вестибюль и села в карету, которая примчала их в Корбетт-Хаус. Шей явно был на ее стороне, и это не могло ее не утешать. Но что скажет завтра его брат? И как поведет себя Шарлемань во время выяснения обстоятельств случившегося сегодня?

Нет, определенно, до этого дня она не понимала, что фактически совершенно не знает Шарлеманя. А теперь, после этого ужасного происшествия, не рискнула бы предсказать, чем все закончится.

Глава 12

Как только карета леди Деверилл остановилась перед их особняком, Сарала первая выбралась из нее и побежала в дом, торопясь уединиться в своей спальне. Только оставшись одна, могла она успокоиться и все хорошенько обдумать. Общество матери, без умолка восклицающей, что наконец-то они тоже станут почти членами королевской семьи, и отца, который всем своим обликом как бы говорил, что он ужасно разочарован в дочери, не способствовало активной работе ее мозга. А поразмышлять ей было о чем.

Несомненно, решила Сарала, мамочка первым делом усядется за стол писать письма подругам, в которых станет хвастаться, что ее дочь заманила одного из Гриффинов в капкан супружества. Пусть ее мужем станет и не сам герцог, однако его брат тоже птица высокого полета, подстрелить такого гуся – большая удача для неопытной охотницы. А Сарала, то есть Сара, и в Лондоне-то всего без году неделя. Ну разве она после этого не умница?

– Вот дурища! – сказала Сарала своему отражению, глядя в зеркало на столике. Какое сумасбродство – целоваться с Шеем Гриффином! Ничего более безрассудного она себе еще не позволяла. Ну разве что один лишь раз, в Индии…

И она еще считала, что извлекла из того случая должный урок. Черта с два! Снова наступила на те же грабли. Проклятые мужчины!

В дверь постучали.

– Я занята, – ответила Сарала, уронив лицо на ладони.

– Миледи, – послышался голос Дженни, – к вам с визитом пришел какой-то джентльмен. И ваши родители настоятельно просят вас спуститься в гостиную.

– Джентльмен? – Сарала подняла голову. Нет, определенно это не Шарлемань! Его-то Дженни знает. И не Мельбурн, раз он перенес разговор на завтра. Тогда кто же?

– Похоже, что маркиз его хорошо знает, – добавила служанка. – Так вы спуститесь к ним или нет?

– Одну минуточку! – сказала Сарала и подошла к окну. На подъездной дорожке стояла коляска, лошадь ей была не знакома, герба на дверце не было. Вероятно, предположила она, это один из приятелей отца, который успел обзавестись широким кругом знакомств в парламенте. По крайней мере это не очередной кандидат в ее женихи, сосватанный ей подружками матери. Наверняка известие о ее помолвке успело облететь весь город.

Сарала встряхнула головой и покинула спальню, чтобы присоединиться к родителям и нежданному посетителю.

– Сара! – воскликнула маркиза, сидевшая в кресле возле окна. – Ты только посмотри, кто нашел нас в Лондоне!

Стоявший возле камина широкоплечий светловолосый мужчина обернулся – и она обомлела.

– Вы совершенно не изменились со времени нашей последней встречи и по-прежнему прекрасны, – пробасил он с обаятельной улыбкой.

Сарала наконец-то взяла себя в руки и, сделав реверанс, сухо произнесла:

– Виконт Делейн! Добрый день!

– Разве тебя не радует встреча со старинным другом нашей семьи, Сара? – с удивлением спросила маркиза.

– Не будьте к ней так строги, миледи, – сказал гость. – Очевидно, Сара запамятовала, что когда-то называла меня просто Джоном.

– Джон говорит, что заезжал по делам в Суссекс и там случайно узнал из газет о нашем приезде в Лондон, – вступил в разговор маркиз, угощая гостя бокалом красного вина.

– Да, – подтвердил блондин. – В газете говорилось, что вы блистаете в высшем обществе, пользуясь покровительством герцога Мельбурна и его родственников. Я не смог удержаться и примчался сюда. – Виконт улыбнулся: – Мне даже не верится, что мы с вами не виделись вот уже два года!

– Вы непременно должны поужинать с нами! – Леди Ганновер взяла со столика колокольчик и позвонила.

– Я не смею навязываться, – скромно потупившись, отвечал виконт.

– Что за вздор! Ведь мы почти родственники!

– Вызывали, миледи? – спросил дворецкий, прибежавший на звонок.

– Да, голубчик, передайте повару, что за столом сегодня будет еще одна персона.

40
{"b":"105","o":1}